У детей ямников из Южного Приуралья обнаружили метастатический рак и цингу

Микрофокусная рентгенограмма фрагмента теменной кости ребенка из погребения-3 кургана-1 могильника Болдырево-4

Нина Моргунова и др. / Археология, этнография и антропология Евразии, 2022

Археологи и палеоантропологи исследовали останки из детских погребений ямной культуры, раскопанные в могильнике Болдырево-4. Оказалось, что в двух могилах IV тысячелетия до нашей эры находились останки трех индивидов примерно шести лет, двое из которых пострадали от серьезных заболеваний. У одного ребенка ученые обнаружили признаки метастатического рака, у другого — цинги. Об этом сообщается в статье, опубликованной в журнале Археология, этнография и антропология Евразии.

Большую роль в истории бронзового века Евразии сыграла ямная культура (культурно-историческая общность), которая занимала обширное пространство от Дуная до Южного Урала. Она сложилась на базе хвалынской и среднестоговской энеолитических культур и существовала около 4000–2300 годов до нашей эры (включая репинский и полтавский этапы). Для ямников характерен набор определенных черт: захоронение в ямах (откуда и произошло название), строительство курганных насыпей, преимущественно скорченный обряд трупоположения, обильная посыпка покойных охрой, а также восточная ориентировка.

Физический облик представителей этой культуры ученые описывают в основном как европеоидов высокого роста, но встречаются и другие антропологические типы, например, близкие к кавказскому, что связано со смешанным происхождением ямного населения. Их хозяйство основывалось на пастушеском скотоводстве — разводили главным образом мелкий и крупный рогатый скот, а также лошадей. Носители ямной культуры были знакомы и с металлургией, в том числе умели делать орудия из метеоритного железа. Ямники, похоже, были носителями индоевропейских языков и оказали серьезное влияние на население Европы — следы их миграции на Запад отчетливо видны в палеогенетических исследованиях.

Нина Моргунова (Nina Morgunova) совместно с коллегами из Оренбургского государственного педагогического университета и Института археологии РАН исследовала два детских погребения (погребение-3 и погребение-4), обнаруженных в раннем горизонте кургана-1 могильника Болдырево-4 — одного из элитных и наиболее крупных погребальных сооружений ямной культуры на севере Волго-Уральского региона. До начала раскопок насыпь достигала 62 метров в диаметре и 4,2 метра в высоту (в древности — примерно восьми метров).

Погребение-3 представляло собой могильную яму размером 70×100×70—72 сантиметра, на дне которой находилась подстилка со скелетом ребенка, похороненного в скорченном положении. На его костях исследователи обнаружили охру, а рядом с ними — керамический сосуд полуяйцевидной формы. Погребение-4 представляло собой яму размером 87×144×75—80 сантиметров, в которой также на подстилке находились останки ребенка в скорченном положении. Помимо охры, в могиле присутствовали глиняный полуяйцевидный сосуд и острие из косточки. Хотя погребальный обряд в обоих случаях оказался схожим, он отличался по керамике (изготовлена в разных традициях), а также по составу подстилок — в первом случае использовали сухостепные травы и немного органического материала, а во втором — луговые травы, войлок/шерсть и древесину/кору. Из этого ученые сделали вывод, что дети принадлежали к разным родам или семьям.

Ученые отметили, что наиболее правдоподобная радиоуглеродная датировка для этих захоронений была получена по кости из погребения-4. Она показала, что ребенка похоронили около 3439–3378 годов до нашей эры, то есть в конце репинского или в начале развитого этапа ямной культуры (однако датировку еще предстоит уточнить). Обследование скелетных останков показало, что в погребении-3 была захоронена, вероятно, девочка примерно шести лет, которая пережила в возрасте 1,5–4 лет четыре эпизода стресса. Рентгенограмма позволила обнаружить множественные очаги поражений на ее теменной кости, истончение нижней челюсти и верхнего неба, а также некоторые другие патологии.

По мнению исследователей, это стало следствием метастатического рака, к которому на финальной стадии добавилась цинга. Появление рака у этого ребенка могло быть вызвано патогенами, например, Т-лимфотропным вирусом человека первого типа. Кроме того, ученые предположили, что негативно на состоянии здоровья ребенка могли сказываться длительное пребывания у задымленного очага и близость к месту металлообработки.

В лаборатории ученые обнаружили, что останки из погребения-4 принадлежали двум индивидам — вероятно, это стало следствием пациального (частичного) захоронения. Кости принадлежали детям примерно шести лет, один из которых, как и ребенок из погребения-3, успел пережить череду эпизодов стресса. Другой же индивид из этого погребения, судя по периостальной реакции на поверхности одной из костей, возможно, пострадал от цинги.

Ранее на N + 1 уже неоднократно рассказывали о ямной археологической культуре. Например, протеомный анализ зубного камня показал, что ямники начали пить молоко пять тысяч лет назад, причем на начальном этапе, похоже, употребляли только овечье молоко. Кроме того, анализ стабильных изотопов углерода и азота позволил предположить, что рацион степняков включал грибы.

Михаил Подрезов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.