Мораль снизила влияние веры в ковидные теории заговора

It's Always Sunny in Philadelphia / FX, 2005 - ...

Те, кто верят в теории заговора о пандемии, склонны меньше следовать антиковидным рекомендациям и поддерживать политику властей в этой сфере. Однако сильное чувство морали уменьшило эффрект конспирологии и повысило готовность людей соблюдать меры по борьбе с распространением COVID-19. Это показали данные почти 50 тысяч человек из 67 стран мира. Исследование опубликовано в PLoS One.

С начала пандемии в разных источниках появилось очень много информации о COVID-19, его происхождении, причинах, симптомах и последствиях. При этом некоторые сообщения о коронавирусе содержат иногда недостоверную информацию и различные конспирологические теории, что может угрожать всемирному здравоохранению.

Эксперты определяют теорию заговора как «нравственные сказки, основанные на архетипических нарративах о правильном и неправильном, о добре и зле». Интересно, что моральные принципы, касающиеся человека как части группы, намного сильнее связаны с поддержкой веры в конспирологические теории, чем индивидуальные нравственные качества и суждения. Теории заговора в области здравоохранения могут быть довольно опасны, так как несут угрозу личному и общественному благополучию. Они ставят под сомнение существование вируса как такового и ведет к тому, что люди, поддерживающие конспирологию, с меньшей вероятностью будут соблюдать общественные меры по борьбе с пандемией — например, социальную дистанцию.

Теофилос Гинопулос (Theofilos Gkinopoulos) из Университета Крита совместно с коллегами из Орхусского университета (Aarhus University) исследовали, как вера в конспирологию влияет на соблюдение мер общественного здравоохранения, направленных на борьбу с пандемией, а также, как на это влияют нравственные установки. Психологи изучили данные проекта Международного сотрудничества по социальной и нравственной психологии (International Collaboration on the Social & Moral Psychology) в области COVID-19. Они проанализировали данные 49965 участников из 67 стран возрастом от 18 до 100 лет (средний возраст 44 года). Ученые изучили отношение людей к таким мерам, как социальная дистанция, гигиена и поддержку политических мер по сдерживанию пандемии (например, карантин или закрытие учебных заведений).

Также ученые проанализировали, верят ли участники в теории заговора о пандемии. При этом вопросы о конспирологии касались не только политики, но и научного сообщества, возможных заинтересованных групп, а также глобальных экономических процессов. Что касается изучения влияния моральных принципов, то их исследовали в двух срезах: индивидуальном (моральная идентичность) и групповом (мораль как сотрудничество). Моральная идентичность (то, как человек определяет себя как носителя определенных нравственных ценностей и принципов) имела две подшкалы: интернализация (насколько нравственные черты значимы для самооценки) и символизация (в какой степени эти черты отражаются в публичных действиях и выборе, совершаемом в определенных социальных условиях). Мораль как сотрудничество оценивала различные виды нравственного общественного поведения, такие как помощь и взаимодействие с группами.

Для исследования была проведена стандартизация и аппроксимация данных. В трех анализах вера в теории заговора показала отрицательную связь с соблюдением социальной дистанции (β = −0,13, p =0,001, 95-процентный ДИ), гигиеной (β = −0,12, p =0,001, 95-процентный ДИ) и одобрением правительственных мер (β = −0,22, p =0,001, 95-процентный ДИ) по сдерживанию пандемии. То есть те, кто верил в конспирологию, были менее готовы соблюдать дистанцию, мыть руки и поддерживать антиковидную политику властей. При этом мораль показала положительную связь с перечисленными параметрами общественного здоровья. Интересно, что при анализе соблюдения социальной дистанции и гигиены различия между странами были умеренными, но в вопросе оценки политических мер психологи отметили заметные различия.

Далее они исследовали данные посредством многоуровневой модели медиации. Как и в предыдущем анализе, ученые обнаружили, что вера в конспирологию отрицательно связана с социальной дистанцией (b = −0,053, z = −5,018, p = <0,001), но при этом моральная идентичность (символизация (b = 0,010, z = 7,612, p = <0,001) и интернализация (b = 0,009, z = 3,548, p = <0,001)) и мораль как сотрудничеством (b = 0,012, z = 7,821, p = <0,001) положительно влияют на эту связь, то есть снижают общий эффект конспирологии. Для соблюдения гигиены и поддержки антиковидных мер наблюдалась та же тенденция.

Все три модели показали, что моральные переменные-медиаторы приводят к снижению влияния веры людей в конспирологию на готовность соблюдать социальную дистанцию и рекомендации по гигиене, а также на поддержку политики в вопросе пандемии. Во всех анализах учитывались возраст, пол, статус занятости, район проживания, национальная идентификация и политическая идеология. Кроме того, как и ожидалось, анализ подтвердил положительную связь между моралью и верой в теории заговора.

Мир продолжает вести борьбу с пандемией. Так, недавно Минздрав России разрешил испытания двух новых назальных вакцин от ковида. А если вы хотите узнать, почему люди верят в конспирологию — читайте блог «Неразумная обезьяна. Почему мы верим в дезинформацию, теории заговора и пропаганду».

Надежда Чекасина

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.