Двери закрываются

Наблюдаем, как сворачивается научное сотрудничество с Россией

За 30 лет Россия стала заметным сегментом мирового научного сообщества: российские ученые и инженеры проектировали и строили научные установки по всему миру (Большой адронный коллайдер, токамак ИТЭР и так далее), равно как и зарубежные специалисты помогали строить установки и проводить эксперименты в России. После того, как российские войска вошли на территорию Украины, эти связи начинают рваться. Редакция N + 1 следит за тем, как это происходит.

Европейская южная обсерватория (ESO)

Самый известный научный инструмент ESO — это четыре восьмиметровых оптических телескопа (комплекс VLT), расположенные в самом благоприятном с точки зрения астроклимата регионе планеты — высокогорной чилийской пустыне Атакама. Сейчас ESO возводит Экстремально большой телескоп ELT, диаметр его зеркала составит 39 метров. Начиная возводить ELT, организация предлагала России принять участие в его строительстве — а вместе с тем и стать членом ESO.

Присоединение России к ESO обсуждалось с 2011 года — президент РФ Дмитрий Медведев поручил правительству изучить эту возможность. Российские астрономы заявляли, что для них это практически единственная возможность получить доступ к инструментам мирового уровня. 22 февраля 2022 года, за два дня до начала военных действий на Украине, вице-президент РАН Юрий Балега назвал вступление России в ESO «задачей десятилетия».

Российские астрономы все эти годы могли работать на телескопах обсерватории только в составе международных научных групп под руководством ученых из стран-членов организации. После ввода российских войск на территорию Украины ESO выпустило заявление, что «не имеет и не планирует иметь никаких официальных отношений с институтами и компаниями из России и Беларуси». А, значит, приглашение вступить в ряды стран-участниц ESO отозвано. Параллельно ESO запускает специальную гостевую программу для поддержки украинских коллег и их семей.

Европейская организация ядерных исследований (CERN)

Сотрудничество СССР с ЦЕРНом началось еще в 1960-е годы. После распада Союза, в 1993 году Россия подписала новый договор о сотрудничестве с европейской организации, в рамках которого российские предприятия присоединились к строительству Большого адронного коллайдера. 

В коллаборациях ЦЕРНа участвуют сотни российских исследователей. В 2012 году Россия подала заявку на то, чтобы стать ассоциированным членом организации, но в 2017-м отозвала ее, сохранив статус наблюдателя (подробнее об этом в материале «Не очень-то и хотелось»). После того, как российские войска вошли на территорию Украины, Совет ЦЕРНа временно лишил Россию статуса наблюдателя

Кроме того, организация отказывается рассматривать новые соглашения и проекты с российскими институтами.

Международный термоядерный энергетический реактор (ITER)

Россия была одним из инициаторов строительства экспериментального термоядерного реактора ITER на территории Франции, который должен стать прототипом будущих промышленных термоядерных установок. Доля России в бюджете проекта составляет 9,1 процента, большая часть этого вклада идет «натурой» — то есть поставками компонентов и оборудования, которое производится на предприятиях российской атомной отрасли.

В переписке с N + 1 пресс-секретарь организации Лабан Кобленц (Laban Coblentz) сообщил, что устав ITER не содержит процедуры исключения страны-участницы проекта. И напомнил, что ITER создавался во времена холодной войны, и никакие конфликты — торговые войны, пограничные инциденты — не влияли на ход строительства реактора. Кобленц, однако, признал, что российские действия в Украине беспрецедентны и не смог сообщить ничего определенного о том, как они скажутся на судьбе проекта.

Ускоритель FAIR

Ускорительный комплекс FAIR в германском центре исследования тяжелых ионов (GSI) начали проектировать в 2005 году. Россия присоединилась к проекту в 2010, доля нашей страны в бюджете проекта — около 15 процентов. 

После того, как российские войска вошли на территорию Украины, организация выпустила заявление, в котором осудило действия правительства РФ и поддержало санкции против него. Все сотрудничество с российскими организациями было заморожено, а все планы по новым проектам сотрудничества остановлены.

Европейский рентгеновский лазер на свободных электронах (XFEL)

XFEL — один из крупнейших европейских научных проектов с заметным российским участием. Доля России в его бюджете составила 27 процентов от общего объема расходов на строительство установки. 

Организация объявила, что приостанавливает действующие проекты с российскими учеными и не планирует запускать новые в связи действиями России на Украине. Вместе с тем, организация не намерена отступать от своих юридических обязательств перед российской стороной.

Европейское космическое агентство (ESA)

Европейское космическое агентство плотно сотрудничало с Роскосмосом. Организация покупала у госкорпорации ракеты «Союз» для запуска с космодрома Куру во Французской Гвиане — на российских носителях была запущена большая часть аппаратов навигационной системы «Галилео». Также Роскосмос и ЕКА совместно разрабатывали программу исследования Марса: первый зонд этой программы Trace Gas Orbiter (TGO) уже несколько лет работает на околомарсианской орбите.

Агентство выпустило заявление, в котором осудило действия России на территории Украины и подтвердило, что поддержит все санкции, которые были введены против РФ странами-участницами ЕКА. Агентство оценит все программы, в которых участвует российская сторона, и приведет их в соответствие с решениями о санкциях. В заявлении отмечается, что запуск нового аппарата в рамках проекта «ЭкзоМарс», планировавшегося на 2022 год, теперь выглядит маловероятным. До этого Роскосмос заявил, что прекращает пуски ракет «Союз» с космодрома Куру.

Объединенный институт ядерных исследований (ОИЯИ)

Международная ядерно-физическая организация была создана в Советском Союзе в 1956 году. Сейчас в нее входят 19 стран — бывшие страны советского блока и бывшие республики СССР, включая Грузию и Украину. 

Руководство института выпустило заявление, в котором выражает сочувствие пострадавшим и надежду на скорейшее достижение мира. Дирекция подчеркнула, что компания Strabag продолжает работу по строительству коллайдера тяжелых ионов NICA.

Вместе с тем, как минимум одна страна-участница ОИЯИ — Чехия — заявила, что намерена приостановить свою работу в рамках организации, а также выплату членских взносов. Это решение подтвердило министерство образования, молодежной политики и спорта, которое управляет международным научным сотрудничеством страны.

Что будет с российскими научными статьями?

С 24 февраля в соцсетях начали появляться сообщения, что зарубежные научные журналы отказывают в публикации российским ученым, но ни одно из них впоследствии не подтвердилось.

Первое такое письмо пришло от редактора журнала Journal of Molecular Structure, который принадлежит издательству Elsevier.  Вскоре издательство прислало редакторам своих журналов письмо, в котором говорило, что будет руководствоваться при отборе статей для публикации принципом fair play: то есть будет принимать в расчет только научное содержание рукописей. Также Elsevier выпустил заявление, в котором осудил действия России, заявил о поддержке украинских беженцев о том, что открывает бесплатный доступ к журналам для украинских врачей, но ничего не сказал о санкциях в отношении российских исследователей.

Похожее заявление выпустила группа Springer Nature. 

Издательство Taylor & Francis также выступило в поддержку украинских ученых, при этом в переписке с N + 1 представитель журнала подчеркнул, что компания продолжит принимать рукописи от исследователей из российских институтов — по крайней мере до тех пор, пока не будут введены санкции, прямо это запрещающие.

Издательство American Chemical Society также выступило в поддержку Украины, заявив, что тщательно проанализирует редакционную политику и взаимоотношения с контрагентами, чтобы они не противоречили режиму санкций, введенных США и ЕС по отношению к России. 

Представитель медицинского журнала Lancet, отвечая на вопросы N + 1, заявил, что издание поддерживает врачей и исследователей в Украине, однако считает, что любые препятствия обмену медицинскими знаниями ставят под угрозу здоровье людей, поэтому попытка изолировать российских ученых и врачей нанесет только вред. «Поэтому мы не вводим никаких ограничений при рассмотрении статей, в том числе от российских авторов», — говорится в письме.

Американская ассоциация содействия развитию науки (AAAS), которая выпускает Sciencе, также не намерена каким-либо образом менять свою политику по отошению к авторам из России: «Журналы Science не собираются никому запрещать публикации статей», — говорится в письме организации редакции N + 1.

Российский биолог Артем Недолужко 10 марта опубликовал письмо от журнала Frontiers in Conservation Science, где говорилось, что из-за конфликта в Украине редакция сворачивает издательские проекты с участием ученых из России или Украины. Однако пресс-служба издательства Frontiers в тот же день заявила, что письмо было разослано по ошибке. «На решения редакции не должно влиять происхождение рукописи», — говорится в письме представителя издательства, поступившем в N + 1. Издательство выпустило заявление в поддержку Украины.

Ряд издательских домов не ответил на вопросы N + 1 о том, меняется ли их редакционная политика относительно российских ученых. В их числе — издательства Wiley и American Physical Society, а также журналы NEJM, JAMA, PNAS, PLOS и ряд других.

Прекращает работу в России крупнейшая база научных статей Web of Science — об этом объявила компания Clarivate, которой эта база принадлежит. Компания закрывает свой российский офис и прекращает рассматривать новые заявки на включение в базу от российских и белорусских журналов. Ранее внесенные в базу статьи и журналы, по всей видимости, останутся, хотя об исключении просили украинские исследователи. 

Вторая крупнейшая наукометрическая база — Scopus, принадлежащая Elsevier, не объявляла о каких-то мерах по отношению к российским журналам.

Однако по сообщению пресс-службы Министерства образования, вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко уже поручил разработать Национальную систему оценки результативности научных исследований и разработок, для замены существующих систем оценки, которые сейчас опираются на публикации в международных журналах и наукометрические показатели из WoS и Scopus.

Этот материал будет пополняться вместе с тем, как другие научные организации и журналы обозначат свою позицию по отношению к России, российскому научному сообществу и каких-либо изменениях в их политике в связи с боевыми действиями в Украине.

Илья Ферапонтов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.