Подземные жадины

Как дразнили друг друга пассажиры метро

Привет, это продолжение нашего монументального исследования про жадин — не менее монументальное. Если раньше мы проанализировали около 40 тысяч ответов, то теперь их у нас 180 тысяч. Рассказываем вам о результатах опроса, который проводился при подключении к Wi-Fi-сети метро MT_FREE, предоставленных компаниями «МаксимаТелеком» и «Квант».


В предыдущих сериях

В прошлом феврале мы решили сыграть в игру: спросить наших читателей, как они заканчивают дразнилку «жадина-говядина», чтобы проверить распространенное в соцсетях убеждение, что жители столицы продолжают дразнилку словами «турецкий барабан», а провинциала легко определить по словам «соленый огурец». Мы сделали простую анкету, опубликовали ее на сайте, расшарили ее в соцетях и в паблике «Лентач», и к своему удивлению получили огромное количество ответов: больше 40 тысяч.

Справиться с этим валом информации было непросто, но в конце концов мы его обработали и нашли массу интересных вещей. Например, мы подтвердили, что «турецкий барабан» может служить маркером москвича, но не только — оказалось, что этот вариант распространен еще в Пензенской области. Мы нашли уникальный вариант «кошка-поросятина», который не встречается больше нигде, нащупали линию «Псков-Курган», которая отделяют зону «шоколадины» на севере от области «огурца» на юге. Теперь, благодаря ответам на опрос, проведенный «МаксимаТелеком» и «Квант», мы можем посмотреть детально, что известно про жадин пассажирам метро Москвы и Петербурга.

Ожидания и реальность

Когда мы получили весь этот гигантский объем данных, мы во-первых, очень обрадовались (это в три раза больше, чем в нашем прежнем массиве). Во-вторых , мы начали строить гипотезы. Поскольку весь объем данных относился к двум столичным городам, мы рассчитывали увидеть в нем решительное преимущество исконных вариантов — «барабана» и «шоколадины» — перед общероссийским «огурцом», причем мы ожидали, что в старших возрастных группах исконные варианты будут приближаться к 100 процентам. Мы надеялись составить карту Москвы по проценту «барабана» и, может быть, увидеть на ней контуры старой довоенной Москвы.

Забегая вперед, скажем, что ни одно из этих ожиданий не оправдалось. К нашему удивлению, пассажиры метро практически никак не отличались от среднероссийского респондента, который отвечал на наши вопросы в соцсетях. Причем в старших возрастах картина отличалась далеко не так сильно, как мы рассчитывали: некоторый прирост наблюдался, но даже в группе старше 45 лет исконные варианты не дотягивали до трети. Наконец, никаких исторических очертаний на карте Москвы мы увидеть не смогли: точки с большей и меньшей долей «барабана» выглядели хаотически разбросанными, никакой ожидаемой концентрации в центре не оказалось.

Что же мы обнаружили? Читайте дальше.


Жадины на работе и дома, в молодости и в старости

Респонденты — пассажиры метро, которые подключались к бесплатной сети Wi-Fi MT_FREE в вагонах подземки. Каждый раз при подключении пользователю демонстрируется реклама, а в этом случае им предлагалось еще и ответить на вопрос: как вы продолжите дразнилку «жадина-говядина». Выбрать предлагалось из трех вариантов ответов: «соленый огурец», «большая шоколадина» и «турецкий барабан», то есть никаких новых вариантов продолжения мы узнать не могли.

Опрос был необязательным, пользователи могли пропустить его, это не мешало им подключаться к сети. Вопросы пассажирам задавали в период с 10 января по 10 февраля 2020 года. Всего этот опрос увидели 702442 пассажира московского метро и 227732 — петербургского, из них в Москве на вопросы ответили 138164 пассажира, а в Петербурге — 43650.

Для значительной части ответивших на опрос пассажиров мы знаем станции, где они подключаются к сети утром и отключаются вечером (там, как можно предположить, они выходят и идут домой) и станции, где они выходят из сети утром и наоборот, подключаются вечером (там, видимо, находится их работа). Конечно, это предположение не работает для тех, кто работает в ночную смену, но таких людей относительно немного.

Станции удалось определить не у всех. «Домашние» станции не получилось точно определить для 57,6 процента опрошенных, а «рабочие» — для 44 процентов. Однако собранных данных было достаточно, например, для того, чтобы увидеть маятниковые миграции. Мы не удержались и сделали гифку, на которой видно, как москвичи каждое утро путешествуют из спальных районов в центр и обратно:

Если вас раздражает моргание гифок, можете посмотреть на суточное распределение «жадин» на одной из самых загруженных линий московского метро: Таганско-Краснопресненской, она же «фиолетовая ветка».

Помимо распределения респондентов по домашним и рабочим станциям в данных есть распределение по возрасту. В наших данных респонденты распределены по пяти возрастным диапазонам. Однако доля отвечавших, для которых данных о возрасте нет, больше любой из них, в случае Петербурга это почти половина данных.

Чтобы было проще сравнить с данными, которые мы получили прежде путем опроса в соцсетях, уберем строчку «no data» и посмотрим, как устроено возрастное распределение без нее:

Видно, что наша выборка несколько сдвинута во «взрослую» сторону по сравнению с нашими респондентами из прошлого исследования, где медианный возраст респондентов составлял 22 года, то есть основная часть опрошенных попадала в диапазон от 18 до 24 лет. Обитатели метро в основном принадлежат к следующему возрастному интервалу. Главным недостатком прошлой выборки была как раз «недопредставленность» старшего поколения, 20-летних в ней было почти в семь раз больше, чем 40-летних.


Подземные гости

Разумеется, в метро путешествуют не только москвичи, но и многочисленные приезжие. В московском метро, судя по данным сотовых операторов, среди опрошенных оказалось 15637 приехавших из-за пределов Москвы и Московской области, то есть 11,6 процента от общего числа ответивших на вопросы анкеты в столице. В петербургском метро приехавших из-за пределов Ленинградской области было 6649 — 15,6 процента от общего числа «питерских».

Вот так, например, выглядит распределение приехавших из российских регионов в московском метро. В лидерах, как можно было ожидать, гости из Петербурга (912 человек), а вот на втором месте — Приморский край (658), на третьем — Тюменская область (585) и только на четвертом — соседняя Ивановская область (567)

А так выглядит карта регионов, представленных в метро Петербурга.

Посмотрим глобально

Теперь перейдем к цели исследования, посмотрим, как распределяются варианты дразнилки. Для начала, как подобает настоящим исследователям, сформулируем гипотезу: исходя из имеющихся данных можно предположить, что вариант «турецкий барабан» будет лидировать в Москве, а «большая шоколадина» — в Петербурге, причем, чем старше респонденты, тем больше будет выражено лидерство. Кроме того, можно ожидать, что данные будут коррелировать с топографией: чем ближе к центру, тем выраженнее будет господство «старых» вариантов.

Итак, как выглядят данные оптом, если посмотреть на все имеющиеся данные, и для московского, и для питерского метро. Всего и в Питере, и в Москве на вопрос ответили 181866 человек. Из них выбрали вариант «соленый огурец» 133840 человек (73,2 процента), «большая шоколадина» — 21422 (11,7 процента), за «турецкий барабан» было отдано 27648 голосов (15,1 процента).

Как видно, почти три четверти опрошенных в московском и питерском метро предпочли вариант с огурцом. Наблюдаемая картина практически в точности совпадает с той, что мы получили, анализируя в 2019 году около 40 тысяч ответов, собранных в соцсетях — те же почти три четверти за огурец, хотя тогда второе и третье место распределялось в обратном порядке — лидировала «шоколадина».

И это картина сильнейшим образом противоречит нашим ожиданиям. Ведь наша выборка, как мы надеемся, почти целиком состоит из жителей столиц, где предыдущие наши результаты давали 53 процента для «барабана» в Москве и 64 процента для «шоколадины» в Петербурге. Однако теперь, то, что мы видим почти не отличается от «среднестрановой» картины, полученной нами по итогам опроса в соцсетях, более того, доля «огурца» в ней даже выше.

Посмотрим теперь данные по Москве и Петербургу отдельно.

В Москве на вопросы ответили 138264 человека, за «соленый огурец» было подавляющее большинство — 102878 респондентов (74,4 процента), за «турецкий барабан» — менее пятой части — 25207 человек (18,2 процента), и за «шоколадину» — 10179 человек (7,4 процента).

В Петербурге старый вариант чуть более заметен: у «соленого огурца» 30918 голосов (69,3 процента), у «турецкого барабана» — 2436 (5,5 процента), у «исконной» шоколадины — 11233 голоса (25,2 процента).

Напомним, что в нашем прошлом исследовании в Москве и Петербурге доля «исконных» вариантов была 53 и 64 процента соответственно. Каким образом пассажиры метро оказались ближе к будущему (которое, по всем признакам, принадлежит «огурцу») — неясно.


Хранители традиций

Проверим нашу вторую гипотезу — что исконные варианты больше распространены среди людей старшего возраста. Например, в прошлом исследовании мы обнаружили, что среди москвичей старше 40 лет доля «барабана» превышает 80 процентов. Можно предположить, что среди старшего поколения исконные варианты — «барабан» и «шоколадина» одержат верх над пришлым «огурцом». Отчасти эти ожидания оправдались.

Посмотрим на Москву:

Вопреки ожиданиям, даже в группе 45+ «барабан» не дотягивает до половины и даже до трети. С другой стороны, тенденция роста его доли с возрастом заметна, и если бы у нас была возможность вычленить более узкую возрастную группу, скажем, выбрать тех, кто старше 60, мы, возможно, увидели бы и 50 процентов в пользу барабана.

В Петербурге эта тенденция тоже заметна, хотя выражена не так ярко.

Здесь загадочным выглядит заметное превышение доли «исконного» варианта в самой младшей группе — от 10 до 17 лет, которая оказывается выше, чем в соседней.


Пришельцы

В полученных нами данных есть распределение данных по регионам. По ним можно составить общероссийскую карту «подземных жадин», а потом сравнить ее с той, что мы получили раньше, из соцсетей. В прошлый раз, когда мы распределили регионы по лидерам, то есть присвоили региону цвет в зависимости от того, кто там на первом месте, мы получили отчетливый «пояс» регионов, где на первом месте была «шоколадина». Вот так это выглядело:

Региональные данные, собранные в метро, показывают, что гости из регионов не сохранили этой традиции: только в трех регионах по московским данным лидерство оказалось за «шоколадиной»: это Удмуртия (35 против 44 в пользу «шоколадины»), Хабаровский край (60 против 80) и Республика Алтай (28 против 31).

«Турецкий барабан» не стал лидером ни в одном регионе, но кое-где выходит на второе место. В питерском метро нашелся лишь один случай, когда среди гостей из какого-то региона на первом месте был бы не огурец — это Тюменская область, 44 против 25 в пользу «шоколадины».


Старомосковское произношение

Наконец у нас есть еще одна возможность отыскать ареал исконных вариантов: в данных есть распределение вариантов по станциям метро — «домашних» и «рабочих». Можно предположить, что жители центра Москвы, территории довоенной Москвы, которая находится примерно в пределах современного Третьего кольца, лучше сохранили традиционные варианты дразнилок. Мы проверили распределение для каждой «домашней» станции и обнаружили, что только на одной из них доля «барабана» превышает 50 процентов: это станция Каховская, 57,1 процента за «барабан». Но это «вырожденный» случай: к этой станции относится всего семь респондентов.

На всех остальных станциях проценты «барабана» не превышает 30 процентов. Мы распределили их по цветам: выше 25 процентов — красный цвет, от 25 до 20 — желтый, от 20 до 10 — фиолетовый и менее 10 — зеленый. Посмотрим, какие закономерности видны в их распределении на нашей интерактивной карте.

И никаких явных закономерностей не прослеживается: ожидаемой концентрации приверженцев «барабана» в центре нет, как нет сторонников «огурца» на окраинах. Отсутствие закономерностей можно объяснить интенсивным перемешиванием населения. В Москве, по сути, нет гетто, нет районов отчетливо выделенных по социальным и этническим характеристикам жителей. В большой степени наивно было ждать, что на этой карте будет выделена старая Москва — послевоенные переселения из коммуналок в новые пятиэтажки, «черемушки» на окраинах, захват центра офисами уже в последние десятилетия интенсивно перемешали население, и не оставили нам никаких выделенных ареалов, где могла остаться традиция.


Что это означает?

Сформулированные нами гипотезы не подтвердились, московское метро оказалось очень похожей на Россию целиком, а не на ту Москвы, которую мы увидели по результатам опроса в соцсетях. Означает ли это, что первое наше исследование было неверным? Вряд ли. Мы ощупали этого слона два раза, разными методами и в разных зонах. Сама процедура проведения опроса, вопросы, которые предъявлялись респондентам, ситуация, в которой они отвечали, слишком сильно отличаются. Чтобы выяснить, какая картина ближе к реальности, нужно получить сопоставимый объем данных с помощью других методов — более строгих с социологической точки зрения, на специально организованной репрезентативной выборке. А пока это все-таки в большей степени игра, но, согласитесь, увлекательная.

Сергей Кузнецов



Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.