Личинки австралийских устриц приплыли на шум клешней раков-щелкунов

Австралийские устрицы Ostrea angasi

Wikipedia Commons

Юные устрицы находят место для прикрепления по звуку. Австралийские биологи выяснили, что личинки этих беспозвоночных активно плывут в сторону динамиков, которые проигрывают шум богатого жизнью рифа (в основном он состоит из щелчков клешней раков-щелкунов). Результаты исследования, опубликованные в статье для журнала Journal of Applied Ecology, помогут эффективнее восстанавливать устричные рифы, некогда уничтоженные по вине человека.

Люди привыкли считать, что под поверхностью океанов царит полная тишина. Однако в действительности многие морские обитатели издают разнообразные звуки. Среди рыб есть виды, которые поют для привлечения партнеров, дельфины используют ультразвук для поиска добычи, а крошечные многощетинковые черви Leocratides kimuraorum во время борьбы с сородичами громко щелкают глотками.

Все эти шумы формируют естественный звуковой ландшафт, который некоторые животные используют для ориентации в пространстве. Например, дрейфующие в толще воды планктонные личинки устриц (Ostreidae) (так называемые велигеры) опускаются на дно там, где слышны звуки, издаваемые обитателями рифа, в первую очередь щелчки клешней раков-щелкунов (Alpheidae). Это позволяет им заселять подходящие местообитания, где уже живут их сородичи, а не погружаться наугад. Правда, как именно личинки слышат звуки, пока остается неизвестным.

N+1 · Щелчки раков-щелкунов

Команда зоологов под руководством Шона Коннелла (Sean D. Connell) из Аделаидского университета предположила, что юные устрицы не просто опускаются на дно, услышав звуки заселенного рифа, но и активно плывут в сторону таких звуков. Чтобы проверить эту идею, исследователи провели ряд экспериментов с личинками австралийских устриц Ostrea angasi, которые проводят в толще воды от нескольких дней до двух недель, расселяясь на десятки километров от родительских особей.

Сначала авторы поместили выращенных в неволе личинок устриц в двадцатилитровые ведра с морской водой и с помощью установленного на дне подводного динамика проигрывали им звуки, записанные в южноавстралийском заливе Сент-Винсент: на богатом жизнью рифе Ноарлунга (здесь в акустическом ландшафте преобладают щелчки раков-щелкунов) или на песчаном участке дна, где нет рифов и двустворчатых моллюсков. Чтобы подсчитать осевших на дно личинок, исследователи разместили на дне ведер банки для сбора образцов. В результате авторам удалось выяснить, что личинки, которым включали звуки здорового рифа, оседают на дно в четыре раза чаще по сравнению с их сородичами, которым проигрывали звуки песчаного дна или не проигрывали никаких записей.

На следующем этапе Коннелл и его соавторы поместили юных устриц в середину наполненного морской водой резервуара длиной восемь метров и шириной пятнадцать сантиметров. На одном конце резервуара исследователи разместили динамик, который проигрывал звуки с рифа Ноарлунга или не проигрывал никаких звуков. Чтобы подтвердить, что личинки плывут к источнику звука, а не ползут, их сажали на небольшое возвышение. Проанализировав распределение личинок, авторы обнаружили, что при воспроизведении щелчков раков-щелкунов и других обитателей здорового рифа в сторону динамика плывут 82,7 процента особей. При этом к молчащему динамику двигались лишь 44 процента особей.

Эксперимент в лаборатории подтвердил, что личинки O. angasi активно плывут в сторону звука, характерного для рифов. Однако оставалось неясным, ведут ли они себя так же в дикой природе. Чтобы проверить это, Коннелл с коллегами провели полевой эксперимент. Они установили по динамику на трех участках восстанавливаемых устричных рифов в заливе Сент-Винсент: Порт-Ривер (для него характерен высокий уровень фонового шума, биогенного и антропогенного), Виндара (средний уровень шума) и Гленелг (низкий уровень шума). Затем через проигрыватели воспроизводили записи с рифа Ноарлунга. Чтобы личинкам было куда садиться, около каждого динамика установили по несколько вертикальных бетонных плит.

Через месяц исследователи подсчитали количество юных устриц, прикрепившихся к плитам на разных участках. Оказалось, что на участке Гленелг с низким фоновым шумом звуки из динамика привлекли больше личинок, чем на участке Виндара со средним уровнем шума. А на участке Порт-Ривер с максимальным уровнем фонового шума на плиты осело меньше всего особей. Таким образом, дополнительный звуковой стимул привлекательнее для личинок в тех случаях, когда он усиливает характерный для рифа акустический ландшафт.

Авторам впервые удалось доказать, что личинки устриц не просто оседают на участках, где слышны характерные для рифов звуки, но и сами активно плывут к ним. Результаты их исследования можно использовать, чтобы привлекать личинок к восстанавливаемым устричным рифам. Похожие методики активно используются при восстановлении колоний морских птиц.

В последние десятилетия преобладающим звуком в океане стал антропогенный шум. Судоходство, добыча полезных ископаемых и военные учения резко повысили его уровень, а вот звуков, производимых животными, наоборот, стало меньше, поскольку численность морских организмов сократилась из-за промышленного вылова и разрушения среды обитания. Подобные изменения звуковых ландшафтов серьезно вредят морской фауне.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.