Новый режим помог «совам» улучшить когнитивные способности и эмоциональное состояние

Lilo & Stitch: The Series / Disney Channel, 2003–2006

Изменения распорядка дня и образа жизни на три недели помогло «совам» раньше вставать и ложиться, а также улучшило их эмоциональное состояние и когнитивные способности. Это выяснили ученые в ходе эксперимента, в котором добровольцам с поздним хронотипом необходимо было сместить часы подъема и отхода ко сну на два часа раньше, а также придерживаться своевременных приемов пищи и ограничения потребления кофеина по вечерам. Статья опубликована в журнале Sleep Medicine.

Суточная активность организма человека во многом определяется свойственным ему хронотипом — наиболее комфортными для него циклами сна и бодрствования. Основных хронотипов чаще всего выделяют два: «жаворонки» раньше встают и раньше ложатся спать, а «совы», наоборот, придерживаются более позднего образа жизни. При этом первый хронотип все же более эффективен и оправдан биологически: он больше соответствует, во-первых, смене дня и ночи, а во-вторых, распространенному распорядку рабочего дня или учебы. Известно, к примеру, что у «сов» из-за неподходящего им расписания занятий в университете ниже успеваемость.

Одна из возможных стратегий — вынужденная смена хронотипа, достичь которой, однако, без медицинского или терапевтического вмешательства достаточно сложно. Ученые под руководством Элиз Фейсер-Чайлдс (Elise Facer-Childs) из Бирмингемского университета решили проверить, можно ли максимально мягко сменить хронотип человека с помощью смены его распорядка дня.

В исследовании приняли участие 22 добровольца без неврологических нарушений и заболеваний, связанных со сном. Для каждого из них был характерен ночной хронотип: поздний подъем и отход ко сну. До начала эксперимента ученые собирали информацию о паттернах активности участников, а также собирали образцы их слюны трижды в день для проверки уровня гормонов мелатонина и кортизола. Затем участников разделили на две группы, причем одной дали инструкции о смене распорядка дня и образа жизни, которые им необходимо было соблюдать в течение трех недель. Инструкции были следующими:

  • подъем за 2–3 часа до привычного времени и увеличение воздействия дневного света в утренние часы;
  • отход ко сну за 2–3 часа до привычного времени и ограничение воздействия освещения в вечерние часы;
  • соблюдение одинаковой длительности сна по рабочим и выходным там (предел дисперсии — 15–30 минут);
  • регулярное питание, включающее ранний завтрак (в идеале — сразу же после пробуждения), обед в привычное время и ужин не позднее 19:00;
  • ограничение потребление кофеина после 15:00;
  • запрет дремать после 16:00;
  • при наличии регулярных физических нагрузок — перенос их на утренние часы.
Следование всем инструкциям контролировалось с помощью трекеров активности и персональных дневников, которые участникам необходимо было вести для контроля гигиены сна, питания, потребления кофеина и тренировок. Также до и после трехнедельного экспериментального периода участники заполнили опросники на предмет их эмоционального состояния и прошли несколько тестов на реакцию и внимание, а также физическую силу (в данном исследовании — на силу хвата). Контрольной группе (две группы максимально совпадали по основным демографическим показателям и показателям здоровья) необходимо было придерживаться привычного для них распорядка дня и образа жизни.

По сообщениям ученых, экспериментальная группа следовала всем приписанным им указаниям. Участникам удалось успешно сместить время отхода ко сну в среднем на 1,73 часа, а время пробуждения — на 1,92 часа, при этом не наблюдалось изменений в продолжительности сна. Также успешная смена распорядка сна наблюдалась и в пиковой концентрации мелатонина (смещение на 1,96 часа раньше) и кортизола (на 2,2 часа раньше). Кроме того, экспериментальной группе удалось, согласно инструкциям, сместить время потребления пищи. У контрольной группы наблюдалось часовое смещение времени отхода ко сну и пробуждения; все остальные проанализированные переменные остались неизменными.

Ученые обнаружили, что по результатам трехнедельного исследования в экспериментальной (но не в контрольной) группе снизились средние показатели депрессии и уровня стресса (p = 0,0039): по результатам опросника DASS (Depression Anxiety Stress Scales) показатель депрессии упал на 3,2 балла, стресса — на 3,8 балла, а показатели тревожности существенно не изменились. Общий балл по шкале DASS упал в среднем на 8,7. Что касается других показателей, то в экспериментальной группе в утренние часы снизилась сонливость и улучшились показатели физической силы и когнитивные способности по сравнению с показателями до экспериментального вмешательства: у контрольной группы значимых изменений не наблюдалось.

Авторы работы пришли к выводу, что использованная ими в работе стратегия кратковременного изменения распорядка дня и образа жизни участников может эффективно настроить их хронотип на более приемлемый для поддержания приемлемого в обществе (относительно начала рабочего дня) режима. Кроме того, корректировка циклов сна и бодрствования также положительно сказалась и на эмоциональном и физическом состоянии участников, а также их когнитивных способностях. Тем не менее, следует уточнить, что неясно, смогли ли участники придерживаться нового распорядка дня и образа жизни и после завершения эксперимента: для этого в дальнейшем, по словам ученых, необходимо провести и долгосрочные исследования.

Разумеется, у позднего хронотипа есть, помимо очевидных минусов (один из них — меньшая продолжительность жизни), и свои плюсы. К примеру, у «сов» больше социальных связей, чем у «жаворонков» и так называемых «голубей» (представителей переходного хронотипа).

Елизавета Ивтушок 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.