Жертву убийства 5200-летней давности из Дании назвали мигрантом с севера

Его останки нашли больше ста лет назад

Археологи, антропологи и палеогенетики провели комплексное исследование так называемого Виттрупского человека, останки которого нашли больше ста лет назад в датском торфянике. Они выяснили, что этот взрослый мужчина, по всей видимости, около 3300–3100 годов до нашей эры родился в более северных районах Скандинавии в популяции мезолитических охотников-собирателей-рыболовов, но в течение жизни переехал на юг, где жил среди неолитических земледельцев и животноводов. Многочисленные повреждения на черепе указывают на то, что он закончил свою жизнь насильственной смертью, после чего его останки попали в болото. Об этом сообщается в статье, опубликованной в журнале PLoS ONE.

Торфяники Северной Европы принесли множество интересных археологических и антропологических находок: от деревянной утвари до прекрасно сохранившихся болотных мумий. Например, еще в 1915 году во время добычи торфа на северо-западе Дании нашли останки, которые прозвали Виттрупским человеком. Они принадлежали взрослому мужчине примерно 30–40 лет, который жил около 3300–3100 годов до нашей эры, то есть в эпоху неолита, когда на территории этой скандинавской страны обитали носители культуры воронковидных кубков. Рядом с его останками также лежали кости животного, деревянная дубина и керамический сосуд.

Ученые определили, что смерть этого человека была насильственной: на его черепе видны незажившие травмы, которые, возможно, нанесли найденной рядом дубиной. По строению черепа мужчина отличался от проживавших в то же время представителей культуры воронковидных кубков. Впоследствии палеогенетики подтвердили, что его предки, по-видимому, проживали в Европе еще в эпоху мезолита.

Теперь Андерс Фишер (Anders Fischer) из Гётеборгского университета вместе с коллегами из Австралии, Великобритании, Дании, США и Швеции представил результаты более детального и комплексного исследования этих останков. Ученые отметили, что Виттрупский человек по своему происхождению похож на скандинавских охотников-собирателей-рыболовов, и разительно отличался от большинства земледельцев тогдашней Южной Скандинавии, предки которых в основном происходили от мигрантов из Малой Азии, которые начали переселяться в Европу в VII тысячелетии до нашей эры.

Анализ изотопного состава стронция и кислорода показал, что Виттрупский человек родился далеко от места гибели — по-видимому, в более северных районах Скандинавии, на землях современных Норвегии или Швеции. Однако в детском возрасте он мигрировал в другой регион. При этом, судя по изотопам углерода и азота, изменения места жительства сопровождалось сменой рациона. Так, в первые годы жизни его рацион включал значительное количество морской пищи, а в подростковом возрасте уже преобладала диета, включавшая продукты наземного происхождения, например злаки, мясные или молочные продукты. Ученые также изучили молекулярными методами зубной камень этого мужчины. Палеопротеомный анализ позволил выявить на зубах белки овечьего или козьего происхождения, а также атлантической трески, обыкновенного тюленя и китообразных.

Исследователи предложили несколько версий о том, как этот человек попал на северо-запад современной Дании. Например, он мог участвовать в обменах, о которых известно по археологическим данным. В частности, северных охотников-собирателей-рыболовов интересовал кремень. Возможно, во время таких контактов он остался жить среди носителей культуры воронковидных кубков или же, например, попал к ним в плен. В конце концов он закончил свою жизнь вдали от своей родины, в результате ритуального жертвоприношения или обычного акта межличностного насилия.

Останки болотных людей продолжают находить и в наши дни. Например, недавно мы рассказывали, как полиция Северной Ирландии достала из торфяника кости мальчика, жившего больше 2000 лет назад.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Примерно две трети детей алтайских андроновцев не дожили до 15 лет

На это указал анализ скелетных материалов из четырех могильников II тысячелетия до нашей эры