Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Юлли Улетова

«Помпеи: шаг за шагом»

Из Ливии в Антонию через Германию

После нескольких лет судебных тяжб полиция Баварии передала испанскому городу Борнос небольшой мраморный бюст, который похитили 10 лет назад. Справедливость торжествует, хотя виновные так и не найдены и потому не наказаны. Любопытно, однако, совсем другое: ни у кого нет никаких сомнений в том, что украденный бюст нашелся, но похитили в свое время бюст императрицы Ливии — а в Борнос, судя по всему, возвращается бюст ее невестки, Антонии Младшей. О том, что такое случилось с Ливией в Германии, рассказывает Юлли Улетова, автор проекта «Помпеи. Шаг за шагом».

В 1960-х годах неподалеку от испанского городка Борнос фермерский плуг вывернул из земли кусок мрамора с лицом. Когда-то здесь располагался город Карисса, принадлежащий турдетанам — древнему народу, жившему на юге Пиренейского полуострова. Когда в Иберию пришли римляне, город был переименован в Аврелию Кариссу — поэтому находка фрагмента римской статуи около 40 сантиметров высотой и 25 килограммов весом мало кого удивила.

Предполагалось, что бюст принадлежит императрице Ливии — супруге императора Октавиана Августа. В Борносе бюст сначала украшал ратушу города, а потом переехал в Дворец Рибера в центре города — оттуда его и украли в 2010 году. Дело об ограблении до сих пор не раскрыто.

В 2018 году профессор археологии Севильского университета Хосе Бельтран Фортес с коллегой изучали скульптуру римского Кадиса и обратили внимание, что украденный бюст из Борноса больше похож на портреты Антонии Младшей, нежели Ливии.

Антония Младшая — это дочь Марка Антония, племянница Августа, мать императора Клавдия. Ливии она совсем не чужая: императрица принимала участие в ее воспитании, а после Антония вышла замуж за сына Ливии от первого брака. По словам Бельтрана, изображений Антонии до нас дошло немного — менее двух десятков.

Чтобы удостовериться в своей гипотезе, Бельтран продолжил изучать изображения дочери Марка Антония — и нашел 3D-модель бюста Антонии с выставки в Мюнхенской глиптотеке — очень похожего на украденный в Борносе бюст Ливии. О нем говорилось, что тот «поступил из английской частной коллекции». Но Бельтран был уверен, что бюст на выставке и похищенный бюст из Борноса — одна и та же скульптура. Свою уверенность в находке он обосновал стилистическими особенностями портрета, которые скульптор адаптировал к местной провинциальной моде. Кроме того, на щеке и ухе бюста Ливии из Борноса остались повреждения от «обнаружившего» его плуга — точно такие же профессор отметил и у скульптуры Антонии на выставке.

Когда испанские власти предоставили эти данные музею, его руководство не смогло взять на себя ответственность передачи бюста другой стране и приняло решение возвратить его частному коллекционеру из Великобритании. Выяснилось, что коллекционер купил скульптуру в 2011 году на аукционе в Мюнхене за 48 тысяч евро, не зная, по его словам, о её преступном происхождении.

Затем последовало долгое и утомительное судебное разбирательство и переговоры с так и неназванным широкой публике владельцем бюста. И наконец 15 октября в консульстве Испании в Мюнхене представители баварской криминальной полиции торжественно передали бюст Ливии/Антонии Младшей сотрудникам Гражданской гвардии Испании. Скульптура вернется в Борнос, где займет свое прежнее место, но уже под присмотром видеокамер, заверил прессу мэр города.

И хотя у истории бюста Ливии/Антонии счастливый конец, мэр Борноса жалуется на существование «черного рынка» древностей в провинции Кадис, да и в других частях Испании. Особенно это касается сельской местности, где находки артефактов случаются нередко, а вот с государственной охраной дело обстоит неважно. Впрочем, это проблема не только Испании или Европы в целом. «Черные копатели» наносят невосполнимый вред археологии и России.

Казалось бы, как узнать, кого изображает портрет, если он не подписан? Но у специалистов по римской скульптуре есть немало подсказок. Для правящей династии, например, учитываются изображения на монетах.

Кроме того, на прически и украшения в Древнем Риме существовала довольно динамичная мода — часто императрицы были ее законодательницами. Вслед за главной матроной страны жительницы империи укладывали волосы волнами или локонами, завивали в тугие кудри, украшали диадемами или жемчужными сетками. Например, шерстяная повязка на волосах могла указать на исполнение жреческих функций, а образ Юноны — на то, что моделью послужила женщина из императорской семьи. Кстати, в случае Антонии известны оба таких изображения.

В определении персоны также помогают уже идентифицированные скульптуры. Изображения членов императорской семьи, конечно, идеализированы, но все же в римском портрете серьезно учитывались индивидуальные черты лица модели. Мужские бюсты довольно часто имеют залысины, крючковатые носы или множество морщин. Конечно, к женщинам скульпторы были намного благосклоннее, тем не менее, даже комплиментарные портреты наверняка были близки к реальности.

Теперь, когда детективная история с похищением бюста императрицы Ливии (или ее невестки) благополучно завершилась, «расследованием», похоже, займутся специалисты по древнеримскому искусству. Именно им предстоит окончательно подтвердить или опровергнуть предположение профессора Бельтрана.

После выпуска материала в текст были внесены исправления: в пятом абзаце правильно читать «дочери Марка Антония» (не «Аврелия»). Приносим извинения читателям.





Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.