Морж и Маргарита

Национальный вопрос в истории шахмат острова Льюис

Фотография: Paul Hudson / flickr.com

Грустная королева, сосредоточенный король, добродушный епископ и воин, грызущий собственный щит - самые запоминающиеся персонажи самого фантастического клада всех времен: костяных шахмат с острова Льюис. Кто спрятал этот клад и зачем – неизвестно, и едва ли это когда-нибудь удастся установить. Зато почти двести лет ученые и примкнувшие к ним энтузиасты спорят о том, где были сделаны эти «скандинавские нэцке» - в Норвегии или Исландии. Недавно сторонники исландской теории получили новый козырь.

Шахматный клад был найден в 1831 году на западном побережье острова Льюис, точнее Льюис-энд-Гаррис, крупнейшего в архипелаге Внешние Гибриды. Клад, датируемый концом XII – началом XIII веков, состоит из 93 предметов, 82 из которых хранятся в Британском музее, а оставшиеся 11 – в Национальном музее Шотландии в Эдинбурге. 78 предметов из 93 – шахматные фигуры, принадлежащие к нескольким наборам. Остальные предметы – фишки для игры в нарды или что-то подобное, а также пряжка от сумки, в которой лежал клад.

Вырезанные из моржовой кости фигурки с острова Льюис – одно из самых узнаваемых произведений средневекового искусства. Ими иллюстрируют книги и музейные каталоги о викингах и истории шахмат, их используют в кино: от «Седьмой печати» Ингмара Бергмана до «Гарри Поттера» и пиксаровского мультика «Храбрая сердцем». Шотландские националисты считают, что все фигурки должны вернуться «на родину», то есть в Шотландию (Внешние Гебриды принадлежат ей с 1266 года), норвежцы этому искренне удивляются, поскольку считают, что шахматы были вырезаны в древнем Тронхейме, а исландцы врываются на научные конференции без приглашения, лишь бы доказать, что все эти прекрасные персонажи – их, островные, и что у Исландии есть серьезная заявка на вклад в мировую художественную культуру. И вот в конце сентября 2015 года на помощь исландцам пришли моржи, причем мертвые.

Если быть до конца точным, то исландцам помогли не только моржи, но и американская исследовательница Нэнси Мари Браун, опубликовавшая в том же сентябре книгу под названием «Костяные викинги: загадка самых знаменитых шахмат в мире и женщины, которая их сделала» («Ivory Vikings: The Mystery of the Most Famous Chessmen in the World and the Woman Who Made Them»). К этой книге мы вернемся чуть позже, а сначала обратимся к моржам.

Главная газета Исландии Fréttablaðið 28 сентября опубликовала небольшой материал  по итогам беседы с Хильмаром Мальмквистом, директором Исландского музея естественной истории. Мальмквист сообщил, что моржовые скелеты, найденные на полуострове Снайфедльснес (запад Исландии), датируются III-II веками до нашей эры.

Это означает, что в Исландии были колонии моржей задолго до заселения ее первыми поселенцами в IX-X веках нашей эры. Следовательно, на острове был собственный источник ценной моржовой кости. Моржовые останки с полуострова Снайфедльснес были известны ученым уже несколько десятилетий, но, пока их не датировали, считалось, что их привезли туда викинги-переселенцы: о собственных моржах в Исландии в историческое время никто до сих пор не слышал, за костью ездили в Гренландию. Вот, в общем-то, и все открытие. Но едва ли случайно о нем написали спустя четыре недели после публикации книги «Костяные викинги». Эта информативная и живо написанная научно-популярная работа успела получить благосклонные рецензии и вновь вызвала к жизни полемику о происхождении шахмат. Стоит обратить внимание и на то, что как раз в сентябре Британский музей передал в музей города Сторноуэй, что на острове Льюис, шесть фигурок из клада в качестве бессрочного займа. Шотландская газета The National, сообщая о возвращенных на остров шахматах, заодно пересказывает краткое содержание «Костяных викингов». Так что мы, безусловно, наблюдаем плоды разумной PR-акции.

Книга Нэнси Мари Браун невелика – в ней меньше трехсот страниц. Тем не менее, автор сумела обобщить в ней все, что известно о шахматах с острова Льюиса, и поддержала красивую гипотезу об авторстве фигурок. Оказывается, в одной из малоизвестных исландских саг – «Саге о епископе Пале» (XIII век) – упоминается мастерица по имени Маргарита. В саге ее прямо Маргаритой Искусной: она прославилась тем, что вырезала из моржовой кости навершие епископского посоха для епископа Пала Йонссона (1155-1211). Навершие сохранилось и по сей день. Известно также, что Маргарита Искусная участвовала в создании запрестольной перегородки для собора в Скаульхольте, центре первой исландской епархии. Заказчиком перегородки был тот же Пал Йонссон, состоятельный и образованный клирик, любивший красивые вещи и не жалевший на них средств.

Никаких прямых указаний на то, что шахматы вырезала Маргарита, нет. Как нет практически никаких выдающихся предметов декоративно-прикладного искусства, созданных в Исландии в XII-XIII веках. Самое известное произведение – резная деревянная дверь из церкви в Вальтьоуфсстадуре, ныне едва ли не самый часто упоминаемый экспонат Исландского национального музея. Но интересно, что только совсем недавно, в 2011 году, на раскопках на острове нашли шахматную ладью в виде воина-берсерка, вырезанную из кости крупной рыбы. Фигурка очень напоминает ладьи из клада на острове Льюис. Сама по себе эта находка, разумеется, тоже ничего не доказывает, но она дает некоторые основания пересмотреть взгляд на средневековую Исландию как на отсталую в художественном отношении провинцию.

Гипотеза о том, что шахматы вырезала из кости Маргарита Искусная, принадлежит исландскому энтузиасту по имени Гудмундур Тораринссон. В 2010 году он попытался принять участие в научной конференции, посвященной кладу с острова Льюис, но его доклад даже не был принят к рассмотрению организатором – Британским музеем: мало ли сумасшедших бомбардируют письмами порядочное заведение. Тогда Тораринссон обратился за помощью к Эйнару Эйнарссону, финансисту и другу легендарного Бобби Фишера. Эйнарссон связался с шахматным колумнистом газеты The New York Times Диланом Лоубом Маклейном, и этот последний обеспечил нетривиальную протекцию этим двум любителям истории. Маклейн связался с исландским посольством в Нью-Йорке, посольство – с Британским музеем, и только после этого Тораринссона и Эйнарссона пригласили выступить неофициально на конференции. Доклад был признан интересным, а идея – пригодной для дальнейшей разработки. Надо ли говорить, что найденная в 2011 году ладья вызвала прилив энтузиазма у сторонников исландской гипотезы.

Накануне конференции в 2010 году, когда газета The New York Times опубликовала свою заметку об исландской гипотезе, журналисты обратились за комментариями к эксперту – Алексу Вулфу из Сент-Эндрюсского университета (Шотландия). Доктор Вулф отнесся более чем скептически к истории Маргариты Искусной, назвав Исландию XII-XIII веков бедным крестьянским краем, где неоткуда взяться таким изумительным произведениям искусства. Надо отдать должное господину Вулфу: после выступления Тораринссона он признал свою чрезмерную резкость и отныне готов обсуждать исландское происхождение шахмат с острова Льюис.

Норвежская теория зиждется, в основном, на двух аргументах: во-первых, на художественном родстве фигурок с более крупными скульптурами соответствующего периода в Тронхейме, а во-вторых, на рисунке костяного ферзя, найденного в том же Тронхейме в 1880-х годах. Фигурка потерялась еще в XIX веке, но рисунок сохранился, и ферзь очень похож на задумчивых королев из шахматного клада. Так что доказательная часть в случае норвежской гипотезы тоже, прямо сказать, не поражает своей неопровержимостью. Хотя, разумеется, никто не оспаривает тот факт, что Норвегия вообще и Тронхейм в частности были мощными культурными центрами средневековой Европы, и естественно предполагать, что такая изумительная работа, как шахматы с острова Льюис, появилась там, где уже существовали богатые традиции круглой скульптуры и резьбы по кости, а также серьезный спрос на предметы роскоши.

Для дальнейшей поддержки исландской гипотезы нужны раскопки в окрестностях собора в Скаульхольте: возможно, что рано или поздно удастся обнаружить там остатки мастерской самой Маргариты Искусной или ее коллег, работавших над украшением собора. Но для этого придется разобрать хорошо сохранившиеся и исторически ценные руины XVII века. Исландские археологи и музейщики признают, что к этому не готов никто. В то же время нельзя не признать, что усилиями энтузиастов, моржей и автора хорошей научно-популярной книги Исландия и правда сумела сделать заявку на вклад в мировое искусство.

Фотография: Paul Hudson / flickr.com

Юлия Штутина

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.