Энеолитическим скотоводам из Предкавказья приглянулось овечье молоко

Emily Hammer / Max Planck Institute for Evolutionary Anthropology

Молекулярные биологи провели исследование зубного камня у 45 индивидов, живших в Понтийско-Каспийской степи и прилегающих к ней регионах в период примерно с 6000 года до нашей эры до 200 года нашей эры, и выяснили, что у большинства из них в рационе присутствовали молочные продукты. Оказалось, что население Предкавказья в эпоху энеолита и ранней бронзы употребляло только овечье молоко, пока в начале III тысячелетия не начало также доить коз и коров. При этом жители Южного Кавказа употребляли коровье молоко уже около 3700 года до нашей эры. Об этом сообщается в статье, опубликованной в журнале Nature Ecology & Evolution.

В IX–VIII тысячелетиях до нашей эры на Ближнем Востоке одомашнили коз, овец и крупных рогатых животных, откуда впоследствии эта культура распространилась в другие регионы. Однако свидетельства молочного животноводства появляются позднее. Так, анализ белков из древних керамических сосудов показал, что уже в середине VII–VI тысячелетии до нашей эры в Северо-Западной Анатолии доили жвачных животных. Начав употреблять молочные продукты, древние люди получили новый источник пропитания, для которого не нужно было убивать животных.

В эпоху палеометалла важным регионом для распространения молочного животноводства оказался степной пояс Евразии. По всей видимости, важное значение в этом принадлежит носителям ямной археологической культуры, которая сформировалась в Понтийско-Каспийской степи около 3300 года до нашей эры (если считать репинскую культуру этапом ямной, то около 4000 года до нашей эры). Эти скотоводы не только внесли существенный генетический вклад во многие европейские популяции бронзового века, но и распространили скотоводческий тип хозяйства далеко на восток — в Южную Сибирь, Монголию и Синьцзян, где сложилась афанасьевская археологическая культура. Недавнее исследование показало, что, возможно, этому способствовало получение стабильного источника белковой пищи в виде молочных продуктов.

Кристина Уориннер (Christina Warinner) из Института эволюционной антропологии Общества Макса Планка совместно с учеными из Азербайджана, Великобритании, Германии, России, США, Финляндии и Франции провела протеомный анализ белков зубного камня 45 индивидов с 29 памятников, которые проживали в Понтийско-Каспийской степи (n = 27), на Южном Кавказе (n = 9), в Волго-Окско-Донском регионе (n = 7) и на Восточном Урале (n = 2). С помощью масс-спектрометрии молекулярные биологи решили найти доказательства употребления молочной продукции в популяциях, относящихся к периоду от неолита до Античности (около 6000 года до нашей эры — 200 года нашей эры).

В результате исследования ученые обнаружили, что 34 из 45 человек употребляли молочные продукты. Оказалось, что на Северном Кавказе они присутствовали в рационе 26 из 27 индивидов, самый древний из которых жил около 4338–4074 годов до нашей эры, то есть в эпоху энеолита. Носители майкопской и ямной культур на раннем этапе, похоже, употребляли только овечье молоко. Однако в начале III тысячелетия до нашей эры ямники, а также представители северокавказской и катакомбной культур начали также доить коз и крупный рогатый скот. В раннем железном веке (VIII–V века до нашей эры) доскифское население Понтийско-Каспийской степи употребляло и лошадиное молоко.

На Южном Кавказе биологи обнаружили свидетельства доения крупного рогатого скота, относящиеся примерно к 3700 году до нашей эры, что на тысячу лет древнее, нежели на Северном Кавказе. Молочное животноводство в Волго-Окско-Донском регионе началось существенно позже. Самые ранние свидетельства этому исследователи находят лишь во II тысячелетии до нашей эры. До этого времени, несмотря на культурные контакты со степняками, население лесной зоны продолжало сохранять хозяйство, основанное на охоте, собирательстве и рыболовстве.

Ученые обратили внимание на то, что носители майкопской культуры зависели от молочного животноводства, основанного на разведении овец. В то же время в погребальном обряде этой культуры более заметное место отводилось крупному рогатому скоту. На это указывают найденные золотые и серебряные фигурки, а также свидетельства жертвоприношений. Вероятно, крупный рогатый скот использовался в качестве тягловых животных и демонстрировал социальный статус владельца.

Ранее на N + 1 рассказывали о других исследованиях, посвященных древним степнякам. Так, у молодого мужчины ямной культуры обнаружили крупнейшую для бронзового века прижизненную трепанацию черепа. Кроме того, ученые построили «генетическую карту» евразийских степных народов.

Михаил Подрезов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.