Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Птицы-дуплогнездники отпугнули захватчиков фальшивыми остатками трапезы хищника

Обыкновенная лазоревка (Cyanistes caeruleus) в гнезде.

Tore Slagsvold and Karen L. Wiebe / Royal Society Open Science, 2021

Гнездящиеся в дуплах птицы придумали необычный способ защитить жилища от конкурентов. Они размещают на поверхности гнезда светлые перья, которые напоминают остатки трапезы хищника — и тем самым заставляют потенциальных захватчиков держаться подальше. В экспериментах всего трех белых куриных перьев оказалось достаточно, чтобы мухоловки-пеструшки, обыкновенные лазоревки и древесные американские ласточки медлили, прежде чем проникнуть внутрь дуплянки. А в примерно трети случаев птицы и вовсе не решились забраться в такие дуплянки. Результаты исследования опубликованы в статье для журнала Royal Society Open Science.

Птицы порой приносят в гнезда довольно неожиданные предметы. Например, мексиканские чечевицы (Carpodacus mexicanus) добавляют в них сигаретные окурки, которые защищают птенцов и их родителей от паразитов. Многие другие пернатые, в том числе рыжие воробьи (Passer cinnamomeus), используют для этих целей листья и веточки ароматических растений, таких как полынь. А черные коршуны (Milvus migrans) украшают гнезда обрывками пластиковых пакетов, чтобы продемонстрировать свой статус, отпугнуть соперников и избежать драк.

Напротив, найденные в гнезде перья вряд ли кого-то удивят. Действительно, птицы часто используют их в качестве строительного материала или утеплителя. Тем не менее, иногда в гнездах можно обнаружить крупные, светлые и хорошо заметные перья, которые выглядят как украшение или визуальный сигнал. Их функции пока остаются неизвестными.

Орнитологи Туре Слагсвольд (Tore Slagsvold) из Университета Осло и его коллега Карен Уибе (Karen L. Wiebe) из Саскачеванского университета высказали необычную гипотезу, которая объясняет, зачем птицы-дуплогнездники декорируют гнезда светлыми перьями. Исследователи обратили внимание, что дупел и других полостей в деревьях, пригодных для выведения птенцов, обычно не хватает на всех желающих. Птицы довольно жестко конкурируют за них с сородичами и представителями других видов — и не упустят возможности захватить чужое жилище, особенно если хозяев нет дома.

Однако даже в условиях серьезной нехватки мест для гнездования пернатые не станут селиться в месте, которое облюбовал хищник. Заглянув в дупло и увидев внутри остатки трапезы совы или куницы, например, разбросанные перья добычи, птица постарается улететь подальше — ведь враг может вернуться в любой момент. Слагсвольд и Уибе предположили, что птицы-хозяева расположенных в дуплах гнезд украшают их крупными перьями, чтобы сделать похожими на место, где хищник расправился с жертвой. В результате такие гнезда становятся непривлекательными для потенциальных захватчиков, которые могли бы посягнуть на них, пока хозяева отсутствуют. На руку законным владельцам играет плохая освещенность, не позволяющая конкурентам распознать обман. А чтобы имитация была лучше заметна, птицы выбирают светлые перья.

Чтобы проверить эту изящную идею, исследователи провели ряд экспериментов с тремя видами птиц-дуплогнездников: мухоловками-пеструшками (Ficedula hypoleuca), обыкновенными лазоревками (Cyanistes caeruleus) и древесными американскими ласточками (Tachycineta bicolor). Эти виды относятся к разным семействам, отличаются с точки зрения экологии, сроков размножения и немного по-разному строят гнезда. Кроме того, мухоловки и лазоревки гнездятся в Европе, а ласточки — в Северной Америке (популяции, с которыми работали авторы, размножаются в Норвегии и в Британской Колумбии соответственно).

Слагсвольд и Уибе находили пары лазоревок и ласточек, которые недавно заселили дуплянки и только приступили к обустройству гнезда. Когда оба партнера находились вне жилища, исследователи на время закрывали вход в него. Взамен каждой паре предоставляли на выбор две новые дуплянки с дополненной разными предметами подстилкой из мха или сухой травы. Реакцию птиц записывали с помощью видеокамеры. Исследователи сравнивали между собой следующие сочетания дуплянок: с белыми куриными перьями и без них; с белыми куриными перьями и с черными куриными перьями (последние плохо заметны при взгляде снаружи и потому не могут служить для имитации трапезы хищника); с белыми куриными перьями и с кусочками бумаги; а также с тремя и с шестью белыми пуховыми перьями дикого голубя вяхиря (Columba palumbus) (ласточки не участвовали в экспериментах с бумагой и голубиными перьями).

В случае мухоловок дизайн экспериментов немного отличался в соответствии с особенностями размножения данного вида. Авторы находили самца, который недавно занял дуплянку и начал петь для привлечения самок. Затем, воспользовавшись отсутствием хозяина, они блокировали вход в его жилище. Как и в случае лазоревок и ласточек, взамен самцу мухоловки давали сделать выбор между двумя новыми дуплянками с разным содержимым (при этом в части экспериментов в качестве подстилки использовалось старое гнездо лазоревки). Следует отметить, что всякий раз новые жилища располагались в нескольких метрах от изначального. Эксперименты с мухоловками проводились с 29 апреля по 31 мая, с лазоревками — с 13 марта по 21 мая, а с ласточками — с 22 апреля по 14 мая. Каждая пара и каждый самец мухоловки участвовали лишь в одном опыте.

Слагсвольд и Уибе обнаружили, что мухоловки, лазоревки и ласточки медлят, прежде чем проникнуть внутрь дуплянки с белыми перьями (во всех случаях авторы оценивали, сколько времени прошло между первым визитом к дуплянке и проникновением в нее). В 39-74 процентах случаев им требовалось двадцать и более минут, чтобы преодолеть страх. В парных экспериментах пернатые намного быстрее забирались в искусственные гнездовья без перьев или с черными перьями; лишь в 17-58 процентах случаев они выжидали 20 минут и более. 

В общей сложности авторы провели 155 экспериментов, где сравнивались дуплянки с белыми перьями с одной стороны и дуплянки без перьев или с темными перьями с другой. В 45 из них (что соответствует 29 процентам) птицы так и не решились посетить дуплянки с белыми перьями. Для дуплянок без перьев или с черными перьями эта цифра составила всего пять процентов. Кроме того, лазоревки отнеслись к дуплянкам с белыми перьями с большей опаской, чем к дуплянкам с листками бумаги. А мухоловки-пеструшки, в свою очередь, тратили больше времени на то, чтобы проникнуть внутрь дуплянок с шестью голубиными перьями по сравнению с дуплянками с тремя голубиными перьями.

На финальном этапе исследователи решили выяснить, боятся ли птицы белых перьев всегда — или только когда те находятся в дупле. Для этого авторы выбрали 97 дуплянок, занятых лазоревками, и положили на землю под каждым из них по два белых и по два черных куриных пера. Оказалось, что, когда белые перья лежат на земле, синицы их не боятся — или по крайней мере боятся не больше, чем черных. Лазоревки из соседних дуплянок унесли в свои гнезда 17 процентов перьев, среди которых было примерно поровну белых и черных (а именно 36 и 29 соответственно; черные перья, вероятно, служили в качестве подстилки для гнезда, а не для отпугивания захватчиков).

Результаты экспериментов подтверждают гипотезу Слагсвольда и Уибе, согласно которой светлые и хорошо заметные перья на оставленном без присмотра гнезде могут отпугнуть от него потенциального захватчика (в пользу этой идеи также говорят наблюдения за некоторыми другими видами птиц: например соперники реже занимают украшенные перьями гнезда каменных воробьев (Petronia petronia); а черные скворцы (Sturnus unicolor) из более плотных популяций помещают в гнезда больше перьев). При этом, чтобы напугать птицу, достаточно всего трех таких перьев (хотя, как показывает пример мухоловок-пеструшек, в некоторых случаях чем их больше, тем лучше).

Хотя мухоловки, лазоревки и ласточки отказывались забираться в дуплянки с белыми перьями лишь примерно в трети случаев, они всякий раз медлили, прежде чем проникнуть в них. В естественных условиях этого может быть достаточно, чтобы хозяева дупла вернулись и дали отпор захватчикам. Исследователи также допускают, что светлые перья в гнезде могут быть эффективной мерой защиты против гнездовых паразитов (таких, как кукушки) и разорителей.

Австралийские орнитологи воспользовались отравленными куриными перьями, чтобы защитить вымирающих тасманийских радужных птиц (Pardalotus quadragintus) от личинок паразитических мух. Когда птицам предоставили доступ к отравленному гнездовому материалу, количество паразитов в их гнездах заметно сократилось. В результате выживаемость птенцов выросла с восьми до девяноста пяти процентов.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.