Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Нужна ли тактика героям?

Как вписать «мстителей» в пехотные отделения

Супергерои, как правило, собираются в команды и воюют с врагами человечества самостоятельно, не прибегая к помощи военных. Это понятно — канон супергеройских боевиков не пересекается с военной драмой. Но, возможно, солдат все-таки можно совместить с «суперсолдатами»? Как бы подобное слияние повлияло на тактику армейских подразделений?

«Мстители» далеко не всегда демонстрируют на экране свои интеллектуальные способности. В частности, это хорошо видно на примере атаки базы «Гидры» в Заковии (фильм «Мстители: Эра Альтрона»). Трудно подобрать атаке «мстителей» какое-то определение, кроме «навалимся всем стадом». Первое же мало-мальски серьезное сопротивление (появление Ртути) обернулось ранением Соколиного Глаза. По-хорошему, от больших потерь команду героев спасает лишь традиционное для пособников злодеев неумение попадать в цель.

Но давайте попробуем какое-то время отбросить самое реалистичное объяснение — это было написано сценаристами, потому что они решили сделать глупую, но красивую сцену — и попробуем представить, что все происходящее более-менее реально.

И тут сразу становиться понятно, что за весь происходящий в кадре бардак несет ответственность один вполне конкретный персонаж. Стив Роджерс, он же Капитан Америка. Как мы знаем из другого фильма той же киновселенной, «Первый мститель», в военном лагере Лихай новобранец Роджерс успел пройти разве что курс молодого бойца. Доктор Эрскин забрал на опыты рядового, да и то неизвестно — полностью ли обученного. После своего преобразования Стив долгое время не воевал, а работал в пиаре, пока, наконец, не попал в европейский театр военных действий.

Его стиль командования отрядом освобожденных военнопленных вызывает большие вопросы в его компетенции, как командира. Со щитом на мотоцикле впереди всех, это стильно и красиво, но как при этом одновременно командовать достаточно многочисленным подразделением — совершенно непонятно. Логично будет предположить, что «капитан Америка» этим и не утруждался, а штабные, организационные и прочие вопросы взял на себя либо полковник Честер Филлипс, либо кто-то из освобожденных Роджерсом пленных.

Впрочем, даже в том очень маловероятном случае, что где-то в перерывах между разгромами немецких баз Стив успел прослушать хоть какие-то краткосрочные курсы для начинающих младших командиров — его знания о тактике в XXI веке будут на уровне тактических доктрин американской пехоты образца 1944 года.


Бежать или стрелять?

В 1944 году пехотное отделение американской армии состояло из 12 человек, обязанности которых распределялись следующим образом:

  1. Группа безопасности — боец с самозарядной винтовкой M1 Garand и командир отделения с тем же «гарандом». Первый должен был бегать в разведку, а второй, соответственно, следить, чтобы остальные не разбежались куда попало.

  2. Огневая — пулеметчик с ручным пулеметом BAR, его второй номер и подносчик патронов.

  3. Остальные пять бойцов с «гарандами» и заместитель командира составляли маневренную группу.

Учитывая, что BAR (Browning Automatic Rifle) задумывался Джоном Браунингом как автоматическая винтовка, подавлять противника огнем из него получалось не очень хорошо. По этому американские военные придумали (точнее достали из нафталина старую прусскую идею) walking fire — «ходящего огня», когда боец бежит в атаку и одновременно стреляет.

Горячим сторонником этой идеи был один генерал (и танк) Джордж Паттон, которому очень нравилось, что солдаты не залегают на месте, а бодро бегут вперед, стреляют, а враг, заслышав свист пуль и визг рикошета, прячется в укрытии и огонь не открывает. Правда, некоторые, не столь уважаемые офицеры пытались сказать, что на бегу из «гаранда» солдаты попадают примерно никуда, и единственный результат подобной тактики — в зону эффективного огня противника пехотинцы добегают уставшими и растратившими боезапас. Но их особенно никто не слушал.

Еще интереснее обстояло дело с мотопехотой. Хотя американская промышленность штамповала БТР-ы в таких количествах, что хватало не только родной армии, но и союзникам, представление об их использовании у военных США было довольно смутное. Опыт довоенных еще учений «подсказал» концепцию атаки танков и БТР в смешанном строю. Но попытка применить этот опыт в реальном бою уже в Африке привела к тому, что американские солдаты прозвали свои БТР-ы «Purple Heart Boxes» — подразумевая, что поездка на них это верный путь к получению награды за ранение. Лишь к 44-45 году американские военные научились более-менее взаимодействовать с танками на поле боя.

К сожалению, Стиву Роджерсу эту науку выучить по ряду причин не удалось: чтобы освоить тактику мотопехоты, он должен был пройти соответствующие курсы в 45-м году.

Однако надо признать — если бы американские военные захотели (а в реальной жизни они бы наверняка этого захотели) призвать команду супергероев в ряды вооруженных сил и попытаться как-то интегрировать их в существующие подразделения, это бы доставило ряду командиров немало головной боли. Но давайте все же попробуем.


Халк

В комиксе его сила не имела предела, а ранить этого супергероя можно было лишь вымышленными металлами, вроде адамантия или вибраниума. Казалось бы, перед нам просто солдат из генеральской мечты — это неудивительно, если вспомнить, что Халк как раз появился в результате опытов по созданию суперсолдат.

В фильме 2003 года Халк без особых проблем расправляется с четырьмя «абрамсами», а версии 2008 года броском арматуры сбивает атакующий «апач». Заметим, правда, что танки стояли на месте, а вертолет пытался обстрелять его из пушек. Если бы «абрамсы» маневрировали, поддерживая друг друга огнем, возможно, после 5-6 снарядов с сердечником из обедненного урана Халк бы сдался и побежал искать добычу полегче. Да и «апач» мог бы не приближаться на пушечный выстрел, а стрелять «хеллфайром» с 11 километров. Но — в общем, можно условно считать, что и против боевой техники Халк может себя показать.

Однако любой вменяемый командир, бросив лишь беглый взгляд на досье Халка, сразу скажет, что лучший способ использовать его в бою — это забросить в тыл противника. Желательно как можно более глубокий.

На поле боя Халк практически не управляем, с трудом и не всегда отличает своих от чужих, да и с «выключением» его из боевого режима тоже имеются сложности. Пытаться наладить с ним какое-то взаимодействие, проводить тренировки и так далее, по всей видимости, будет совершенно неоправданной тратой времени и сил.

Если не рассматривать изложенный выше вариант, то наиболее оптимальным будет применение в качестве отвлекающего элемента. Пока Халк будет крушить-ломать все подряд, наслаждаясь вниманием публики, небольшой скрытно действующий отряд может сделать практически что угодно. Собственно, именно такую тактику с успехом применяет Локи в фильме «Мстители», устроив при «помощи» Халка погром на летающем авианосце «Мстителей».


Капитан Америка

Как уже было сказано выше, привык мчаться впереди обычных бойцов на мотоцикле. Однако, поскольку непробиваем у него только щит из вибрануима, есть основания считать, что штурм чего-то, обороняемого менее бездарно, чем базы «Гидры», закончился был для Роджерса с такой тактикой быстро и печально. Капитан умеет быстро двигаться, но пули и осколки летят быстрее, а при прорыве через минное поле или зону пулеметно-минометного заградительного огня это вопрос даже не баллистики, а статистики.

С другой стороны, Роджерс действительно прекрасный боец ближнего боя, пусть даже и не сумевший (или не пытавшийся) освоить огнестрельное оружие. Поэтому задачей командира подразделения, которому Капитан достанется в качестве усиления, будет обеспечение «доставки» Стива как можно ближе к позициям противника. При зачистке траншей или штурме зданий Кэп действительно может показать себя эффективной боевой единицей.


Тор

Примерно то же, что и Капитан Америка: по большей части Тор предпочитает махать молотом или гром-секирой в ближнем бою, а заклинаниями по площади работает редко — так что вызвать артиллерию или авиаудар по нужным координатам будет быстрее и надежнее, чем рассчитывать на божественную силу.


Железный человек

Тони Старка в его костюме следует рассматривать скорее как летающий объект, чем наземную боевую единицу. Впрочем, отметим, что и ему в своих приключениях не приходилось сталкиваться с по-настоящему серьезной объектовой ПВО — например флотской, рассчитанной на отражение залпа сверхзвуковых противокорабельных ракет. Есть подозрение, что близкое знакомство с многоствольными пушками типа «вулкана» или 6К30ГШ ни к чему хорошему бы не привело. Да и перегрузки при маневре Тони Старк, скорее всего, переносит хуже, чем зенитные ракеты. Кроме того, для атаки серьезных целей костюм «Железного Человека» банально имеет меньшую грузоподъемность, чем боевые самолеты или беспилотники, чья боевая нагрузка считается в тоннах.

Скорее всего, американские военные предпочли бы использовать Тони в составе «Ночных сталкеров» — 160-го авиационного полка специального назначения, обеспечивающего действия «Дельты» и 75-го полка рейнджеров. Здесь Железный Человек вполне способен выступить в роли разведывательно-ударной боевой единицы, которая проводит самостоятельную доразведку объекта и при этом способна оказать огневую поддержку высадившемся спецназу. Более того, в киновселенной именно Тони Старк демонстрирует наибольшую «приземленность» и готовность сотрудничать с государством. Поэтому можно предположить, что как раз у него есть наибольшие шансы на успешное взаимодействие с военными.

А там, глядишь, десяток-другой совместных миссий и после очередной попойки в баре «операторы» Дельты уговорят Тони развернуть серийное производство летающих бронекостюмов. На этом тему отдельных супергероев можно будет закрыть и начать другую — хайнлайновского «Звездного десанта».


Сокол

В кинофраншизе также является «летающим героем», как Железный Человек, но с более ограниченными возможностями. Если костюм Старка несет хоть и уступающий звену бомбардировщиков, но все же вполне внушительный арсенал, то Сокол вынужден использовать обычное огнестрельное оружие. С другой стороны, высокотехнологичные очки и дрон Редвинг дают Соколу шанс стать даже более эффективным воздушным разведчиком.


Доктор Стрэндж

Хотя тоже обладает рядом супервозможностей, дуэль с подручным Таноса наглядно показала, что атакующие возможности доктора не очень высоки. Опасным противником и ценной боевой единицей его делает возможность просматривать варианты будущего, а также умение открывать порталы. Можно уверенно сказать, что для военных доктор будет полезен именно в роли прогнозиста и «транспортной системы», позволяющей перебросить отряд спецназа (или бомбу) в нужную точку. В бою же щиты Стренджа, а также приемы из арсенала управления временем имеют скорее оборонительную направленность, хотя умение отправить противнику назад его же снаряд может оказаться очень полезным.

Однако поскольку Стрэндж не обладает живучестью Халка или хотя бы бронированием Железного Человека и явно будет испытывать большие сложности даже при обстреле обычными пулями из разных точек, лучшей тактикой для него будет «провалиться» куда-то подальше от места, где стреляют.


Муравей и Оса

Пара продолжателей работы Хэнка Пима имеют все шансы стать одними из самых ценных и эффективных приобретений армии. Уменьшенные герои способны проникнуть практически на любой объект, что и было продемонстрировано уже в первом фильме «Человек-муравей». Прекрасные разведчики и диверсанты, недостатком которых является разве что ограниченный радиус действия — перелетать на больше расстояние верхом на стрекозе довольно долго и утомительно, поэтому основной заботой их командира станет вопрос доставки к цели.

А вот увеличение в размерах, как показывает пример нескольких попыток Скотта Лэнга, имеет скорее психологический эффект, чем реальную эффективность. Более того, есть подозрение, что если в такую крупную мишень выстрелят чем-то соответствующим, Человеку-Муравью будет очень плохо и после возвращения к нормальному размеру.


Человек-Паук

Для начала стоит обратить внимание, что Питер Паркер в кинофраншизе — школьник и вряд ли может быть законным образом призван на военную службу. Впрочем, Тони Старка это не остановило, а военные вряд ли будут более щепетильными. Вопрос больше в том, что текущие способности Человека-паука и его возможности даже с костюмом от Старка вряд ли устроят армейского заказчика. Фактически уровень Человека-Паука позволяет ему эффективно действовать против мелкой уличной преступности — не более. К слову, различные клейкие составы для мгновенного обездвиживания уже не первый год вызывают интерес полиции — возможно, уже в ближайшем будущем в роли человека-паука сможет ощутить себя любой сотрудник с «клеящей пушкой».

Впрочем, пока что Питер Паркер остается единственным обладателем способности «мгновенно склеить кого-нибудь» и в этом качестве вполне может заинтересовать команду антитеррора более высокого уровня, чем обычный полицейский SWAT. Но и в этом случае он, скорее всего, после прохождения полного курса тренировок будет рассматриваться просто как еще один боец с парой потенциально интересных фокусов.


Андрей Уланов





Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.