Живая музыка тронула слушателей сильнее записанной

Амигдала и слуховая кора реагировали сильнее на живую игру пианиста

Швейцарские нейробиологи обнаружили, что человеческий мозг реагирует на живую и способную меняться музыку сильнее, чем на записанную. Для этого они давали послушать добровольцам одни и те же композиции в записи и в живом исполнении пианиста и одновременно проводили фМРТ-сканирование. Музыкант во время живого исполнения наблюдал мозговую активность слушателей и мог менять свою игру, чтобы вызвать у них больше эмоций. В ответ на живое исполнение с обратной связью миндалевидное тело активировалось сильнее. Результаты опубликованы в Proceedings of the National Academy of Sciences.

Музыка вызывает у нас различные эмоции и телесные реакции — от радости и желания танцевать до страха и учащения пульса. Одно исследование показало, что музыка может даже улучшить субъективное восприятие вкуса пива. На музыку реагирует слуховая кора мозга и множество других областей, связанных, в том числе, с формированием и обработкой эмоций. Однако миндалевидное тело (или амигдала) — область лимбической системы, играющая ключевую роль в формировании эмоций, во время прослушивания музыки активируется не всегда. В некоторых исследованиях активность амигдалы у тех, кто слушал музыку, возрастала, а другие показали, что эмоциональные переживания, возникающие во время прослушивания, связаны с активностью других регионов мозга.

Дело может быть в том, что в большинстве исследований используется записанная музыка: она не меняется и в целом вызывает у людей меньше эмоций, чем живая. Ранние работы показали, что живая музыка сильнее записанной снижает стресс, а дыхание, сердцебиение и движения людей на живых концертах синхронизируются. И можно предположить, что на живую музыку миндалевидное тело будет реагировать сильнее. Так, одно исследование показало, что активность миндалевидного тела людей выше, когда они слушают импровизированные — то есть созданные музыкантами на ходу — джазовые композиции.

Чтобы проверить это, исследователи из Цюрихского университета под руководством Саши Фрюхольца (Sascha Frühholz) сравнили, как мозг человека реагирует на записанную музыку, а как — на музыку, которая исполняется вживую. Участников (27 человек) помещали поочередно в сканер фМРТ и надевали на них наушники, из которых играла музыка. В одном случае в наушники транслировалась живая игра пианиста, а в другом — та же музыка, сыгранная тем же пианистом, но в записи. И пока люди слушали музыку, ученые смотрели на активность их левого миндалевидного тела. В случаях с живой музыкой пианист видел активность миндалевидного тела своего слушателя и мог адаптировать свою игру так, чтобы усилить его эмоции: делать паузы, играть быстрее или медленнее, менять громкость и так далее. То есть он делал все то, что обычно делают музыканты, играя перед публикой. Запись была лишена таких эффектов.

Для эксперимента создали двенадцать коротких пьес, которые состояли из музыкальных тем с положительной и отрицательной валентностью — то есть предполагалось, что они должны вызвать у слушателей как приятные, так и неприятные эмоции. Авторы убедились, что живая музыка акустически отличается от записанной.

Когда участники слушали живую музыку, нейронная активность в левом миндалевидном теле была выше — независимо от того, была музыка приятной или неприятной. Также ученые обнаружили более высокую активность в правом миндалевидном теле, в подкорковых областях — полосатом теле и таламусе, и в нескольких корковых регионах. Дополнительно исследователи выявили нейронные сети, избирательно задействованные в обработке живой музыки с положительной или отрицательной валентностью и вызванных ею эмоций — для музыки с отрицательной валентностью эти сети были сложнее и включали больше областей лимбической системы. Еще одно различие заключалось в том, что неприятная музыка активировала преимущественно правую слуховую кору, а приятная — левую.

Авторы связали большую активность мозга при прослушивании живой музыки именно с тем, что музыкант, играя здесь и сейчас, может импровизировать и менять что-то в исполнении — и таким образом эмоционально вовлекать слушателей. Эту идею поддерживает и то, что сильная положительная связь между акустическими характеристиками, эмоциональным аффектом и активностью мозга наблюдалась только в случае живой музыки.

Недавно ученые выяснили, чем отличается обработка музыки в человеческом мозге от обработки речи. Оказалось, что высоту нот или слогов и изменения этой высоты кодируют в основном одни и те же нейроны слуховой коры, но отдельная субпопуляция клеток реагирует только на музыку: эти нейроны отвечают за предсказание следующей ноты — чем более неожиданная нота звучит, тем сильнее они активируются.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Формирование визуомоторных ассоциаций оказалось зависимо от мозжечка

Инактивация нейронов заднелатерального мозжечка нарушила изучение новых ассоциаций у макак