Альпийские рудокопы бронзового века полагались на доставку продуктов из соседних поселений

Фрагменты обугленных зерен злаковых из поселения Приглиц-Гастайль

Andreas G. Heiss et al. / PLoS ONE, 2021

Горняки и металлурги, жившие в Альпах в бронзовом веке, не занимались производством продуктов питания, а полагались на доставку пищи из соседних земледельческих поселений, выяснили исследователи, изучавшие растительные остатки, найденные при раскопках поселения рудокопов Приглиц-Гастайль в Австрии. Результаты исследования показали, что жители поселения употребляли в пищу злаковые — просо, ячмень и могар, а также дикорастущие плоды, ягоды и орехи. Археологи не обнаружили следов первичной обработки злаков, и это может говорить о том, что зерновыми продуктами горняков снабжали местные земледельческие поселения, говорится в статье, опубликованной в PLoS ONE.

Первые свидетельства добычи меди в Альпах датируются эпохой позднего неолита. С металлообработкой были знакомы носители археологических культур конца IV тысячелетия до нашей эры — Пфин на северо-востоке современной Швейцарии и Мондзее в Верхней Австрии. В восточных предгорьях Альп добыча медной руды распространилась значительно позднее: археологические находки, содержащие признаки древней горнодобывающей деятельности, относятся к эпохе поздней бронзы.

По-видимому, уже в бронзовом веке металлурги и горняки образовали особую прослойку общества, которая не занималась производством продуктов питания, задачу обеспечения этих людей взяли на себя местные общины скотоводов и земледельцев. Археологи выяснили, что основой мясного рациона в это время была свинина: об этом говорят многочисленные костные остатки, найденные не только вблизи древних рудников, но и в поселениях бронзового века, связанных с добычей соли. Изучение этих остатков показало, что животные, вероятнее всего, выращивались не в гористой местности, а на равнине, следовательно, их пригоняли (или привозили мясо) в поселок горняков издалека.

Сложнее обстояло дело с установлением источников растительной составляющей рациона древних рудокопов и литейщиков. Археоботанические остатки, на основании которых ученые могли бы судить о составе и происхождении растительных продуктов, были либо немногочисленными, либо изучались недостаточно углубленно, как, например, фрагменты обугленного хлеба из городища в Клингльберге (Зальцбург).

Группа исследователей под руководством Андреаса Хайсса (Andreas Heiss) из Австрийского археологического института проанализировала растительные остатки, обнаруженные при раскопках памятника эпохи поздней бронзы Приглиц-Гастайль, расположенного в округе Нойнкирхен федеральной земли Нижняя Австрия. Здесь находился самый восточный район добычи медной руды в Альпах. Ближайшие поселения того же возраста, по которым доступны археоботанические данные для сравнения, отстоят от Приглиц-Гастайль на расстояние свыше 50 километров.

Памятник был открыт в 1950-х годах и в настоящее время признан крупнейшим доисторическим медным рудником в Нижней Австрии. Современные исследования в Приглиц-Гастайль ведутся с 2010 года; их результатом стала реконструкция рудника, где в XI–IX веках до нашей эры вели добычу меди люди, принадлежавшие к археологической культуре полей погребальных урн (известна также под названием урнопольской культуры). Глубина выработок здесь достигала 30 метров; рядом с рудником располагались постройки со стенами из плетня, обмазанного глиной, возможно, служившие одновременно и жилищами, и мастерскими. Внутри многих сооружений археологи нашли остатки очагов, которые могли использоваться как для приготовления пищи, так и для простейших металлургических работ. Находки в Приглиц-Гастайль свидетельствуют, что жители поселения были не только рудокопами, но и металлургами - они занимались литьем из меди и бронзы, а также обработкой кости и рога (оленьи рога использовались в качестве кайл при горных работах).

Раскопки в Приглиц-Гастайль дали ученым большое количество археоботанических образцов. В общей сложности археологи извлекли из 1459 литров грунта 7022 макроостатка обугленных растений. Почти половина не поддается определению, а из 3630 идентифицированных образцов 39 процентов представляют собой остатки хвойных, 31 процент — семена культурных растений, а остальные принадлежат дикорастущим видам, в числе которых нашлись косточки ягод (терн, ежевика), плодов дикой яблони и шиповника и фрагменты лесных орехов. Злаки представлены просом, могаром («итальянское просо») и ячменем, есть также несколько зерен эммера (пшеницы-двузернянки), из бобовых присутствует чечевица.

Пропорция сельскохозяйственных культур оказалась нетипичной для региона: и просо, и могар, и ячмень, и эммер, и чечевица в эпоху поздней бронзы выращивались везде в Восточных Альпах, но преобладание проса и могара, а также недостаток пшеницы отмечены только в Приглиц-Гастайль. Возможно, это связано с общим увеличением доли проса в спектре возделываемых культур и со снижением роли ячменя в позднем бронзовом веке по всей Европе. Хайсс и его коллеги, однако, отмечают, что большое количество неидентифицируемых остатков могло исказить результаты.

Большая часть остатков злаковых — это обугленные фрагменты зерен. Снимки, полученные на сканирующем электронном микроскопе, не выявили каких-либо изменений толщины клеточных стенок в сохранившемся алейроновом слое, поэтому исследователи исключили вероятность использования зерновых для производства солода. По-видимому, из дробленого зерна приготовлялась кашица на воде или молоке, однако пока не установлено, подвергалась ли она в дальнейшем варке или употреблялась в сыром виде.

В Приглиц-Гастайль найдена и керамическая посуда — более 9 тысяч фрагментов различных сосудов. Но лишь примерно на 50 из них археологи обнаружили следы образования обугленной корки, указывающей на использование посуда для приготовления горячей пищи. В этих сосудах кашу могли варить на месте, но не исключено, что они содержали готовый продукт, доставляемый к руднику из близлежащей деревни. При этом на обследованном участке не найдено ни одного фрагмента каменных зернотерок, которые, в отличие от керамики, не переносились из одного пункта в другой, так что продукт мог приготовляться для местных горняков и металлургов в каком-либо из соседних поселений.

Где именно производились продукты питания — вопрос, который требует уточнения в будущем. Для этого необходимо изучить распространенность культур в прилегающих местностях в позднем бронзовом веке, учитывая, что в снабжении поселка рудокопов и литейщиков могли принимать участие и более отдаленные поселения. Авторы исследования надеются, что анализ пока остающихся неизученными археоботанических образцов и других мелких предметов (древесного угля, капель отливок, фрагментов рога и кости), а также находок бронзовых изделий из Приглиц-Гастайль в других местах существенно дополнит картину горного дела и металлургии эпохи поздней бронзы в регионе.

Ранее ученые рассказали об обнаружении признаков имущественного неравенства в Центральной Европе в начале бронзового века и о том, что уже на рубеже неолита и эпохи бронзы в сельском хозяйстве Крита появилась специализация.

Винера Андреева

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.