Полина Лосева

Редактор

Нобелевские пророчества — 2021

Нобелевская неделя в этом году стартует 4 октября, а за полторы недели до нее начинаются споры и состязания в точности предсказаний. Парад научных прогнозов традиционно возглавляет компания Clarivate со своим списком наиболее цитируемых ученых. Для нобелевских премий в естественных и точных науках почему-то не бывает тотализаторов. Но если вы вдруг решили с кем-то поспорить на лауреатов этого года — рассказываем, на кого имеет смысл обратить внимание.

giphy.com

Нобелевская премия — это своего рода Олимпиада, возможность реализовать свой спортивный азарт для журналистов и любителей науки. В задачи Нобелевского комитета не входит поддержать на старте восходящую звезду или многообещающее направление исследований, наоборот, премия служит признанием того, что прогресс в этой области уже состоялся. А поскольку следить за научным прогрессом — хотя бы на уровне опубликованных статей — может каждый, то каждый может и попробовать угадать, что привлечет внимание комитета на этот раз.

В естественных и точных науках самым авторитетным считается прогноз компании Clarivate — «наследницы» созданного в 1956 году Института научной информации (Institute for Scientific Information — ISI). Именно в нем появилась крупнейшая база научного цитирования Web of Science. Clarivate составляет нобелевские прогнозы с 1989 года и почти никогда не ошибается. Из большинства наборов ученых, которые аналитики публикуют незадолго до объявления лауреатов премии, кто-нибудь обязательно ее получает. Правда, это обычно происходит с опозданием — на год, два или даже пять.

Поэтому не стоит всерьез рассчитывать на то, что в этом году Clarivate наконец угадает — особенно учитывая, что их прогнозы 2017-20 (вот последние три из них: 2018, 2019, 2020) годов пока не сбылись (а значит, чем дальше, тем выше шанс, что сбудутся). Новый же список имеет смысл читать как послание к будущим Нобелевским комитетам, попытка предвосхитить их следующие решения и указать на обойденные вниманием события в науке. Это прогноз не на полторы недели, а на ближайшие несколько лет. Давайте посмотрим, что аналитики разглядели в будущем на этот раз и как их предсказание стыкуется с предыдущими премиями.


Физиология или медицина

Прогноз 2021 года открывает Жан-Пьер Шанже (Jean-Pierre Changeux) из Института Пастера. Шанже известен своими работами в области нейробиологии — среди прочего, он выделил никотиновый ацетилхолиновый рецептор. Это произошло больше 50 лет назад, и это был первый описанный рецептор к нейромедиатору — который в некотором смысле открыл дверь в современную нейрофизиологию.

Следующие два кандидата — из Университета Осаки: Тосио Хирано (Toshio Hirano) и Тадамицу Кисимото (Tadamitsu Kishimoto). Они заслужили свою номинацию открытием интерлейкина-6 — одного из самых известных сейчас провоспалительных сигнальных веществ. Clarivate уточняют, что номинировали Хирано и Кисимото за «разработку методов лечения, нацеленных на передачу сигналов рецептором IL-6». Можно предположить, что одним из этих методов лечения является тоцилизумаб — антитело к интерлейкину-6, которое во многих странах использовали для лечения ковида (хотя последние данные о его эффективности спорные, мы рассказывали об этом в тексте «Изобретая колесо»).

Третья номинация досталась Карлу Джонсону (Karl Johnson) из Университета Нью-Мексико и Хо Ван Ли (Ho Wang Lee) из Университета Корё. Она тоже связана с вирусологией: Джонсон и Хо Ван Ли обнаружили и выделили хантавирус — возбудитель геморрагической лихорадки с почечным синдромом, которую переносят в основном грызуны. Вакцины и специфического лечения для этой лихорадки пока нет.

Нобелевские премии по физиологии или медицине в последние годы чередуются: практические и фундаментальные работы Комитет отмечает примерно через раз. В 2020 году премию присудили за открытие вируса гепатита С (но не лекарства от него, оно появилось сильно позже). А значит 4 октября, вероятнее всего, стоит ждать «прикладных» лауреатов — и вряд ли в области вирусологии.


Физика

В нынешнем списке физиков от Clarivate — три одиночки. Первый из них, Алексей Китаев (Alexei Kitaev), работает в Калифорнийском технологическом институте. Китаев работает над квантовыми вычислениями с помощью топологически защищенных квантовых состояний. В этой области Нобелевскую премию присудили совсем недавно, в 2016 году. Однако тогда речь шла о самом механизме защиты, а Китаев предложил использовать защищенные квазичастицы и майорановские фермионы в качестве кубитов и строить на их основе топологические квантовые компьютеры (которые, впрочем, пока не построены). Подробнее об этих идеях читайте в интервью самого Китаева нашему изданию.

Второй номинант — Марк Ньюман (Mark Newman) из Мичиганского Университета. Ньюман занимается моделированием сложных сетей и систем — фундаментальная задача, которую сам же Ньюман с коллегами применял к самым разным естественным системам, от лесных пожаров до образования коллабораций в научных сообществах.

Третьим в прогнозе значится Джорджо Паризи (Giorgio Parisi) из римского университета Ла Сапиенца. Паризи известен своими работами в области квантовой хромодинамики — он один из авторов пертурбативного уравнения ДГЛАП (но трое других авторов уже мертвы, а еще один, Юрий Докшицер, вывел уравнение независимо и позже остальных).

От редактора

В изначальной версии блога было сказано, что Паризи известен своими работами в области квантовой термодинамики. На самом деле уравнение ДГЛАП — пертурбативное уравнение квантовой хромодинамики, калибровочной теории для сильного взаимодействия элементарных частиц. Редакция приносит свои извинения.
В предыдущие несколько лет (2017, 2019 и 2020) Нобелевская премия по физике была «космической» с перерывом на прикладной 2018 год (тогда ее присудили за лазерные пинцеты). А значит, в этом году, возможно, стоит ждать чего-то «земного» — как в прямом, так и в переносном (то есть прикладном) смысле.


Химия

На премию по химии, по мнению аналитиков, тоже могут претендовать три одиночки. Первый из них работает на стыке с биологией — это Барри Холливелл (Barry Halliwell) из Медицинской школы Юн Лоо Лина в Сингапуре. Холливелл много лет изучал свободные радикалы и механизмы их нейтрализации у растений. В последнее время он переключился на роль свободных радикалов в старении и патогенезе разных болезней (например, нейродегенеративных).

Второй номинант Clarivate тоже связан с медициной. Уильям Йоргенсен (William Jorgensen) из Йельского Университета занимается вычислительной химией — то есть ищет способы смоделировать взаимодействие между молекулами. Он известен своими моделями реакций в водных растворах, а сейчас применяет компьютерные методы для разработки лекарств, в том числе, блокаторов обратной транскриптазы (их используют для лечения ВИЧ).

Третий номинант тоже занимается радикальными реакциями — но с точки зрения «чистой» химии. Мицуо Савамото (Mitsuo Sawamoto) из японского Университета Тюбу известен как открыватель реакции радикальной полимеризации с переносом атома. В отличие от многих реакций с участием свободных радикалов, которые являются цепными, в этой катализатор связывается с каждым мономером. Поэтому такую реакцию легко контролировать и останавливать, а значит, строить полимеры с высокой точностью.

Нобелевские премии по химии часто вручают за работы на стыке с биологией, тоже примерно через раз. Так произошло в 2018 и 2020 годах, когда их присудили за направленную эволюцию молекул и методы генетического редактирования. А вот в 2019 году премию присудили за литий-ионные аккумуляторы — и такую же, скорее химическую, чем биологическую, можно ожидать и на этот раз.


Экономика

Нобелевскую премию по экономике Clarivate предлагает присудить, во-первых, двум Дэвидам: Дэвиду Одречу (David Audretsch) из Университета Индианы и Дэвиду Тису (David Teece) из Калифорнийского Университета в Беркли. Оба они занимаются исследованием инноваций: того, как должен быть устроен процесс получения прибыли от них и того, как их стоит регулировать на уровне государства.

Второй номинации от аналитиков удостоился Джоэл Мокир (Joel Mokyr) из Северо-Западного университета в Иллинойсе. Его работы лежат на стыке с историей: он ищет объяснения и причины промышленной революции вне экономики, в области культуры. Свои размышления он собрал в монографии «Культура роста: истоки современной экономики» (A Culture of Growth: The Origins of the Modern Economy), в рецензии на которую ему уже пророчили Нобелевскую премию.

Третьим претендентом — точнее, парой претендентов — по версии Clarivate стали Кармен Рейнхарт (Carmen Reinhart) из Гарвардской школы Кеннеди и Кеннет Рогофф (Kenneth Rogoff) из Гарвардского университета. В отличие от многих других номинантов, свою знаменитую работу по макроэкономике они выпустили относительно недавно, в 2010 году. Они предложили гипотезу «90-процентного порога», согласно которой, когда внешний долг государства достигает 90 процентов от ВВП, скорость роста ВВП падает вдвое. Эту статью, с одной стороны, цитировали многие политики в США и Европе, обсуждая экономические стратегии государств, а с другой стороны — критиковали многие коллеги за методологические ошибки. Рейнхарт и Рогоффу пришлось повторить свои расчеты, и хотя точные результаты получились не такими, как в оригинальной статье, общие закономерности остались прежними.


***

Прогнозы Clarivate, вероятно, сбудутся не скоро. Какие-то, возможно, не сбудутся никогда — обычно компания угадывает лишь с парой кандидатов из всего списка. Тем не менее, стандарты, по которым их отбирают, остаются строгими: их статьи или выступления должны быть процитированы не менее двух тысяч раз. Это означает, что, вне зависимости от того, обратит на них внимание Нобелевский комитет или нет, исследовательское сообщество свой выбор уже сделало — и движется в этих направлениях, не дожидаясь 4 октября.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.