Гиперактивация врожденного иммунитета повысила эффективность вакцины против ВИЧ

Вируснейтрализующие антитела против Env-белка ВИЧ

Saunders et al./ Science Translational Medicine, 2022

Вирусологи и иммунологи из США протестировали на 30 макаках-резусах белок-кандидат на роль субъединичной вакцины от ВИЧ в паре с разными адъювантами. В работе, опубликованной в Science Translational Medicine, авторы показали, как использование молекулы, связывающейся с Toll-подобными рецепторами TLR7 и TLR8, усиливает антительный ответ у макак в сравнении с адъювантами, использованными в предыдущих версиях вакцин. Такое усиление ответа вызвало снижение риска инфицирования в три раза. Хотя изученный кандидат в вакцины в одиночку и не смог дать достаточно широкого спектра антител, адъювант 3M-052 будет изучен в клинических исследованиях I фазы в составе вакцины от ВИЧ-инфекции.

Бум коронавирусных вакцин, запущенный в начале пандемии COVID-19, придал ускорение гонке по созданию других вакцин — в частности, от ВИЧ-инфекции. Были созданы и мРНК-вакцины (в том числе от Moderna, про которую мы рассказывали), и субъединичные, и российская комбинация ДНК-вакцины с пептидной. Все исследования на людях, кроме одного исследования пятнадцатилетней давности в Таиланде, пока оказываются безрезультатными, какими бы ни были доклинические испытания. О причинах этого мы рассказывали в материале «Без вакцины».

Для надежной защиты от заражения человека поствакцинальные антитела (и T-клеточные рецепторы) должны иметь относительно широкий диапазон охвата — белки ВИЧ-1 довольно изменчивы (о проблемах, связанных с выработкой антител широкого спектра мы рассказывали в материале «Стреляют по обложке»). Но расчеты показывают, что для создания иммунитета к 94 процентам циркулирующих вариантов ВИЧ может быть достаточно трех нейтрализующих антител широкого спектра (broadly neutralizing antibodies, bnAb), если их концентрация будет достаточной.

Сегодня существуют прототипы таких субъединичных и мРНК-вакцин, способных вызывать достаточно широкий поливалентный ответ. Но основной недостаток вакцин, вызывавших выработку bnAb, в недостаточном титре антител. Для нынешних кандидатов в вакцины вопрос количества не менее важен, чем вопрос качества (похожая проблема лежит в основе сложностей с разработкой вакцин от туберкулеза и онкологических заболеваний). Например, низкие уровни антител были одной из проблем вакцин против ВИЧ от Moderna и остаются одной из главных проблем субъединичных вакцин.

На протяжении почти века известен способ повышения иммуногенности вакцин, содержащих уже «готовые» антигены, — добавление к ним адъювантов. Это гетерогенная группа довольно неспецифических активаторов отдельных звеньев врожденного иммунитета. Разные адъюванты по-разному работают в комплексе с разными антигенами, и находят применение в разработке разных вакцин.

Наиболее распространенный адъювант в вакцинах от ВИЧ-инфекции — производные алюминия. Их активно использовали в первых вакцинах-кандидатах, разработанных в 2000-г годах (пример такой вакцины — RV144, которая в одном из исследований на тайской популяции показала протективное действие — снижение риска на 31%). Но в процессе создания стало понятно, что алюминий как адъювант недостаточно силен. В ответ появились вакцины с адъювантами на основе сапонинов, сквалена и липида А, которые оказались более иммуногенными в эксперименте на животных, но это не дало прорыва при переходе к людям. Тем не менее, поиск новых адъювантов остается одним из важных направлений в разработке вакцин против ВИЧ-инфекции.

Вирусологи, хирурги и генетики из университета Дьюка в США под руководством Кевина Сондерса (Kevin O. Saunders) в соавторстве с несколькими американскими компаниями и университетами испытали прототип субъединичной химерной вакцины с новым адъювантом.

В качестве основы вакцины ученые выбрали тримеризованный химерный белок Env (в таком виде он находится на поверхности вириона ВИЧ), исходно взятый в острой фазе ВИЧ-инфекции у пациента CH505, который за время болезни выработал bnAb (соответственно, Env заразившего его вируса — перспективный кандидат на роль основы для субъединичной вакцины).

После получения результатов о том, что химерный белок связывается in vitro только с bnAb, ученые вакцинировали созданным препаратом восемь макак-резусов (каждая вакцинация занимала около полугода и состояла из шести уколов). Половина получила вакцину на основе Env CH505 вместе с эмульсией сквалена и гликопиранозил-липида А (эти адъюванты активируют преимущественно Toll-подобный рецептор TLR4). Другая половина получила вакцину из того же белка, адъювантами были сквален и 3M-052, синтетическое соединение, активирующее преимущественно TLR7 и TLR8. Все три TLR участвуют во врожденном иммунном ответе, и их активация усиливает гуморальный и клеточный иммунный ответ.

Три животных в первой группе и четыре во второй выработали детектируемые уровни антител. В ответ на второе вещество уровни нейтрализующих антител были выше, а ранняя реакция иммунной системы была сдвинута при 3M-052 в сторону T-клеточного ответа.

Получив подтверждение высокой эффективности нового адъюванта, исследователи вакцинировали 22 макаки препаратом на основе химерного Env с 3M-052 — часть в виде эмульсии со скваленом, а в части случаев использовали 3M-052, адсорбированный на алюминий. У семерых животных (пять со скваленом и двое с алюминием) гуморальный ответ на вакцинацию был выше расчетного, необходимого для 90-процентной защиты от инфицирования. Каждую из 22 вакцинированных обезьян по 13 раз заражали вирусом иммунодефицита обезьян с тем же типом Env, что и был использован при вакцинации. Контрольная группа состояла из девяти невакцинированных животных

Все животные из контрольной группы заболели уже к восьмой попытке заражения. К концу эксперимента (к тринадцатому заражению) в группе низкого ответа на вакцинацию заболело 13 животных из 15 (p = 0,0316 в сравнении с невакцинированными), а в группе высокого ответа — двое из семи (p = 0,0115 в сравнении с группой низкого иммунного ответа).

У одной из макак, не заразившейся в ходе эксперимента, было выявлено 104 типа антител, индуцированных вакциной, и восемь из них имели признаки нейтрализующих. Ученые стали исследовать связывающую способность ее нейтрализующих антител против вариантов Env с немного измененной последовательностью. Связывающая способность не сильно менялась после введения в структуру Env отдельных замен — исследователи расценили это как свидетельство того, что одно из выработанных антител относится к bnAb. По характеру связывания этого антитела со своими мишенями оно не отличалось от bmAb пациента CH505. Но и у человека, и у макак антитела, выработанные против исходного вируса, не работают против версий Env, циркулирующих спустя годы от момента заражения. Получается, вирус ускользнул от иммунного ответа, несмотря на выработку одного типа bnAb.

Предложенная модель показала несколько важных аспектов. С помощью антигена, вызывающего выработку bnAb у одного пациента, можно вызвать ее и у других (хотя и не у всех). Собрав несколько таких антигенов в одной вакцине, можно выйти на стабильную технологию производства субъединичных вакцин от ВИЧ-инфекции. Без индукции нескольких bnAb технология неприменима. Важно, что новый предложенный адъювант позволил на полтора порядка повысить титр вирус-нейтрализующих антител. Иммуногенность предложенной конструкции (белковая вакцина с адъювантами, активирующими TLR4/7/8) сейчас проходит клинические испытания I фазы.

Прорыв в вакцинации не отменяет изучения механизмов излечения пациентов, о которых N + 1 тоже рассказывает. Пока известно лишь о нескольких случаях излечения от ВИЧ-инфекции после трансплантации костного мозга. Также известен пациент, у которого после высокодозной антиретровирусной терапии, несмотря на ожидания, болезнь вернулась спустя полтора года ремиссии.

Сергей Задворьев


Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.