Юлли Улетова

«Помпеи: шаг за шагом»

Античные двери и балконы

Продолжаем следить за текущим сезоном раскопок в Помпеях. В этот раз рассказ пойдет о стратиграфии города, погребенного под вулканическими выбросами в 79 году нашей эры, а также о работах по восстановлению облика античных городских конструкций. Рассказывает Юлли Улетова, автор сайта Помпеи: шаг за шагом.

Для начала хочу обратить внимание на то, чем засыпаны Помпеи. На уже известной нам фотографии с избирательными надписями хорошо виден странный крупный «песок».

На самом деле это не песок, а так называемые «лапилли» (по-итальянски lapilli, «камешки»), образованные путем застывания лавы на воздухе. Они небольшие — от 20 миллиметров до 5 сантиметров (то, что меньше, считается вулканическим пеплом, больше — вулканическими бомбами), пористые и легкие. Лапилли с бóльшим содержанием железа — коричнево-красного цвета, они более тяжелые и, соответственно, падали неподалеку от вулкана. Белые помпейские лапилли почти не содержат железа, их уносило ветром довольно далеко от вулкана — от Помпей до Везувия по прямой почти десять километров.

Директор Археологического парка Помпей сделал прекрасные фотографии, где видна «слоеность» засыпавших город вулканических продуктов. Такая послойность называется в археологии (и других науках) стратиграфией, она позволяет установить фазы вулканического извержения, потому что наглядно показывает порядок прохождения лавовых потоков, «дождя» из лапилли и пирокластических волн.


Гипсовые слепки и античные двери

Вообще же средняя толщина вулканических выбросов над Помпеями — около шести метров против 30 метров над Геркуланумом. Все эти слои надежно запечатали античные города до нашего времени. И хотя органика в силу особенностей извержения в Помпеях сохранилась не так хорошо, как в Геркулануме, археологи, тем не менее, нашли способ вернуть хотя бы отпечатки утраченного. Оказалось, что органика, истлев, оставляет в грунте пустоты, полностью сохраняющие контур исчезнувшего. Если полость не разрушать, а, проделав в ней отверстия, заполнить гипсом, то получится слепок, повторяющий объемный контур утраченного предмета.

Про метод гипсовых отливок, придуманный археологом Джузеппе Фиорелли, который служил управляющим Помпей во второй половине XIX века, теперь уже знают все. Недавно по этому принципу сделали первый за всю историю раскопок города слепок лошади. На фотографиях видно, как сперва в грунте были проделаны два отверстия, куда залили гипс, а потом гипсовая отливка была освобождена. На гипсе хорошо отпечатались даже истлевшие кожаные ремешки уздечки.

Каких только слепков по этой же технологии не делали за период раскопок Помпей: погибшие люди, животные, мебель, конструктивные части домов и прочее. Кстати, о домах. На главной в городе улице Изобилия (via dell'Abbondanza) есть несколько гипсовых отливок дверей лавок, как, например, вот эта, сделанная еще сто лет назад:

Но, как показали новые раскопки, бывает и по-другому.

В квартале напротив Дома Серебряной Свадьбы — по адресной традиции Помпей он имеет номер V.2 — продолжают работать археологи. Рядом с углом, где расположены известные нам избирательные надписи, открыт дверной проем. Судя по его размерам, это не богатый домус, а обычная таберна или термополий.

Таберна — от слова «табула», доска — представляла собой небольшое по размерам жилище, которое служило владельцу как домом, так и мастерской и лавкой для продажи своих изделий. Таберна могла быть двухэтажной. Помещений в таком жилище было совсем немного — одно-два на каждом этаже.

Таберн в Помпеях хватало. Обычно они представляли собой две небольшие комнаты на первом этаже дома (причем практически любого — даже владельцы богатых усадеб сдавали выходившие на улицу помещения в аренду мелким лавочникам) и жилой чердак, или антресоль, или второй этаж. Передняя, выходившая на улицу стена у такой лавки обычно отсутствовала — в конце дня лавочник-арендатор закрывал проем раздвижной дверью, запирал ее и поднимался к себе на второй этаж (к слову, лестница туда могла располагаться как внутри, так и снаружи дома).

Обычная дверь для такой лавки состояла из нескольких полотен, скрепленных петлями. Она двигалась в колее, вырезанной в каменном пороге (такие можно видеть во многих табернах города), и складывалась, как гармошка. Сейчас похожие двери так и называются — «двери-гармошки» или «двери-книжки».

Термополий был такой же таберной, но в помещении обязательно имелся бетонный прилавок с вмурованными в него большими горшками. В них в течение дня хранилась горячая еда, предназначенная для продажи как на вынос, так и для употребления здесь же, в термополии.

Многие далекие от античности посетители Помпей задавались вопросом: для чего нужны были такие большие пустые помещения вдоль улиц? Если это комната, то зачем такой проем? А если это не жилье, то что? Здесь, в новых раскопках V района, вулкан сохранил для нас отпечаток самой настоящей помпейской двери.

Сад вдоль новой улицы и переулок Балконов

Еще недавно улочка от Ноланской улицы (via di Nola) к переулку Серебряной Свадьбы (vicolo delle Nozze d'Argento) не имела никакого названия. Собственно, и улочки как таковой не было — она была залита лавой, засыпана лапилли и грунтом из других раскопок. Теперь же она раскопана и имеет свое название — переулок Балконов (vicolo dei Balconi).

По восточной стороне этой улицы открыто большое пустое пространство. Надо думать, это внутренний сад большого, еще неоткрытого дома. В центре после очистки от лапилли неожиданно обнаружился импровизированный столик, сооруженный из каннелированной пилястры и мраморной плиты, которую положили сверху. Плита, судя по всему, ранее была частью мраморной отделки лабрума, небольшого бассейна или чаши для воды.

Такие небольшие столики-картибулы, ведущие свое происхождение от жертвенника, обычно стояли в атриях богатых домов, а иногда и в садиках-перистилях, как здесь.

С северной стороны сада постепенно открывают портик с колоннами. В самом саду удалось успешно сделать гипсовые слепки по пустотам, оставшимся от корней росших в нем деревьев. Это может помочь в определении их видовой принадлежности.

Еще одно крупное открытие — обрушившиеся под тяжестью лапилли балконы.

Уже известно, что в Помпеях и Геркулануме дома имели как минимум два этажа. Конечно, вес вулканических продуктов сильно повредил верхние части домов — до нашего времени не дошла ни одна целая крыша (то, что мы видим в Помпеях сейчас, это реконструкция), стены разрушены на высоте двух-трех метров. Тем не менее, в городе есть сохранившиеся и восстановленные верхние этажи и балконы. И вот новая находка, интересная к тому же тем, что вместе с балконами открыто и их содержимое, а также черепица крыши.

Оказывается, на одном из балконов к моменту извержения Везувия находилось немалое количество амфор. К сожалению, большая часть из них повреждена. Кроме того, они не запечатаны и, скорее всего, хранились на балконе горлом вниз, например, для сушки. Но современная наука творит чудеса, так что, возможно, мы узнаем даже от этих пустых горшков много интересного.

От полного разрушения балконы спас довольно мощный слой лапилли на улице, к тому моменту заполнивший весь переулок. Он и сыграл роль «подушки». В связи с этим в планах управления археологического парка появилась идея восстановить балконы, однако это работа не одного года. Но переулок уже назван в их честь — vicolo dei Balconi.

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.