На днях в австрийском Тульн-на-Дунае в подвале местной таверны откопали останки верблюда, принимавшего участие в походе османской армии на Вену в XVII веке. Однако верблюд был не единственным, и даже не самым экзотическим животным на военной службе.

Первое упоминание участия «кораблей пустыни» в бою относится к битве при Каркаре (853 г. до н.э.), где тысяча арабов в союзе с израильским царем Ахавом и сирийцами попробовали остановить армию ассирийцев. Исход сражения нам неизвестен – единственное описание его дано ассирийской официозом, который, как и многие современные пресс-службы, любое поражение своей армии объявлял победой. Однако после боя ассирийцы покинули пределы Сирии, что может значить первый серьезный успех дроматеристов, в пустынной местности передвигавшихся быстрее обычной кавалерии. Пригодились верблюды и вне пустыни. Уже Кир Великий мобилизовал их для разгрома Креза при Тимбре, причем не из-за скорости, а из-за неприятного запаха от которого лидийская кавалерия просто ускакала с поля боя, не в силах успокоить своих взбесившихся коней. В средние века дроматерия расцвела: завоевания первого халифата во главе с Мухаммедом совершались на спинах дромадеров. Арабы первыми установили на них стремена и седла и смогли эффективно рубить саблями с высоты даже большей, чем у обычного кавалериста.

С запугивательной целью отряд верблюжьей кавалерии использовал в завоевании Британии император Клавдий. После похода Траяна в Парфию римляне были вынуждены вновь развернуть дроматерию (собранную в подразделение «Ala I Ulpia dromedariorum Palmyrenorum») как для запугивания вражеских лошадей, так и для быстрого перемещения в пустынях.

В 1398 году Тимур, столкнувшись с большой группой боевых слонов, привязал к заду своих верблюдов по мешку соломы, и приказал одновременно поджечь. Животные побежали на слонов, отчего те дрогнули и потоптали боевые порядки армии делийского султаната. Дели был взят, а султанат пал, во многом из-за верблюжьих воплей. Впоследствии верблюжьи корпуса применялись турецкой армией и как вьючные, и как чисто верховые животные для боя. 

Именно к последним принадлежал и найденный на прошлой неделе в Австрии гибридный верблюд, участвовавший в турецком походе на Вену в 1683 году. Завел дроматерию в ходе египетского похода и Наполеон. В пустынных частях французской, испанской и британской колониальных империй верблюжья кавалерия использовалась с XVIII в. А в Первую мировую британские дромадеры успели повоевать с турецкими Ближнем Востоке. Хотя новые дроматеристы были вооружены огнестрельным оружием, появление пулемета сделало их боевые перспективы довольно слабыми, отчего после войны верблюды перестали служить на передовой. Впрочем, из армейской практики они вовсе не исчезли: в 294-й стрелковой дивизии, сформированной в Астрахани, десятки верблюдов тянули пушки, и как минимум пара из них в апреле 1945 года попали в Берлин.

Слоны и...

Вторым по древности экзотическим боевым животным считаются слоны, массовое обучение которых началось в древней Индии. К счастью для Александра Македонского, персы, которым их индийские подданные поставили боевых слонов при Гавгамелах, не успели развернуть их на поле боя. Зато глазастый македонец немедленно мобилизовал «трофеи».

Впрочем, когда он попал в Индию, выяснилось, что на фоне численности элефантерии местных армий слонов у Александра практически нет. Еле победив Пора, у которого не было и сотни слонов (восьмичасовое сражение было самым длительным в истории походов македонца), полководец выяснил, что у восточных индийских государств их тысячи. После этого царь не смог переубедить своих солдат, оценивших дальнейших поход как самоубийство, – так что, быть может, именно слоны в тот раз спасли Индию.
Впечатленный Александр повелел учредить отряды элефантерии, а после его смерти начался массовый импорт гигантов. Крупнейшее эллинистическое государство (Сирийское царство) удалось создать Антиоху, ввезшему 500 слонов, с помощью которых был одержан ряд важных побед. Армия Пирра и с парой десятков хоботных смогла дважды разбить римлян, внушив ими уважение к элефантерии. По словам Плутарха, «ему принес успех главным образом мощный натиск слонов, ибо против них воинская доблесть была бессильна и римляне считали, что перед этой силой, словно перед прибывающей водой или разрушительным землетрясением, следует отступить, а не упорствовать и гибнуть понапрасну».

Ко второму сражению латиняне подготовили колесницы, с прикрепленными к осям косами, чтобы резать подколенные сухожилия гигантам, а также горшки с горючими материалами, метавшиеся по слонам. Тщетно: Пирр всегда прикрывал слонов легкой пехотой, убивавшей колесничих и обслугу «горючих горшков». Успеха римляне достигли лишь в третьем сражении при Беневенте в 275 году до н.э. – и то за счет того, что войска Пирра заблудились при ночном марше, и были атакованы в предбоевых порядках, когда слоны шли без пехотного прикрытия. Забросанные копьями римской легкой пехоты они бежали, а «несколько слонов, брошенных во время отступления» даже были захвачены. Интересно, что согласно Плутарху, хотя Пирр и был принужден после этого покинуть Италию, убить хотя бы одного слона в бою римлянам не удалось. Лишенные прикрытия легкой пехоты, слоны могли занервничать даже от копий (которые для них не были опасны) и побежать с поля боя, как и при Беневенте или в сражении римлян с Ганнибалом при Заме. Из-за этого одно время у историков сложилось впечатление, что слоны были скорее оружием психологическим, чем практически полезным. Однако сами римляне думали иначе – после Пирра они собрали слоновий отряд и успешно использовали его против Македонии в сражении при Киноскефалах, переломив ход войны.

Слоны с Востока были дороги, а в неволе не размножались. Поэтому при завоевании Британии Клавдий смог высадить на Альбионе лишь одного закованного в броню хоботного. В походе 810 года Карл Великий также смог выставить против датчан лишь одного слона, да и тот после форсирования Рейна умер (к счастью, история сохранила его имя – Абуль-Аббас, из его бивней были сделаны шахматные фигуры, которые существуют до сих пор). На востоке слоны доступнее и их использование не прекращалось от Южного Китая до самой Индии, где на животных со временем надели кольчуги и научили раскачивать головой, предварительно прикрепив к бивням цепи с ядрами на конце. С XVI века на спину животных стали устанавливать огнестрельное оружие вплоть до легких пушек. Даже мушкеты не смогли полностью выбить этих средневековых броненосцев: большинство выстрелов не столько убивала, сколько злило слонов. Конец эпохе их боевого применения положил лишь XIX век и широкое распространение полевой артиллерии.

…антислоны

По Плинию Старшему «слонов пугает малейший визг свиней». Так это или нет сейчас сказать сложно, но отряды так называемых «боевых свиней» действительно существовали. Именно как оружие против слонов свиней использовали, например, римляне – в третьем, победном для них сражении с Пирром в 275 г. до н.э. 


Римские авторы не указывают, как именно в том сражении животных заставляли визжать, но мы знаем, как это делали жители греческих Мегар. В 266 г. до н.э. они направили на македонских боевых слонов свиней, предварительно облитых маслом и подожженных. По Полиэну «свиньи хрюкали и пронзительно визжали от огненной пытки, и бежали среди слонов так быстро, как могли, заставив их смешать ряды в смущении и страхе, а затем разбежаться в разные стороны». Македоняне были вынуждены отступить.Не все греки работали с боевыми свиньями такими методами. По словам Прокопия Кесарийского в VI в. н.э., когда «войско персов штурмовало стены Эдессы, один слон, на которого сел большой отряд, представлял собой своего рода военную машину — «градорушительницу». Казалось, что с его помощью персы скоро возьмут город. Тогда на одной из башен эдессцы вывесили на веревке свинью: «повешенный за ногу поросенок естественно стал неистово визжать; приведенный этим в ярость слон перестал слушаться и вскоре стал отступать».

Голубь войны

В конце Второй мировой американцы разработали противокорабельную планирующую бомбу, которую бихевиорист Беррес Скиннер попробовал довести до наземного применения. Радарное наведение, пригодное в море, на суше не работало, поэтому вместо него он засунул в бомбу голубя. Следящие линзы проецировали изображение местности перед бомбой на экран, по центру которого клевала обученная распознанию целей птица. Пока клевки были в центре экрана, бомба летела прямо, при смещении точки клевка – отклонялась в сторону так, чтобы удержать клевки в центре.Как это ни странно, тренировки показали довольно высокую эффективность этого оружия. Консерватизм военных привел к отмене проекта в октябре 1944 года. Слабость радарных прицелов того времени в 1948 году заставила ВМФ вновь обратиться к бомбам с голубиным наведением, однако когда проект только довели до ума, уже появились более совершенные электронные компоненты. В 1952 году тренировку голубей-камикадзе свернули.

Цыплячье-ядерные мины и KFC

Британский проект «Голубой павлин» от 1957 года предусматривал сплошное минирование ФРГ атомными минами на 10 килотонн. Англичане полагали, что остановить советские силы до Ла-Манша вряд ли удастся, поэтому считалось, что серия ядерных взрывов на оккупированных территория – разумная мера по дезорганизации советских тылов. Увы, закопанная бомба зимой могла замерзнуть, и чтобы этого не случилось, предлагалось сделать в приборном отсеке устройства сменную клетку с запасом воды и питья и посадить в нее цыпленка для подогрева. В 1958 году от проекта отказались.

Впрочем, на этом попытки привлечь нелетаюащих птиц на военную службу не закончились. Во время первой войны в Заливе американские военные использовали цыплят для предупреждения о химической атаке. Метод ее обнаружения был очень простой: птица дохла (смертельная концентрация химикатов для цыплят сильно ниже, чем для людей), чем намекала на наличие опасности. Эта инициатива получила прозвище «Кувейтский полевой цыпленок» (KFC), по аналогии с сетью закусочных KFC.

Александр Березин

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.