Младенцы связали затраты на достижение цели с ее ценностью

Виктор Васнецов. «Витязь на распутье». 1882

Wikimedia Commons

В возрасте десяти месяцев дети способны оценить физические затраты, которые необходимы для достижения цели, и сделать выводы о том, какая цель более желанна для персонажа на основании того, на какие жертвы он готов ради нее пойти. Об этому пишут американские ученые в работе, опубликованной в журнале Science.

Принятие выбора описывает теория полезности, согласно которой мы выбираем тот вариант, полезность которого выше. Полезность же, в свою очередь, определяется как его ожидаемая ценность (которая часто зависит от индивидуальных предпочтений), минус затраты на ее достижение (физические, денежные, или любые другие). Исходя из этой формулы, если цена варианта А выше, чем цена варианта Б, но человек вновь и вновь выбирает А, значит субъективная ценность этого варианта для него выше. Для взрослого человека подобные рассуждения о мотивации человека не представляют сложности, однако исследования показывают, что и маленькие дети способны на сложные интерпретации наблюдаемых ими действий. Так, маленькие дети в состоянии видеть за действиями персонажей их намерения, способности, индивидуальное восприятие (например, знает ли герой, где спрятана игрушка), и причинно-следственные связи. 

Согласно предыдущим исследованиям, маленькие дети также понимают предпочтения героев, и в состоянии судить о количестве затраченных ими усилий. На основании этих данных Шари Лью (Shari Liu) из Гарвардского университета вместе с коллегами из Массачусетского технологического института предположил, что десятимесячные младенцы смогут предугадать выбор главного героя на основании того, какие усилия он готов приложить ради достижения каждой из предложенных целей.

Ученые разыграли ситуации принятия выбора в виде коротких анимационных фильмов, которые затем показали 80 младенцам. Первые два фильма задавали предпочтения главного героя по отношению к двум целям, двум другим анимированным геометрическим фигурам, а в третьем главный герой мог выбрать одну из них, прилагая равное количество усилий. Этот выбор либо был логичным (герой выбирал более ценную фигуру, ради которой согласился преодолеть серьезное препятствие в первых двух фильмах), либо противоречил предыдущим предпочтениям героя (выбор падал на менее ценную фигуру, ради которой герой не стал преодолевать серьезное препятствие). Чтобы убедиться, что младенцы оперируют понятиями физических усилий, а не расстояния, или другой связанной с усилиями величиной, экспериментаторы использовали препятствия разного рода: в разных экспериментах герой преодолевал барьеры разной высоты, ширины, и наклона. Всех участников разделили на три группы, так что каждый младенец видел фильм с каким-то одним типом препятствия. Экспериментаторы ожидали, что нелогичный выбор удивит малышей и они больше будут смотреть на экран.

Те версии фильма, в котором герой выбирает менее ценную фигуру, привлекли более продолжительное внимание детей, чем версии с «логичной» концовкой (в среднем, 26.99 секунд и 21.64, соответственно, p < 0.001). Значимая разница наблюдалась во всех экспериментах, независимо от того, какие именно барьеры преодолевал герой для достижения целей.

Стоит отметить, что дети чувствительны к эмоциям, и ответ героя в фильмах сопровождался либо позитивными, либо нейтральными звуками. Однако авторы подчеркивают, что в экспериментах они манипулировали лишь сложностью преодоления барьера, тогда как варианты выбора и эмоциональные ответы персонажей оставались одинаковыми во всех фильмах. Иными словами, о предпочтениях главного героя нельзя было судить по каким-то иным признакам, кроме максимальной цены, которую он согласился заплатить. Кроме того, результаты свидетельствуют в пользу того, что дети воспринимают физическое усилие как переменную, которую персонажи стремятся уменьшить.

Реакция зрительного внимания нередко используется в качестве независимой переменной в исследованиях с детьми, которые еще не научились говорить. Ранее мы писали о том, как младенцы осуществляют визуальный поиск, выстраивают семантические связи, и об их «взглядах» на справедливое распределение ресурсов.

Анна Зинина


Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.