В феврале мы попросили наших читателей продолжить фразу «Жадина-говядина», чтобы узнать, какие существуют региональные варианты этой дразнилки и как они меняются со временем. Выяснились неожиданные вещи: «турецкий барабан» — вовсе необязательно признак москвича (и чем дальше, тем меньше), в Дагестане существует абсолютно уникальный вариант этой дразнилки, «зеленый огурец» родом с Украины (а возможно, и весь «огурец» вообще), Екатеринбург почему-то похож на Питер. А еще мы нашли уникальный способ опознать жителя Иркутска и Тюмени.

Коротко для нетерпеливых

«Огурец» победил, даже, скорее, «соленый огурец» победил, причем с подавляющим перевесом, и не только в России, но в основном и за границей. Впрочем, в процессе анализа данных мы обнаружили массу других интересных вещей. Если вы хотите узнать подробности — про пензенскую, дагестанскую и тюменскую аномалии, «шоколадный мост», падение барабана, о том, как опознать жителя Омска или Тюмени, и другие интересные вещи, которые мы обнаружили, — читайте ниже.

Мы должны извиниться: мы обещали участникам опроса, что результаты обработки данных будут готовы через две недели, но справились с этим только через четыре месяца. Это отчасти потому, что мы сами не ожидали получить столько ответов — 40 506, отчасти потому, что у нас не было навыков работы с большими данными (это первый наш опыт в этой сфере).

Не совсем удачно был составлен и опросник: он оставлял слишком большую свободу респондентам. Кто-то писал в графе «год рождения» возраст, кто-то ставил обязательные 1488, один из участников опроса написал год рождения в двоичном коде (привет, zborovsky, мы оценили шутку).

Но сложнее всего пришлось собственно с данными, поскольку у нас не было другого выхода, кроме как вручную исправлять десятки однотипных опечаток. Например, оказалось, что автокорректор не знает слова «шоколадина» и во всех случаях заменяет ее на «шоколад на». Но мы все-таки справились и смогли обнаружить кое-что интересное.

Чуть-чуть теории, или Почему это вообще интересно

Если вы когда-нибудь видели диалектологический атлас, то вряд ли его забудете: это толстенная папка, набитая картами размером метр на метр. Не каждый студент в силах его поднять, поэтому в нашем случае атлас лежал на кафедре. Каждая из сотни карт этого атласа показывала распространение какого-то одного языкового явления по территории России (и это при том, что составители атласа не картировали «территории позднего заселения», то есть речь идет о Руси времен Ивана Грозного, не более того).

Здесь можно было найти карту, где показаны границы между аканьем и оканьем, между меной [ц] на [ч] и наоборот, границы распространения постпозитивных частиц-артиклей и многое другое. Конкретные диалектологические признаки собираются в комплексы признаков, и когда мы видим, что чаще всего на каких-то территориях встречаются определенные наборы таких признаков (например, оканье и взрывное [г] или аканье и [г] фрикативное), мы можем кое-что узнать об истории этого места и людей, которые живут здесь. Ученые не раз замечали, что границы между диалектами до сих пор соответствуют границам между давно уже не существующими русскими княжествами.

Диалектологам в каком-то смысле легче, чем фольклористам, — диалектные черты чаще всего слышны сразу, как только носитель диалекта откроет рот. Конечно, нужно задать носителю пару десятков вопросов, попросить сказать несколько фраз (как он скажет, «в л[я]су» или «в л[и]су»?). Фольклористам значительно труднее: фольклорные тексты довольно быстро забываются со сменой образа жизни и уходом из жизни старшего поколения, их сложнее воспроизводить и запоминать, наконец, сами тексты могут быть очень вариативны, на одном конце деревни вы можете записать один вариант былички, а на другом конце — абсолютно другой. Поэтому картографирование фольклорной традиции до сих пор находится в зачаточном состоянии.

Детский фольклор (а дразнилка «жадина-говядина» — часть детского фольклора) находится в несколько более выгодном положении, во многих случаях его легче собирать и обрабатывать. Дети более восприимчивы к традиции, отчасти потому, что их культурный багаж еще относительно невелик, отчасти потому, что они (особенно школьники) проводят большую часть времени со своими сверстниками, внутри группы, где и происходит взаимный обмен фольклорными текстами.

Главное же отличие состоит в том, что тексты детского фольклора, как правило, сугубо функциональны. Как для средневекового исландца умение сказать вису было залогом его социального статуса, так и для школьника умение словесно обороняться, ответить на оскорбление, рассказать смешной анекдот, знание считалок и песен-переделок, умение оформить и вести альбом-песенник — без преувеличения жизненно важны. Именно поэтому определенным набором дразнилок и остроумных ответов на них владеет практически каждый ребенок (и помнит их почти каждый взрослый) — это в определенном смысле оружие, необходимое для выживания во дворе и в школе, не менее важное, чем умение «ответить за базар» среди подростков. И поэтому же детские фольклорные тексты, с одной стороны, достаточно легкий для сбора материал, а с другой стороны — за счет «плотности» его распространения — столь показательный.


Краткая предыстория

Не будет большим преувеличением сказать, что с появлением интернета, а затем форумов, чатов и социальных сетей жители России заново открыли для себя свою страну. Раньше о существовании петербургской произносительной нормы или старшей и младшей московской нормы из молодежи знали в лучшем случае первокурсники-филологи (и сразу забывали, как только был сдан экзамен по фонетике). Теперь же слово «поребрик» и связанные с ним коннотации известны практически всем. В соцсетях появилось множество словарей региональных слов, люди, общаясь друг с другом, фактически впервые узнают, что русский язык вовсе не так монолитно един, как можно было бы подумать, глядя в телевизор, что в нем есть местные региональные слова, местные разговорные топонимы, различные произносительные нормы и акценты.

Именно обитатели соцсетей обнаружили, что известные каждому тексты детского фольклора могут быть разными в разных регионах. И если «повторюшу» в одном регионе дразнят одним образом, то в другом ему достается совершенно иначе.

Пользователи «Живого журнала», судя по всему, впервые обнаружили всем известный сегодня факт, что следом за словами «жадина-говядина» может следовать разное продолжение, и каким оно будет — зависит от места жительства человека в детстве. Возможно, первое такое открытие было сделано почти 15 лет назад, в сентябре 2005 года, когда этим вопросом задалась пользователь ЖЖ dashi_ell (лингвист Дарья Кавицкая). Через пару месяцев похожий опрос в своем ЖЖ провел лингвист и научный журналист Максим Руссо — он получил 102 ответа и собрал все основные варианты, а в 2008 году о региональных вариантах вскользь упомянула лингвист Ирина Левонтина.

Наконец, в 2011 году вышла первая научная статья, в которой была сделана попытка действительно широкомасштабного обзора имеющихся региональных вариантов дразнилки. Ее автор, филолог Мария Ахметова, не стала проводить опрос в соцсетях, а воспользовалась существовавшим тогда поиском Яндекса по блогам, выбирая из результатов те, где видна региональная принадлежность человека.

Всего Марии Ахметовой удалось обнаружить и обработать более 1200 упоминаний дразнилки про жадину с определяемым регионом. Выяснилось, что основных вариантов три, с продолжениями «...барабан», «...огурец» и «...шоколадина», что «барабан», действительно, встречается в основном в Москве и Московской области, «огурец» распространен по всей территории России, а «шоколадина» чаще встречается в Петербурге, Карелии и Эстонии.

Эти данные отчасти подтверждаются и уточняются в наших материалах.


Кто ответил на нашу анкету?

Напомним, что каждому участнику мы задали три вопроса: попросили его продолжить дразнилку «жадина-говядина...» (и в случае, если он знает больше одного варианта, заполнить анкету повторно), назвать своей год рождения и местность, где он провел детство, а также оставить свой электронный адрес, если он захочет получить результаты (мы, честно, не предполагали, что это займет столько времени).

Всего с 20 февраля по 9 марта, когда мы перестали принимать данные, было получено 40506 ответов. Из этого числа 40207 респондентов корректно указали год рождения, а 40087 — место, где они жили в детстве. В некоторые моменты (спасибо «Лентачу») мы получали по десятку ответов в секунду. Так выглядит график пополнения нашей базы с ответами на анкету (обратите внимание, что вертикальная шкала — логарифмическая).


География

Из числа корректно указавших регион около 36 тысяч человек были из России, примерно 1,6 тысячи — из Украины, около 1 тысячи — из Белоруссии, около 700 — из Казахстана, по нескольку десятков человек из стран Прибалтики и Средней Азии, по нескольку человек — из стран, не входивших в состав СССР. Если говорить о регионах России, то ответы мы получили из всех областей, республик и краев. Больше всего ответов, как и ожидалось, пришло из Москвы (5314), на втором месте Петербург (2852), на третьем месте Московская область (2308), за ними следуют Свердловская (1210) и Челябинская (1021) области. Относительно мало ответов — меньше 100 — пришло с Чукотки (19), из Еврейской автономной области (9) и Ненецкого (18) автономного округа, а также республик Кавказа. Абсолютный минимум — 1 ответ — был достигнут в случае Ингушетии.

На карте России распределение выглядит так:

(Эта и следующие карты отражают состояние границ на период до 2013 года)

Естественный вопрос, который возникает в такой ситуации: в какой степени опрос фиксирует реально существующую традицию и нет ли в этом случае перекоса в сторону Москвы просто в силу большего распространения интернета в столичном регионе. Может быть, если бы количество опрошенных в процентном отношении соответствовало бы численности населения регионов, мы бы получили другие цифры. Чтобы проверить географическую «смещенность» данных, мы сравнили процентное отношение числа опрошенных к численности населения в каждом из федеральных округов.

Понятно, что это сравнение не совсем точно, поскольку мы используем современные данные о численности населения. Изменения в численности населения, разумеется, произошли, но не в разы, и с определенной осторожностью такое сравнение провести можно.

Как видно из гистограммы, лучше всего в опросе представлен Северо-Западный, а не Центральный федеральный округ, как можно было бы ожидать. Хорошо выглядит и Дальневосточный округ, то есть в любом случае о глобальном перекосе в сторону столицы говорить не приходится.

Возраст

Действительно, серьезное отклонение от идеальной выборки демонстрируют возрастные характеристики опрошенных: медианный возраст ответивших на анкету — 22 года, то есть большинство опрошенных — 1997 года рождения, их 7,04 процента, или 2835 человек. Вправо кривая резко падает, опрошенных в возрасте 13 лет всего 22 человека. Влево она падает медленнее, однако людей старше 50 лет уже меньше сотни для каждого года рождения.

Если мы сопоставим наши данные с возрастной пирамидой по данным Росстата, мы увидим, что наши опрошенные — по преимуществу люди 20-30 лет и наша выборка страдает очевидной непредставленностью старшего поколения.

Таким образом, проводя этот опрос, мы узнали о том состоянии детской фольклорной традиции, которая существовала приблизительно в середине-конце 1990-х годов, на которые пришлось детство нынешних 20-30-летних. Однако большое количество опрошенных позволяет нам делать некоторые выводы и о более ранних периодах. В частности, мы получили достаточно показательную картину для Москвы. Но не будем забегать вперед.


Инвентаризация вариантов

Первый шаг, который нужно сделать при анализе собранных текстов, — проанализировать варианты. Всего мы получили 2180 вариантов — в этом случае одним вариантом считались все полностью совпавшие тексты (за вычетом очевидных опечаток). При этом единичных вариантов — встретившихся только один раз — оказалось 450, дважды встретились 280 вариантов, трижды — 78 вариантов. В 370 случаях ответы оказались неподходящими для обработки — то есть тексты не имели прямого отношения к нашему вопросу.

Самым частотным, как можно было предвидеть, оказался вариант «соленый огурец», его привели 11122 человека, на втором оказался более развернутый «соленый огурец, на полу валяется никто его не ест» (8185 раз), на третьем — «пустая шоколадина» (3457), на четвертом вновь появляется слегка видоизмененный «огурец»: «соленый огурец по полу валяется никто его не ест» — 3244 раза. И только на пятом месте возникает «турецкий барабан» — 1812 раз.

Мы попытались собрать полное дерево, состоящее из всех вариантов, но нам пришлось исключить из него варианты, которые встречались менее 10 раз, поскольку дерево получалось чересчур сложным. Однако даже в упрощенном виде это дерево выглядит так:

На специальной странице вы можете посмотреть на это дерево же в интерактивном формате.

Из этой картины хорошо видно, что господствует с большим перевесом следующий вариант:

Жадина-говядина
Соленый огурец
По полу валяется
Никто его не ест.

К этой же ветви относится самый длинный зафиксированный вариант:

Жадина-говядина
Соленый огурец
По полу валяется
Никто его не ест.
Муха прилетела
Понюхала и съела

Самый «мощный» из его конкурентов — вариант

Жадина-говядина
Турецкий барабан
Кто на нем играет
(Имя) — таракан

сильно уступает «огурцу». Если у «огурца» даже на уровне четвертой строки толщина ветви составляет более 14 тысяч, то «барабан» на четвертой строке «усаживается» до 850.


Общее распределение вариантов и их эволюция во времени

Еще одна деталь, которую важно отметить для дальнейшего анализа: очевидно, что второе слово во второй строке дразнилки более устойчиво, чем первое, оно значительно меньше варьируется, что можно связать с его положением в конце стихотворной строки и тем, что предшествующее слово — прилагательное, заменить которое на любое другое, подходящее по числу слогов, значительно проще, чем слово в конце строки.

Опираясь на это наблюдение, мы можем грубо разделить все имеющиеся варианты на четыре группы: «огурец», «барабан», «шоколадина» и «остальные».

В этом случае общая картина будет выглядеть так:

И уже здесь мы можем обнаружить признаки эволюции традиции, если попробуем составить ту же диаграмму для опрошенных, которым уже исполнилось 40 лет и больше.

Видно, что доля «огурца» в недавнем прошлом — примерно 30 лет назад, когда сегодняшним 40-летним было около 10-11 лет, то есть в конце 1980-х, — лишь немного превышала половину, а «барабан» существенно опережал «шоколадину». Вот так эта динамика выглядит в более наглядной форме:

Ниже мы попробуем отследить эти изменения на уровне региона.


География

Пензенская аномалия

Анализировать географию вариантов «жадины» мы начнем с построения карты относительной распространенности «барабана». Собственно, всеобщее убеждение в том, что «барабан» — маркер москвича, а «огурец» — жителя регионов, отчасти стало отправной точкой и толчком к этому исследованию, поэтому проверить его в первую очередь было бы логично.

Для этого мы подсчитали, сколько раз варианты с «барабаном» встречаются в каждом из регионов России, а затем посмотрели, какой процент от общего числа ответов приходится на «барабан».

Всеобщее убеждение подтвердилось: практически во всех регионах страны на «барабан» приходилось не более 1,5–3 процентов. За одним исключением. Посмотрите на карту:

Хорошо видно, что есть два региона, где на «барабан» приходится около 50 процентов. Это Москва (53,8 процента) и Пензенская область (48,35 процента) — неожиданный результат для тех, кто считает «барабан» маркером столичности. Даже в Московской области доля «барабана» существенно ниже, чем в Пензенской области (16,98 процента). С чем это может быть связано? Известно, что некоторые особенности выговора, топонимы на Урале и в Поволжье могут соотноситься с эвакуированными во время войны ленинградцами. Во многих городах есть свои маленькие Ленинграды, возникшие вокруг эвакуированных во время войны заводов. Можно предположить, что «пензенская аномалия» может быть связана с эвакуацией московских заводов, учреждений, детских домов из центра России и из Москвы.


Уходящая натура

Если мы попробуем отмотать время назад и посмотреть, как эта же картина выглядела во времена детства нынешних 40-летних, мы обнаружим, что «пензенская аномалия» была еще мощнее (57,1 процента), в Москве «барабан» оказывается безоговорочным лидером (84 процента), в Московской области набирает почти половину (40,2 процента), а кроме того, в центре России появляется зона с существенным присутствием «барабана» на уровне 10–15 и даже 25 процентов.

Таким образом, как ни печально, «турецкий барабан» — уходящая натура, через некоторое время он наверняка уступит свое место другим вариантам. Сегодня этот процесс вовсю идет в Москве. Мы проанализировали, как представлены три основных варианта среди жителей Москвы одного года рождения, и у нас получилась такая довольно выразительная картина:

Видно, что с 1980-х годов (годы детства тех, кто родился в 1970-е) в Москве впервые появляется «соленый огурец», а в 2000-е годы этот вариант перекрывает «барабан» и становится лидером в столице. Таким образом, вариант с «барабаном» является маркером не только жителя столицы (и Пензы), но и маркером возраста. Тем, кто продолжает «жадину-говядину» словами «турецкий барабан», сегодня в среднем около 30 лет, и они будут становится старше.


Линия «Псков — Курган»


Варианты с «огурцом» занимают всю территорию страны, они встречаются везде, даже единственный ответ от жителя Ингушетии содержит именно этот вариант. Однако если посмотреть на карту, можно увидеть, что есть регионы, где господство этого варианта небезраздельно, и есть зоны, где на его долю приходится даже меньше половины ответов.

Посмотрим на эту карту.

Видно, что есть три зоны с полным господством «огурца», там, где он занимает порядка 80-90 процентов. Это Центральная Россия примерно южнее линии «Псков — Курган» (с пензенским эксклавом), Западная Сибирь и Дальний Восток.

Несложно догадаться, кто отбирает поклонников у «огурца» в остальных регионах. Это «шоколадина», карта регионов с этим вариантов похожа на негатив верхней карты.

Попробуем определить динамику и посмотреть, как выглядела ситуация с «шоколадиной» примерно 30 лет назад, — возьмем ответы сегодняшних 40-летних и старше.

Видно, что некоторые регионы «шоколадина» утрачивает, например Мурманская область потеряла почти 10 процентов, но в целом картина остается такой же, линия «Псков — Курган» остается на месте.

Если не учитывать территорию позднего заселения — Урал и Сибирь, то можно прийти к выводу, что «родина» «огурца» находится в южной части России. Интересно, что если посмотреть на диалектологические карты европейской России, то можно увидеть, что примерно по той же линии проходит и граница между северными и южными диалектами русского языка.

Для того чтобы яснее увидеть региональный разброс основных вариантов, попробуем обозначить на карте безусловных лидеров — то есть отметить регионы, где тот или иной вариант занимает первое место (даже если если он опережает следующий за ним на процент).

Мы получаем такую картину:

Хорошо виден «шоколадный мост», выделяются Бурятия и Забайкальский край, где «шоколадина» тоже на первом месте, Москва и Пенза, а еще виден Дагестан. А что там?


Дагестанская аномалия

У нас не слишком много ответов от людей, которые провели детство в Дагестане, — их число составляет 86. Из них на долю традиционного «соленого огурца» приходится 36 ответов, 2 — на долю «шоколадины», 2 — на долю «барабана», 1 вариант — «кислая капуста», еще один — почти уникальный вариант, который приведем целиком:

Жадина-говядина,
твой папа дед мороз,
мамочка — фиалочка,
а ты сопливый нос
.

Похожая версия «твой папа дед мороз а ты — курносый (сопливый) нос» была записана еще лишь дважды пользователями, жившими в Перми и во Львове. Но об уникальных вариантах мы еще поговорим.

Но самое интересное, что в Дагестане на первом месте оказался уникальный вариант, который не встречается больше нигде — 44 респондента продолжили «жадину-говядину» фразой «кошка-поросятина».

Такой вариант дразнилки не встречается больше нигде. Есть единичные варианты «серо-поросятина» (Барнаул) и «свинина-поросятина» (Львов), но совпадающих с дагестанской версией больше нигде нет.

Нельзя исключить, что какие-то схожие варианты существуют и в остальных республиках Кавказа, откуда мы получили относительно мало ответов. Кстати, если вы их знаете, то все еще можете заполнить нашу форму, она не выключена.


Набор шиболетов

После того как стало ясно географическое распределение четырех основных версий дразнилок, можно продолжать искать специфичные для тех или иных регионов варианты уже внутри основных. И здесь можно найти много интересного.

Украинский огурец

В отличие от России, территория Украины, если судить по записанным данным, выглядит практически гомогенной. Здесь практически без исключений господствует «огурец», только в четырех регионах — Киеве, Запорожье, Одесской и Донецкой области — набралось больше десятка респондентов, назвавших вариант с «шоколадиной». Все другие варианты единичны. Вместе с тем, и количество данных, полученных от украинских респондентов, крайне неравномерно.  Мы получили по 100-200 ответов от тех, кто провел детство в Крыму, Севастополе, Донецке, Киеве, Луганске и Одессе, но лишь по 4-5 — из Черновцов, Ровно и Ивано-Франковска, а из Тернополя ответили только два человек (один выбрал «огурец», а один — «шоколадину»). Если нанести эти данные на карту, они будут выглядеть так:

Среди единичных вариантов интересны в основном одесское и киевское «курица-помадина», «жадина-помадина», «тухлая помадина» (по четыре вхождения для каждого региона). В России эти варианты единичны и разбросаны на широком пространстве, от Вологды до Якутска.

Есть однако, один из вариантов, который можно назвать исключительно украинским. Помимо варианта «соленый огурец» в числе записанных есть довольно много — около 450 — вариантов «зеленый огурец», причем если в российских регионах это вариант встречается не слишком часто — считанные разы, то на Украине на его долю приходится почти 10 процентов от общего числа, то есть 148 на 1600 ответов.

Распределение этого варианта по регионам Украины выглядит так:

В соседней Белоруссии, где провели детство 909 наших респондентов, вариант «зеленый огурец» тоже встречается, но в единичных случаях, например, в Минске — пять, в Бресте и Витебске — по четыре, в остальных регионах меньше. В целом Белоруссия, как и Украина, страна «огурца», только в двух регионах — Гродненской и Витебской областях — есть заметное количество ответов с «шоколадиной», 28 из 87 и 22 из 102 ответов соответственно, то есть и в этих регионах это треть и четверть вариантов. 

По полу / на полу — не подтвердившаяся гипотеза

Уже внутри основных четырех версий можно попробовать искать те вариации, у которых может быть четкая локальная (или поколенческая) привязка. Например, может быть интересно посмотреть, есть ли какая-то разница между «турецким» и «немецким» барабаном, как расходятся варианты «на полу / по полу» в «огурце» (этот случай особо интересен, потому что тут возникает принципиально другая ритмическая конструкция — «на полУ», но «пО полу», ударение сдвигается на проклитику).

В последнем случае картина получается такой:

Видно, что оба варианта относительно равномерно «размазаны» по регионам, проглядывает нечто похожее на виденную ранее линию «Псков — Курган», но граница не такая четкая. Можно было бы предположить, что вариант «пО полу», который выглядит более архаичным, будет чаще встречаться у людей старшего поколения, но анализ данных этого не подтверждает, медианный год рождения для варианта «пО полу» — 1995, а «на полУ» — 1993.


«Шоколадина» — головы и хвосты

Если посмотреть на дерево вариантов, можно увидеть, что наибольшее разнообразие в первой половине второй строки — у варианта с «шоколадиной». Жадина-говядина в этом случае может быть и простой, и тупой, и сухой, и злой, и букой, и булкой, и куском, и даже кошкой. Анализ этих вариантов показывает, что большинство из них довольно четко привязываются к определенному региону.

Так, вариант «большая шоколадина» оказывается на первом месте в Пермском крае (364 варианта из 439 всех «шоколадин»), Курганской (58 из 67) и Свердловской областях (72 из 157), а также в Удмуртии (271 из 307).

Вариант «кошка шоколадина» встречается только в Пермском крае — это всего 17 ответов (из 364 других вариантов с «шоколадиной»), но в качестве шиболета этот вариант вполне подходит — нигде больше, кроме Перми, вариант с «кошкой» не встречается. «Дома шоколадина» — заграничный вариант, он не встречается нигде, кроме Молдавии (11) и Украины (15), причем на Украине он есть только в Киеве (хотя «шоколадина» на Украине в меньшинстве, это вотчина «огурца», как и весь юг России).

Еще один практически только украинский (и очень редкий) вариант: «курица-помадина» — всего таких вариантов записано 16, из них 8 относятся к разным регионам Украины.

Уникальный вариант обнаружен в Омске — «кусок шоколадины» (94 из 99). Кроме как в Омской области, некоторое количество таких вариантов отмечено только за границей, на Украине (34 из 89).

Кировская область, как мы видели выше на карте, столица «шоколадины», там на этот вариант приходится 63,9 процента ответов. А среди них на первом месте (148 из 234) оказывается «булка шоколадина». Вместе с тем этот вариант есть и в Забайкальском крае (73 из 92).

Любопытен хорошо заметный параллелизм между Петербургом и Свердловской областью. Практически все варианты, присутствующие в одном регионе, присутствуют и в другом, причем даже их доли приблизительно совпадают. На диаграмме видно, что пики практически синхронны, то есть в случае с «шоколадиной» Свердловская область очень похожа на Питер.

По дереву вариантов, видно, что ветка «шоколадины» практически полностью обрубается на второй строке. В большинстве случаев продолжение просто заимствуется:

Жадина-говядина
булка шоколадина
на полу валяется
ее никто не ест

В некоторых случаях, и таких вариантов довольно много, к «шоколадине» «пристыковывается» вариант с огурцом:

Жадина-говядина
булка шоколадина
соленый огурец
на полу валяется
никто его не ест

Если не брать единичные варианты «хвостов» (надо сказать, что и среди единичных вариантов есть очень выразительные — например, «Жадина-говядина, пустая шоколадина, а на пузе барабан, нарисованный кабан, а кабан шевелится, завтра (имя) женится» — если вы слышали когда-то что-то подобное, заполните нашу анкету!), то можно выделить три более-менее распространенных: с «сосисками», с «помойкой» и с «пузом».

Первый из них выглядит так:

Жадина-говядина
пустая шоколадина
сосисками набитая
на меня (чтоб не была) сердитая

Это по преимуществу петербургский вариант. В 14 случаях из 23 респонденты, сообщившие этот вариант, провели детство в Петербурге. Присутствуют также Свердловская, Нижегородская, Архангельская области, Приморский край, Харьковская область — но лишь в виде единичных ответов.

Второй вариант хвоста:

Жадина-говядина,
большая шоколадина,
все помойки облизал,
а спасибо не сказал

Это контаминация, то есть этот хвост позаимствован у другой дразнилки — про «повторюшу — дядю Хрюшу». Это тоже в основном петербургский вариант (21 из 46), хотя присутствуют и Свердловская область (7), и Пермский край (4).

Наконец последний вариант:

Жадина-говядина
пустая шоколадина
шоколадку съела
пузо заболело

Это локальный иркутский вариант, из 17 вхождений 15 приходятся на долю Иркутской области. Если кто-то рядом с вами заканчивает дразнилку фразой «пузо заболело», можете не сомневаться — он провел детство в Иркутске.

Тюмень с сахаром

Мария Ахметова в своей статье упомянула, что один из нетривиальных вариантов продолжения «соленого огурца» — «жадина-говядина, соленый огурец, сахаром посыпанный (посыпана), никто его (ее) не ест» — привязан к Тюменской области.

В наших материалах зафиксировано 65 таких вариантов, которые полностью подтверждают выводы Ахметовой: к Тюменской области относится 56 вхождений с «сахаром», есть единичные случаи из Украины, Узбекистана, Омска, Воронежа, Ульяновска и пары других регионов, но они явно не делают погоды.


Единичные варианты и контаминации

Не менее интересно, чем разбираться с географией и историей основных вариантов дразнилки, копаться в длинном хвосте единичных вариантов, разбирать уникальные тексты, которые не повторил больше никто.

В их числе есть варианты очень похожие на авторские: вероятно, кто-то не поленился и сочинил странную дразнилку специально для нас.

Вот, например, такой вариант, который очень трудно признать текстом детского фольклора:

Жадина-говядина,
еврейский акробат,
кто им управляет,
тот и космонавт

Еще один, явно «взрослый» вариант, с большой степенью вероятности сконструированный к случаю, выглядит так:

Жадина-говядина
печени цирроз
камни в почках и
прямой кишки некроз
не делись ни с кем
лопнешь сдохнешь
на поминках я поем

В нескольких случаях опрашиваемые решили пошутить и выбрали тот вариант, который побеждает на картинке, сопровождавшей ссылку на опрос в сообществе «Лентач». В результате в наших материалах оказалась 22 ответа с разными вариациями на тему «Колывана» — «черный колыван», «жирный колыван» и так далее.

Встречаются и другие странные варианты, например «черный пистолет», «японский щеколдук», «тульский паровоз», «германский танк», «вареный гамадрил», «липучий слоноед», «некрозный пропилен», «радиоактивный свинец».

Иногда опрошенные просто матерились, иногда выражали свою политическую позицию: «это образ типичного треклятого москаля грабящего нашу Ингерманландию» — или демонстрировали образованность: «страшная монадина — монада „божество“ у пифагорейцев», передавали привет маме: «Прилетела муха, съела огурец, вот и сказочке конец, а кто слушал — тот калыван. Спасибо за внимание, надеюсь у меня лучшая сказка. Хочу передать привет своей маме. Мама, привет, надеюсь меня покажут в телевизоре».

Один из респондентов решил сообщить анекдот в тему: «Здравствуйте, дети. Меня зовут Жанна Геннадиевна. Тихий мыслительный процесс, затем ребенок робко: Жадина-говядина?», а другой — процитировать фрагмент из классического фильма: «Ублюдок, мать твою, а ну иди сюда говно собачье, решил ко мне лезть...»

Как говорилось выше, довольно много случаев контаминации, заимствования фрагментов из других дразнилок.

Например, «жадина-говядина, пустая шоколадина, все помойки облизал и спасибо не сказал», а также «жадина-говядина, всю помойку облизал а спасибо не сказал, а в помойке дикобраз, тебя съел, а меня спас», возможно, заимствуют фрагменты из дразнилки про «дядю Хрюшу», которая может приводиться в таком форме: «Повторюшка дядя Хрюшка из помойного ведра, всю помойку облизала и спасибо не сказала, а в помойке водолаз, тебя съел, а меня спас».

Вариант «Жадина-говядина, жопа-гуталин, на носу горячий блин» заставляет вспомнить дразнилку для плакс, известную в такой форме: «Плакса-вакса, гуталин, на носу горячий блин».

Наконец, есть уникальные варианты, непохожие на взрослые конструкции. Например, один из респондентов отвечает на вопрос анкеты так: «Жадина-говядина, зеленый нафталин», а потом добавляет: «Я на днях пыталась выяснить у родственников, откуда у меня такая редкая версия, оказалось, так говорит только дедушка».

Еще один развернутый вариант, который встретился единственный раз: «Жадина-говядина, пузатый контрабас, никому не нужен ты, играй теперь без нас».

Если вдруг вы знаете этот или другой неизвестный нам вариант, пишите!


Сергей Кузнецов, Тарас Молотилин, Георгий Мороз







Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.