Отношения между людьми повлияли на суждения младенцев о еде

Ruth Hartnup / Flickr

Группа американских ученых пришла к выводу, что младенцы судят о том, какая еда нравится окружающим людям, учитывая отношения между ними и их принадлежность к разным социальным группам. В то же время чье-то отвращение к пище дети воспринимают как универсальный признак, что, по мнению исследователей, помогает им избежать употребления потенциально опасных продуктов. Статья ученых опубликована в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

Предыдущие исследования, проведенные различными психологами, показали, что маленькие дети очень разборчивы в выборе еды и нередко отвергают ту пищу, которую будут употреблять в более взрослом возрасте. Ученые объясняют это эволюционными механизмами защиты, которые предохраняют младенцев от пищевых отравлений. Однако социальный аспект выбора еды самыми маленькими детьми до сих пор не был изучен — именно этот пробел и попытались восполнить ученые.

В своей статье психологи предположили, что выбор еды даже маленькими детьми имеет социальную природу. Эту гипотезу они проверили, поставив серию экспериментов с участием примерно 200 детей, средний возраст которых составлял 14 месяцев. Детям показывали серии коротких видео с участием взрослых актрис и при этом замеряли среднюю длительность фиксации детского внимания на тех или иных ситуациях.

В основе всех экспериментов лежала однотипная схема взаимодействия между двумя актрисами, которые по очереди пробовали еду или рассматривали емкости из-под еды, выражая при этом свое одобрение или неодобрение. Первая актриса задавала установочную реакцию — например, пробовала еду из одной емкости и показывала, что ей очень нравится вкус. Вторая актриса в точности повторяла ее действия, но с противоположной оценкой (например, показывала, что ей не нравится вкус еды, которую пробовала первая актриса). Затем вторая актриса проделывала то же самое, с той же обратной оценкой, с другой, «нейтральной» едой или емкостью, которых не касалась первая актриса.

Авторов эксперимента интересовала реакция детей на действия второй актрисы. Ученые исходили из следующих предположений: если детей больше занимает новизна манипуляций на экране без учета социального аспекта, то они будут дольше смотреть на действия второй актрисы с «нейтральными» объектами (потому что она первая привлекала к ним внимание детей). Если же детей занимает новизна и необычность взаимодействия между людьми, то они будут дольше смотреть на действия второй актрисы в тот момент, когда та в своей оценке противоречит первой. Именно среднее время, уделяемое детьми второй актрисе в этих двух моментах, и было измерено в ходе серии экспериментов — по нему ученые судили о фокусе внимания испытуемых.

Первый эксперимент, проведенный учеными, показал, что дети не обобщают предпочтения людей в отношении предметов (емкостей для еды), однако сопоставляют их отношение к самой еде — за тем, как вторая актриса не соглашается со своей партнершей в оценке пищи, они смотрели в среднем на 2,6 секунды дольше (p < 0,001), чем за ее же манипуляциями с «нейтральной» едой.

Во втором эксперименте перед началом манипуляций с едой актрисы активно демонстрировали друг другу взаимную приязнь или неприязнь. Соответственно, действия второй актрисы больше привлекали к себе внимание с точки зрения новизны без учета социального аспекта, если в начале дети видели, что актрисы на экране отказываются от сотрудничества, и, напротив, дольше следили за тем, как вторая актриса противоречит партнерше, если в начале им показывали, что обе актрисы склонны к совместным поступкам. Это позволило ученым установить, что людей, находящихся в дружеских отношениях, дети склонны объединять в одну группу и их удивляет, что оценки пищи в группе оказываются противоположными.

В третьем эксперименте эмоциональную приязнь или неприязнь между актрисами заменили более абстрактным механизмом — разницей в языках. Оказалось, что дети трактуют ситуации с использованием пищи, в которых обе актрисы говорят или только по-английски, или только по-испански, как признак их принадлежности к одной социальной группе, а ситуацию, в которой одна использует английский, а другая испанский, — как признак социальной разобщенности.

Наконец, в ходе следующего эксперимента психологи показали, что отвращение к пище дети воспринимают как универсальную реакцию, независимо от того, к какой группе принадлежит обнаруживший ее человек. В случае, когда младенцам демонстрировали видео, где первой актрисе не нравилась еда, а вторая с ней не соглашалась, детей меньше интересовало противоречие между их оценками, чем манипуляции второй актрисы с «нейтральной» едой.

Таким образом, ученые заключили, что дети судят о предпочтениях людей в еде, принимая во внимание взаимоотношения между ними и их принадлежность к определенной социальной группе. Это, по мнению психологов, показывает, что социум начинает влиять на пищевые предпочтения ребенка с самого раннего возраста. Однако отвращение одного человека к еде дети переносят на всех окружающих, что, как замечают в своей работе авторы, помогает им избежать опасности пищевого отравления.

Кристина Уласович

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.