ВОЗ не будет расследовать версию об утечке SARS-CoV-2 из лаборатории в Ухане

WHO / YouTube

Cегодня на пресс-конференции миссии ВОЗ по изучению происхождения нового коронавируса (Global Study of the Origins of SARS-CoV-2) было объявлено, что хотя инцидент в лаборатории был в числе гипотез ученых, они пришли к выводу, что подобный сценарий «крайне маловероятен» и не требует дальнейшего расследования. Далее ВОЗ планирует сосредоточиться на изучении других гипотез о том, каким образом коронавирус попал на уханьский рынок. Запись пресс-конференции выложена в открытый доступ.

Первая вспышка ковида была официально зарегистрирована в китайском городе Ухань в середине декабря 2019 года, в середине января 2020 от болезни умер первый пациент, тогда же первые больные появились уже в Тайване и Южной Корее. Однако поиски «нулевого пациента» еще не закончены. Так, весной 2020 итальянские исследователи по данным анализа сточных вод выяснили, что коронавирус мог появиться в стране еще в декабре 2019 — то есть одновременно с Уханем. Китайские власти много критиковали за недостаточно оперативную реакцию на вспышку заболевания, сокрытие данных о масштабах эпидемии от международного сообщества. Звучали также обвинения в том, что вирус — это биологическое оружие, либо эпидемия в Ухане связана с деятельностью ученых из Уханьского института вирусологии.

В январе 2021 года в Китай прибыли члены специальной миссии ВОЗ для того, чтобы наконец начать международное расследование происхождения нового коронавируса и путей его распространения по планете. Китайская группа, проводившая расследование того же вопроса в Ухане, поделилась с миссией собранными ею данными и предоставила доступ к очевидцам и участникам событий, сопровождавших вспышку ковида в декабре 2019 года. Сегодня ВОЗ провела совместную пресс-конференцию вместе с китайскими коллегами, чтобы озвучить промежуточные результаты работы миссии. 

Ваньнянь Лян (Liang Wannian), руководитель специальной «ковидной комиссии» при Национальной комиссии здравоохранения КНР. По его словам, к своему расследованию в Китае приступили в конце июля, и теперь, по его мнению, миссии ВОЗ необходимо сосредоточиться на изучении вопроса о том, какие животные были резервуаром болезни изначально. В том, что ковид — это зооноз, сомнений у исследователей не осталось. Однако оригинального «хозяина» вируса им установить пока не удалось: изученные коронавирусы летучих мышей и панголинов слишком далеки от SARS-CoV-2, чтобы наверняка судить о прямой преемственности между ними и возбудителем COVID-19. Наличие животных, крайне уязвимых для нового коронавируса — например, норок — свидетельствует о том, что между летучими мышами и человеком вполне вероятно был посредник. Но существующих данных не достаточно для того, чтобы сузить область поисков.

Лян также отметил, что анализ медицинской документации в Ухане не выявил случаев заболевания ковидом до декабря 2019 года. При этом китайцам удалось установить, что, хотя уханьский рынок действительно был связан с исторически первой вспышкой ковида, данные показывают, что передача вируса происходила и за его пределами, в том числе и на других подобных рынках.

Ученый также отметил, что исследования популяций диких животных в окрестностях Уханя не выявили присутствия SARS-CoV-2, что вместе с отсутствием данных о заболевании людей до декабря 2019-го еще больше усиливает гипотезу о том, в Ухань вирус был «импортирован». Соответственно, в дальнейшем комиссии, по словам Ляна, предстоит расследовать логистические цепочки доставки на уханьский рынок замороженного мяса, которое могло быть контейнером для SARS-CoV-2.

Петер Бен Эмбарек (Peter Ben Embarek), руководитель международной группы миссии, подтвердил слова своего китайского коллеги о том, что в дальнейшем ВОЗ предстоит разобраться с тем, где именно циркулировал SARS-CoV-2 до вспышки в декабре 2019 года. То, что «дедушка» нового коронавируса, по всей видимости, относится к вирусам летучих мышей, не вызывает у ученых особенных сомнений. Однако детально история его перехода к людям все еще не установлена. По словам Эмбарека, у миссии было четыре гипотезы о том, что произошло в Ухане:

  1. Произошла прямая передача от летучей мыши человеку;

  2. Произошла передача через какое-то еще животное, более близкое человеку;

  3. Произошла передача через замороженную пищу;

  4. Вирус попал в человеческую популяцию в результате инцидента в лаборатории.

Члены миссии ранжировали эти гипотезы по шкале «более вероятно — менее вероятно», существующую научную литературу и полученные ими новые данные, раскрывать которые подробно на пресс-конференции не стали. В результате этого рейтинг гипотез получился следующим: наиболее вероятным ученые сочли гипотезу (2), следом за ней (3), потом (1), а гипотеза (4) была признана «крайне маловероятной».

Позже, в ответ на уточняющий вопрос из зала еще одна участница миссии ВОЗ, Марион Купманс (Marion Koopmans), сказала, что исчислить «вероятности», которыми оперировали в своей оценке ученые, нельзя, и дала развернутую интерпретацию решения миссии по поводу вероятности лабораторного инцидента. По ее словам, если вирус попал на уханьский рынок из лаборатории, это мог быть либо искусственный вирус — но эта версия была отвергнута мировым научным сообществом (об это подробнее мы писали в материале «Сам ты искусственный») — либо вирус, который в местной лаборатории выделили из животного для дальнейшего изучения. Следов SARS-CoV-2 ни в одном научном учреждении Уханя найдено не было, следовательно, и эту версию специалисты ВОЗ также признали несостоятельной.

В дальнейшем миссия не будет продолжать расследовать возможность сценария утечки вируса из местной научной лаборатории и сосредоточится на трех оставшихся гипотезах. Для этого ученые планируют восстановить цепочки поставок товаров на уханьские рынки, продолжать искать родственные вирусы в популяциях китайских диких животных за пределами Уханя. Подробный отчет будет опубликован позднее.

Пока миссия ВОЗ уточняет происхождение оригинального вируса SARS-CoV-2, по планете начинают распространяться новые варианты коронавируса — британский, южноафриканский, бразильский (об одном из них — наш материал «У нас новенький»). И если первый заболевший ковидом, возможно, контактировал с летучей мышью (хотя бы опосредовано), то источниками новых вариантов были уже люди. О них читайте в нашем материале «"Бэтмены" среди нас».

Иван Шунин

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.