Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

В факторы риска преждевременной смерти включили психологические и социальные факторы

Eli Puterman et al. / PNAS, 2020

Канадским и американским ученым удалось оценить влияние психологических, социальных, экономических и поведенческих факторов на смертность в пожилом возрасте. Используя данные о 13611 людях в возрасте от 52 до 104 лет, ученые выяснили, что, помимо курения и злоупотребления алкоголем, риск смерти в течение шести лет после начала исследования был выше, например, у разведенных, тех, кто испытывал финансовые трудности, никогда не вступал в брак и не был доволен своей жизнью, пишут ученые в Proceedings of the National Academy of Sciences.

Оценивая риск преждевременной смерти, исследователи чаще всего сосредотачиваются на тех факторах, которые очевидно влияют на физическое здоровье: питание, физическая нагрузка, потребление табака и алкоголя, а также, например, показатели обмена веществ организмом. Чуть менее очевидной бывает связь продолжительности жизни с другими факторами — психологическими, экономическими и социальными — хотя и она тоже изучается довольно часто.

Проблема большинства исследований, которые сосредоточены на изучении сторонних, напрямую несвязанных с состоянием здоровья, факторов на риск преждевременной смерти в том, что чаще всего они посвящены изучению одного или нескольких заранее подобранных факторов: как, например, в исследовании, которое указало на связь домашнего насилия на риск развития диабета и преждевременной смерти от всех причин. Эли Путерман (Eli Puterman) из Университета Британской Колумбии и его коллеги решили подойти к делу комплексно: для своего исследования они отобрали 57 факторов, среди которых были как классические привычки (потребление алкоголя и табака, а также физическая активность), так и социальные факторы (например, разводился ли человек, чувствует ли он себя одиноким, подвергается ли дискриминации, а также как он общается с семьей и друзьями) и психологические аспекты (черты «Большой пятерки», пессимизм, тревожность, приступы гнева и другие). Кроме того, ученые также собрали информацию о детстве участников и их родителях: например, семейном доходе и том, насколько неблагоприятной была обстановка в доме — как экономически, так и психологически. 

Всего в исследовании приняли участие 13611 человек в возрасте от 52 до 104 лет (средний возраст — 69,3 года): все они заполнили анкету один раз, а ученые следили за ними, регистрируя смертность, в течение шести последующих лет. При анализе исследователи рассмотрели 57 регрессионных моделей с каждым фактором по отдельности, а в качестве побочных переменных учли национальность, возраст и образование.

Из всех факторов ученые выделили десять, значимо связанных со смертностью в течение шести лет исследования. Помимо курения, при котором риск повышался на 91 процент, если участник курил, и на 32 процента, если курил, но бросил, ученые также выделили развод (44 процента), злоупотребление алкоголем (36 процентов), финансовые трудности (32 процента), безработицу (32 процента), неудовлетворенность жизнью (31 процент), отсутствие вступления в брак (30 процентов), плохое настроение (23 процента) и то, получал ли когда-нибудь участник еду по талонам (28 процентов). Среди других факторов, которые были связаны с повышением риска смерти за шесть лет, ученые также выделили, например, плохие отношения с родственниками, тревожность и ежедневную дискриминацию.

Авторы работы заключили, что, помимо относительно очевидных факторов, которые могут повысить риск смерти в пожилом возрасте через прямое влияние на здоровье, также необходимо учитывать и сторонние факторы: социальные, психологические и экономические. Проведенный анализ, по мнению исследователей, позволит пересмотреть уже полученные в других работах результаты, а также учесть обнаруженные факторы в рамках, например, превентивной терапии.

Подобный комплексный анализ факторов (правда, не с классической регрессионной моделью для оценки риска, а с использованием кривой спецификаций) в прошлом году помог оценить влияние гаджетов на здоровье подростков: судя по нему, гаджеты для молодежи примерно так же вредны, как молоко и картошка.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.