Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Сладкая жизнь

Поможет ли шоколад справиться с депрессией

В начале августа мы писали о том, что британские ученые на выборке из 13 тысяч человек показали взаимосвязь между потреблением темного шоколада (именно темного — с содержанием какао более 45 процентов) и уменьшением симптомов депрессии. Согласно результатам работы, характерные для депрессии состояния на 70 процентов реже встречались у тех, кто ел темный шоколад, по сравнению с теми, кто не ел его вообще. Разумеется, это только корреляция, и на основе этих данных нельзя утверждать, будто шоколад может избавить человека от депрессии. Редакция N + 1 рассказывает о возможных механизмах, позволяющих темному шоколаду влиять на наше эмоциональное состояние, и выясняет, можно ли называть его антидепрессантом.

Шоколад — одно из самых популярных лакомств людей по всему миру: спасибо индейцам майя и ацтекам, которым полюбился горький ароматный напиток из какао-бобов, конкистадорам, которых он также привлек, а в особенности спасибо — голландскому химику Конраду ван Гутену, который в начале XIX века запатентовал дешевый способ выжимки какао-масла из бобов.

Отдельное спасибо хочется сказать тем, кто добавил в изначально, вероятно, довольно неприятный для вкусовых рецепторов напиток сахар и молоко.

Про то, что шоколад довольно полезен для здоровья, мы писали неоднократно: его пользу ученые доказывали и для сердечно-сосудистой системы, и для мозга и иммунитета.

Положительное воздействие на организм объясняется наличием в какао-масле и других производных продуктах какао-бобов природных соединений флавоноидов (а точнее — флавонолов). На организм человека они действуют в первую очередь как антиоксидант, то есть нейтрализуют активные формы кислорода, способные повредить макромолекулы, такие как белки и ДНК.

Авторы подавляющего большинства исследований, разумеется, не приходят к выводу о том, что шоколад — это панацея. Более того, даже в исследованиях в крупных рецензируемых журналах говорится о том, что обнаруженный положительный эффект от поедания шоколада, как краткосрочный, так и долгосрочный, — зачастую пусть и статистически значимый — остается все-таки довольно небольшим.

То же самое касается и психического здоровья. Шоколад, с его сладостью и приятными для вкусовых ощущений текстурой и ароматом, в действительности может поднять настроение, но не всегда понятно, как это работает — имеем ли мы дело исключительно с психологическим эффектом, или тут срабатывает некий физиологический механизм, запускаемый теми свойствами шоколада, которые схожи со свойствами антидепрессантов.

Разбираться и в том, и в другом нужно отдельно, но сперва необходимо пояснить, почему вообще то, что мы едим, может быть важно для психического здоровья.


Серотонин из еды

Депрессия, как известно, бывает эндогенной: иногда для ее появления не требуется никаких внешних триггеров, таких как потеря работы или смерть близкого человека.

В определенный момент мозг перестает нормально синтезировать и использовать важные для него нейромедиаторы (серотонин, дофамин и норадреналин), участвующие в работе системы вознаграждения, — все вместе или только некоторые из них. То, что раньше хорошо работало и заставляло вставать по утрам, радоваться встречам с друзьями, ощущать удовольствие от любимой пищи, ломается.

Предсказать эту поломку, особенно с учетом того, что она может появиться совершенно внезапно, бывает сложно, поэтому от депрессии не защищены даже те люди, которые не испытывают ежедневных стрессов, влияющих на состояние центральной нервной системы.

Депрессию, однако, можно предупредить с помощью правильного — или сравнительно правильного — образа жизни. Так, на риск развития депрессии влияет гигиена сна, физическая активность, алкоголь и, разумеется, питание.

Шоколад относят к числу продуктов с большим содержанием триптофана — одной из ароматических альфа-аминокислот. Правда, 200 миллиграмм триптофана на 100 грамм шоколада — на самом деле не самый высокий показатель, для красной или черной икры он куда выше (960 и 910 миллиграмм на 100 грамм соответственно).

Протеиногенный энантиомер (оптический изомер) триптофана — L-триптофан — входит в состав белков всех живых организмов, а его метаболитом является серотонин — тот самый нейромедиатор, который, помимо всего прочего, очень важен для работы системы вознаграждения головного мозга.

Синтезируется серотонин из триптофана через еще один шаг-предшественник — 5-гидрокситриптофан. Это вещество, известное также как 5-HTP, продается в виде биологически активной добавки, которая, судя по некоторым данным, в лечении депрессии эффективнее плацебо, хотя достаточно качественных медицинских исследований на этот счет до сих пор не проводилось.


Непроходимый барьер

В отличие от триптофана или 5-HTP, поступающих в организм в чистом виде (в виде добавок) и действительно способных повысить уровень серотонина, с этой же альфа-аминокислотой, поступающей в организм с едой, все не так просто. Дело в том, что триптофан, прежде чем синтезироваться в нейромедиатор, должен преодолеть гематоэнцефалический барьер.

Этот же барьер должны преодолеть и другие аминокислоты, и триптофан среди них далеко не главный: транспортная система, которая руководит перемещением по гематоэнцефалическому барьеру, отдает предпочтение другим аминокислотам, поступающим в организм с белками.

Поэтому простое добавление в пищу продуктов, в которых триптофан содержится в больших количествах, уровень серотонина в головном мозге не поднимет. Исследования показывают: чтобы в организме было достаточно триптофана для дальнейшего эффективного синтеза 5-HTP и серотонина, количество калорий, поступающих из белка, не должно превышать 2–4 процента от общей энергетической ценности пищевого продукта.

Шоколад к таким продуктам не относится, так как белка в нем — около пяти процентов: этого достаточно для того, чтобы триптофан уступил место другим аминокислотам, а серотонин из него не синтезировался.

Примерно то же самое можно сказать про дофамин. Этот нейромедиатор синтезируется из альфа-аминокислоты фенилаланина через синтез тирозина или из самого тирозина.

И та, и другая аминокислота есть в продуктах питания (в том числе в шоколаде), но перейти гематоэнцефалический барьер они могут только в чистом виде (строго говоря, в чистом виде в продуктах питания — например, банановой кожуре — есть и дофамин, но он как раз барьер между кровеносной системой и мозгом не проходит совсем).

Исследования, посвященные синтезу дофамина (а также его метаболита норадреналина) из продуктов питания достаточно ограниченны, но известно, к примеру, что тирозин в чистом виде в достаточно большой дозировке (100 миллиграммов на килограмм веса) никак не влияет на настроение человека.

Именно поэтому считать шоколад пищевым источником серотонина и дофамина нельзя совсем (поэтому не верьте, если об этом где-то пишут). Хорошая новость, однако, состоит в том, что продуктам необязательно напрямую синтезировать нейромедиаторы, чтобы оказывать влияние на работу головного мозга человека.


Жизнь в шоколаде

Еда — это один из самых главных стимулов для системы вознаграждения головного мозга, а приятная еда (то есть, конечно, и шоколад) — стимул еще и достаточно сильный. В исследованиях пищевого поведения или обучения с подкреплением как с участием людей, так и лабораторных животных, шоколад как стимул считается так называемой «аппетитной едой» (palatable food), способной существенно повысить активность дофаминергических нейронов.

Так, в эксперименте на мышах было показано: потребление шоколада повышает выброс дофамина в прилежащем ядре — мозговой структуре, которая принимает сигналы от дофаминергических нейронов и является важной частью системы вознаграждения.

Прилежащее ядро иногда называют «центром удовольствия»: активность этой зоны повышается при воздействии некоторых наркотических веществ, во время секса. Кроме того, эта область также подвержена влиянию социального одобрения.

Эксперимент на молодых людях показал, что активность прилежащего ядра повышается при виде лайков к собственным фотографиям. Кстати, примерно так же, как и при поедании шоколада: из этого можно сделать вывод, что недостаток внимания можно возместить шоколадкой — и прилежащее ядро никакой разницы не заметит.

Возникает вопрос: не может ли шоколад считаться наркотиком и не грозит ли любителям этого продукта «шокоголизм»?

Некоторые исследования, к примеру, показывают, что бывшие героиновые наркоманы, находящиеся на принудительном лечении или за решеткой, испытывают повышенную тягу к сладкой пище. Не исключено поэтому, что физиологические механизмы, заставляющие людей испытывать тягу к сладкому и переживать абстинентный синдром, могут быть схожи.

При этом в получении удовольствия от потребления пищи действительно участвует опиоидная система: в ответ на сладкую пищу в организме выделяются опиоидные пептиды, которые, в свою очередь, повышают концентрацию бета-эндорфинов в гипоталамусе.

Любопытно, что этот эффект обратим при применении налтрексона — антагониста опиоидных рецепторов, который прописывают, например, после отмены обезболивающих на опиатах.

Однако этот эффект не связан исключительно с шоколадом. Скорее, он наступает при потреблением любой высокоуглеводной еды, даже необязательно сладкой, так что работа опиоидной системы организма при потреблении шоколада не объясняется конкретно его уникальными свойствами.

Поэтому считать шоколад наркотиком, даже упрощенно, точно нельзя, как нельзя утверждать, что производимый им эффект на организм и сознание человека сравним, к примеру, с эффектом от приема опиатов. В противном случае производство и продажа шоколада регулировались бы законом. Хорошо, что это не так.


Гедонисты одобряют

Разумеется, «аппетитность» любой сладкой пищи, в том числе шоколада, зависит не только от сладкого вкуса как такового — любой человек предпочтет съесть кусок шоколадного торта, а не пару столовых ложек сахара. Причем с шоколадом, из-за его физических свойств и содержащихся в нем ароматных веществ, ситуация особенная.

Температура плавления шоколада — около 30-38 градусов Цельсия, что позволяет ему оставаться твердым при комнатной температуре и таять уже во рту. Процесс таяния — едва ли не главное в потреблении шоколада.

На этом этапе в больших количествах выделяются входящие в состав продукта алкалоиды, отвечающие за горьковатый привкус и привычный для какао аромат, а полученная жидковатая, немного вязкая и в меру жирная консистенция дарит дополнительную оросенсорную стимуляцию.

Благодаря сочетанию этих факторов шоколад достигает высокой гедонической оценки.

Касается это, кстати, больше молочного, чем горького шоколада, так как в молочном чуть больше и жиров, и углеводов — а именно сочетание этих питательных веществ в продукте делает его крайне привлекательным.

В целом, можно заключить, что шоколад, несмотря на то, что он может повысить настроение, не следует считать антидепрессантом. При потреблении шоколада любой схожий с приемом реальных препаратов эффект достаточно недолговечен и уж точно не так глубок.

Поэтому рассчитывать на него, если у вас начинается депрессия, особо не стоит, и при наличии каких-либо поводов для беспокойства необходимо обращаться ко врачу.

И обязательно помните, что, несмотря на свои прекрасные полезные свойства, приятную текстуру и аромат, шоколад — это всего лишь шоколад.


Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.