Елизавета Ивтушок

Редактор

Предвзятость подтверждения

С некоторой долей уверенности можно сказать, что все люди любят быть правыми. При этом объективно правым остаться можно далеко не всегда — зато всегда можно прибегнуть к субъективным суждениям, которые, при правильной их интерпретации, сыграют вам на руку и подтвердят сложившееся у вас мнение (или же опровергнут мнение вашего оппонента). О том, почему люди склонны искать доводы в пользу собственных суждений, а также о том, зачем по-разному интерпретировать один и тот же факт, читайте в нашем новом блоге о когнитивных искажениях.

Предвзятостью подтверждения (в англоязычной литературе используется термин 'confirmation bias') принято называть стремление человека к доказательству собственного мнения. Устроено это когнитивное искажение достаточно сложно: в его рамках действуют — раздельно или совместно — три механизма предвзятого суждения о действительности.

Первый — предвзятый поиск информации. Среди тех, кто склонен к такому поиску, заметное место принадлежит конспирологам. Так, сторонники так называемого «лунного заговора» уверены, что космическая программа «Аполлон» была полностью фальсифицирована, высадка на Луну никогда не производилась, а все существующие материалы-доказательства были отсняты на Земле. Несмотря на то, что многие (в том числе и советские — и это при набиравшей обороты космической гонке) ученые и космонавты выражали скепсис по поводу возможности такого заговора — действительно, организовать фальсификацию такого уровня чуть ли не так же сложно, как и саму космическую экспедицию, — его сторонники постоянно оперируют неопровержимыми, по их мнению, доказательствами вроде развевающегося в вакууме американского флага.

Второй аспект предвзятости подтверждения — предвзятая интерпретация. Понятно, что практически любую информацию, а также исход любого события можно интерпретировать двояко: стоит вспомнить, к примеру, известный казус с синими занавесками, которые «символизируют глубокую депрессию главного героя» для учителя литературы, но на самом деле — по задумке автора — просто синие. Человек, имеющий собственное устоявшееся мнение по определенному вопросу, под влиянием предвзятости подтверждения истолкует новую информацию в пользу того, что он думает. Причем от самой информации это зависит мало.

В качестве примера такой ситуации можно провести недавнее исследование, в ходе которого ученые изучали влияние информации о работе оппозиционной партии на политические настроения американцев. В течение месяца участники-республиканцы читали твиты, которые в их ленту добавляют боты-демократы, а демократы, наоборот, получали информацию о работе оппозиционной республиканской партии.

По окончании эксперимента политические взгляды каждой стороны не изменились, а, наоборот, усилились: получая информацию о том, как обстоят дела у политической оппозиции, участники, судя по всему, убеждались в том, что их взгляды — единственные правильные, трактуя любую — даже позитивную информацию — в негативном ключе. Любопытно, что боты-оппозиционеры сильнее повлияли на республиканцев, которые стали еще консервативнее. Из этого можно сделать вывод, что частота возникновения предвзятости подтверждения может быть обусловлена некоторыми факторами, например личностными характеристиками, такими как уверенность в себе и своей правоте.

Третий аспект — предвзятость памяти: люди, стремящиеся доказать свою точку зрения, будут вспоминать и использовать доказательства в свою пользу.

В качестве примера можно привести исследование, проведенное американскими исследователями Марком Снайдером (Mark Snyder) и Нэнси Кэнтор (Nancy Cantor) в конце 70-х годов. В ходе их эксперимента участникам предоставили подробное описание из жизни девушки по имени Джейн, а затем — разделив добровольцев на две группы — попросили их предъявить доводы в пользу и против того, чтобы девушку взяли на работу библиотекарем или риелтором. Те участники, которым необходимо было «устроить» Джейн в библиотеку, отмечали, что девушка — тихий интроверт, а те, кому необходимо было сделать Джейн успешным риелтором, чаще отмечали те качества, которые показывают ее общительным экстравертом.

Что касается факторов, влияющих на предвзятое использование воспоминаний, то среди них ученые прежде всего выделяют эмоции: со временем эмоциональная реакция на конкретные события ослабевает (недаром часто говорят, что время лечит), поэтому люди могут ошибочно оценивать свою уже прошедшую реакцию либо как более слабую, либо более сильную по сравнению с тем, какой она была на самом деле.

Объясняют возникновение предвзятости подтверждения обычно с оглядкой на две разные стратегии мышления: когнитивную и мотивированную. Первая заключается в том, что умственные ресурсы человека достаточно ограничены и, вместо того, чтобы взвешивать все плюсы и минусы двух противоположных подходов, он выбирает один — тот, который кажется ему наиболее осмысленным и доводы в пользу (а не против!) которого подобрать легче всего. Вторая стратегия действует во многом с оглядкой на эмоции, а точнее — на желания: человек склонен искать и находить доводы в пользу того, исполнения чего (порой бессознательно) ему бы очень хотелось.

В отличие от многих когнитивных искажений, предвзятость подтверждения не так безобидна. Интерпретация информации в угоду собственной выгоде и мнению негативно отражается, к примеру, на многих научных сферах, в частности в социальных науках. Собирая данные для проверки определенной гипотезы, ученые обычно надеются на то, что она подтвердится, поэтому данные, которые этому противоречат, зачастую считаются неудачными, а результаты таких работ остаются неопубликованными. В результате получается, что определенное поле остается плохо изученным, а исследователи могут наткнуться на достаточно распространенную проблему: нерелевантность используемых для проверки гипотезы методов уже подтвердилась, но об этом никто не знает, потому что публиковать работу с отрицательными результатами мало кому хочется. Более того, даже готовые такие работы могут попросту не принять к публикации: предвзято мыслить может и комиссия рецензентов.

На избавлении от предвзятости подтверждения, кстати, основаны некоторые принципы когнитивно-поведенческой психотерапии (и это также говорит о том, что это когнитивное искажение отнюдь не безобидно). Автор этого метода, американский психиатр Аарон Бек (ему и его коллегами также принадлежит и идея создания знаменитой шкалы депрессии Бека, используемой в диагностике психических расстройств уже более полувека), утверждал, что склонность к подтверждению собственного мнения может быть одним из симптомов депрессии.

В какой-то мере это действительно так: склонные к депрессии люди чаще всего настроены на пессимистичные мысли и негативную интерпретацию событий, и малейшие неудачи служат для них доказательством беспросветности будущего, в то время как успехи, наоборот, отвергаются. То же самое касается и людей с тревожным расстройством: собрав немного информации в пользу реальности своей тревоги, человек зацикливается на них, игнорируя информацию, потенциально способную опровергнуть нездоровое суждение. Когнитивно-поведенческая терапия учит интерпретировать информацию беспристрастно и, по возможности, ограничивать негативные оценочные суждения (которые в случае психических расстройств зачастую преобладают при двоякой интерпретации).

Впрочем, как бы опасны ни были негативное мышление и пессимизм для психического здоровья человека, предвзятое подтверждение может быть опасно и в позитивном ключе. Например, люди, уверенные в собственной правоте и неотразимости, могут запросто игнорировать адекватную критику в свой адрес. Так что как бы здорово ни было всегда оказываться правым, гораздо выигрышнее быть реалистами, трезво оценивать ситуацию и непредвзято интерпретировать всю известную информацию. По крайней мере, насколько это возможно.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.