Артем Ефимов

Записки экономического историка

Золотой дукат и серебряный талер

Всем известны названия монет, ходивших в Европе в начале Нового времени: дукат, талер, цехин, гульден, песо, пиастр. В тот же ряд можно поставить американский доллар и российский рубль. Как они появились, во что оценивались и по какому курсу соотносились между собой? Читайте об этом в новом выпуске блога историка Артема Ефимова, который он ведет на нашем сайте. Вы также можете подписаться на телеграм-канал Артема, где есть много других интересных заметок.

Две важнейшие денежные единицы зари капитализма — золотой дукат и серебряный талер. Сперва скажем о дукате. Название «дукат» происходит от слова dux — «герцог». Венецианские дожи — они тоже dux’ы. Соответственно, на их монетах чеканилась легенда: Sit tibi Christe datus quem tu regis iste ducatus, т.е. «Тебе, Христе, да будет посвящено, царствующему над сим герцогством».

Со времен легендарного дожа Энрико Дандоло (1192–1205) в Венеции чеканились серебряные дукаты. Основной торговой монетой в Средиземноморье тогда был византийский золотой гиперпирон, он же иперпир. Но византийские императоры регулярно девальвировали гиперпирон, поскольку им требовались деньги на войны (про то, как это бывает, мы непременно еще поговорим), так что монета теряла популярность. Венецианские же купцы, доминируя в средиземноморской торговле, были заинтересованы в стабильной торговой монете. В 1284 году они наконец решили взять дело в свои руки и стали чеканить золотые дукаты. Дожем, кстати, тогда был Джованни Дандоло, правнук Энрико.

Венецианский дукат чеканился по стандарту флорентийского флорина (появился в 1252 году) — 3,545 грамма самого чистого золота, какое могла произвести средневековая металлургия (метрическая проба 994,7; современное обручальное кольцо — максимум 958). Собственные дукаты в подражание венецианским стали чеканить папы римские, Генуя, Венгрия. Османский султан Мехмед II Завоеватель во второй половине XV века стал чеканить по дукатному стандарту золотой султани (по-турецки его еще называли «алтын» — попросту «золотой»). С 1580-х годов собственные дукаты стали чеканить Нидерланды, добившиеся независимости от Испании.

Венецианский дукат был очень стабильной валютой. Торговая республика тщательно оберегала его чистоту: покуда дукат повсюду ценили и принимали, купцам не приходилось терять деньги на обменных курсах. В других государствах соблазн девальвации часто оказывался слишком силен. Уже в XV веке, чтобы отличать полновесные дукаты от «порченых» (девальвированных), последние стали называть гульденами («золотыми» по-немецки). В 1543 году в Венеции возобновилась чеканка серебряных дукатов, и за золотыми постепенно закрепилось название «цехины» (zecchino — от Zecca, названия венецианского монетного двора).

Золото, из которого чеканились венецианские и прочие дукаты, поступало главным образом с рудников на Балканах. Венеция поначалу контролировала многие из них, но в течение XV века все они были захвачены Османской империей. С тех пор из европейских стран серьезными золотыми рудниками располагала только Венгрия (в Карпатских горах). Венецианцы скупали золото повсюду, где могли, очищали его от примесей и чеканили из него деньги. Издержки производства были, конечно, высоки, но их с лихвой перекрывали выгоды от того, что Венеция контролировала эмиссию самой стабильной валюты в мире.

И теперь про талеры. Тут два взаимосвязанных сюжета: история денежного стандарта и история названия. В начале XVI века во владениях графов Шликов на северо-западе современной Чехии обнаружили месторождение серебра. Рудник получил название Йоахимсталь, то есть «долина святого Иоакима», в честь отца Богородицы (ныне это чешский город Яхимов). Шлики получили феодальную привилегию на разработку рудника и чеканку монеты от Людовика II, короля Венгрии и Богемии (Чехии), в 1518 году. Монета стала называться йоахимсталером.

Йоахимсталер весил одну унцию (около 28 грамм) и приравнивался к золотому гульдену (около 2,5 грамма). Гульден, как мы помним, первоначально был немецкой имитацией венецианского дуката (3,5 грамма золота), но к началу XVI века был сильно девальвирован. Поскольку йоахимстальский рудник оказался огромным, а монетный двор — исключительно производительным, вскоре йоахимсталеры наводнили Европу и стали основной торговой монетой. Монеты, которые чеканились по этому стандарту во множестве государств и вольных городов, составлявших Священную Римскую империю, стали для краткости называть талерами.

С 1580-х годов в Нидерландах, провозгласивших независимость от Испании, стали чеканить лёвендальдеры — «львиные талеры» (на них изображали геральдического льва). Талерный стандарт вместе с европейской торговлей распространился в XVI–XVII веках по всему миру. В Новом Свете ходили голландские лёвендальдеры и испанские монеты талерного стандарта — pesos de ocho, т.е. «восьмерики» (они разменивались на восемь реалов; по-английски — pieces of eight).

Доллар — это, собственно говоря, американский талер. Те же песо-восьмерики через испанскую колонию на Филиппинах проникли в Китай и стали образцом для новых юаней. Первые физические рубли, которые стали чеканить в России при Петре I (прежде это была только счетная денежная единица), были фактически русскими талерами — серебряными монетами в одну унцию.

И еще кое-что про песо-восьмерики. В русском языке за ними закрепилось итальянское название «пиастры» — спасибо венецианским купцам (они пользовались песо в средиземноморской торговле) и переводчику «Острова сокровищ» Стивенсона Николаю Чуковскому. В оригинале попугай Сильвера орет, представьте себе, «Pieces of eight! Pieces of eight!»

Ранее в этом блоге

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.