Древнеегипетские художники изобразили царя не в том ожерелье. Но осознали и исправили ошибку

Следы этой и других корректировок ученые нашли при исследовании росписей в двух египетских гробницах

Анализ распределения пигментов на росписях из двух древнеегипетских гробниц с помощью рентгенофлуоресцентной визуализации позволил ученым исследовать особенности корректировок, которым подвергались эти изображения. В одном случае ― в гробнице вельможи Менна ― внесенная поправка показала, как мог протекать рабочий процесс; во втором ― поставила вопрос о правильности датировки гробницы жреца Нахт-Амона, который, возможно, жил не в эпоху Рамсеса II, а несколько позднее. Ученые пришли к такому выводу, обнаружив, что на портрете фараона первоначально было изображено не свойственное его эпохе ожерелье, которое потом заменили на другое. Об исследовании сообщает статья в журнале PLoS One.

Основные стадии создания древнеегипетских настенных росписей и полихромных рельефов ученым хорошо известны благодаря большому количеству незавершенных памятников. Это нанесение вспомогательной сетки на выровненную и оштукатуренную стену, эскиз будущей композиции и его корректировка, вырезание изображений (если планировался рельеф) и, наконец, раскраска. Для нее использовались различные минеральные пигменты (красная и желтая охра, аурипигмент, сажа, мел и гипс, содержащие медь минералы, такие как азурит и малахит) и их смеси.

О том, как были организованы работы по отделке усыпальниц и храмов, египтологи составили представление по письменным источникам и на основе изучения особенностей некоторых изображений. Так, известно, что над оформлением стен трудились две бригады («те, что слева» и «те, что справа»). Каждая из них отвечала только за свой участок работ; при этом менее ответственные части композиции поручались тем, кто обладал меньшим умением и опытом (например, ученикам).

О том, как использовались разные пигменты, причем не только в живописи, могут многое рассказать физико-химические исследования с использованием современных неразрушающих методов анализа. Например, с помощью рентгеновской томографии, микрорентгенофлуоресцентного анализа и рамановской спектроскопии ученые реконструировали запутанную историю одной из египетских мумий. Гиперспектральная визуализация в рентгеновском, видимом и ближнем инфракрасном диапазонах помогла идентифицировать большинство пигментов в настенных росписях гробницы вельможи Нахт-Амона в Фиванском некрополе. Аналогичные результаты были получены в рамках междисциплинарного исследования расположенной там же гробницы чиновника Менны.

Тем не менее, подобные исследования до сих пор охватывают лишь небольшое число памятников древнеегипетского искусства, да и в самих гробницах Менны и Нахт-Амона далеко не все изображения изучены достаточно подробно. Между тем современные методы анализа дают возможность не только установить химический состав красок, но и определить последовательность их наложения, технику внесения исправлений и другие практические приемы древних художников.

Дополнить данные, полученные при изучении усыпальниц Менны и Нахт-Амона, взялись Дэвид Стривей (David Strivay) из Льежского университета и его коллеги из Бельгии, Египта, США и Франции. В своем исследовании они использовали метод рентгенофлуоресцентной визуализации, который позволяет построить картину пространственного распределения химических маркеров, по которым идентифицируются египетские минеральные пигменты.

Обе гробницы расположены среди множества других частных усыпальниц в фиванском некрополе Шейх Абд эль-Курна. Гробница вельможи по имени Менна, смотрителя храмовых и царских полей, датируется временем правления Тутмоса IV или Аменхотепа III (первая половина XIV века до нашей эры). Исследователи выбрали в ней для анализа сцену почитания Осириса самим Менной и его супругой. В этой композиции присутствуют видимые невооруженным глазом следы древней корректировки, которая изменила положение левой руки Менны. Первоначальное изображение руки было закрашено белилами и в древности оставалось скрытым, но из-за длительных химических взаимодействий между пигментами оно отчетливо различимо в настоящее время .

Сцепление между слоем белил на руке и общим фоном указывает на то, что эта коррекция была сделана на начальном этапе отделки гробницы. Однако рентгенофлуоресцентная карта выявила различия в составе красок. Если старое изображение руки было выполнено краской на основе реальгара (моносульфид мышьяка), то для исправления рисунка воспользовались смесью реальгарового пигмента с красной охрой, содержащей железо. При этом художник сначала нарисовал руку в новом положении, и только после этого закрасил белилами остаток старого изображения. В результате слои пигмента провзаимодействовали между собой, и первоначальное положение руки проступило в виде более темной области.

Вероятно, композицию корректировали через некоторое время после создания первого варианта, и приготовили красную краску по иному рецепту. Не исключено, что правку вносил другой художник, использовавший такую смесь пигментов. Как бы то ни было, причину этого исправления объяснить трудно, поскольку оно очень незначительное и не изменяет позы изображенного человека.

В гробнице Нахт-Амона, который исполнял должность «смотрителя алтаря в Доме миллионов лет (в заупокойном храме Рамсеса II)» и был похоронен, как принято считать, еще при жизни этого правителя, то есть в XIII веке до нашей эры, Стривей и его коллеги изучили портрет фараона. В изображении Рамсеса II они нашли следы нескольких корректировок. В частности, царю изменили величину скипетра, детали короны и тип ожерелья.

В окончательной версии фараон изображен в широком, сплетенном из нескольких рядов бусин ожерелье усех, обычном для царских портретов почти на всем протяжении эпохи Нового царства. Но рентгенофлуоресцентная карта показала, что первоначально фигуру царя украшал другой, более объемный аксессуар. Исследователи предположили, что это было ожерелье шебиу, или «золото почести», состоявшее из крупных дисковидных золотых бусин. Такие ожерелья распространены на царских изображениях XX династии, то есть в более позднюю, чем время Рамсеса II, эпоху.

Именно к этой эпохе, возможно, относится гробница жреца Нахт-Амона. Согласно гипотезе авторов исследования, при ее декорировке художники могли сначала изобразить давно умершего царя в привычном для своего времени стиле, а затем, обнаружив ошибку, внести исправления. Дальнейшие исследования покажут, верно ли это предположение и нуждается ли усыпальница Нахт-Амона в пересмотре датировки.

Ранее N + 1 неоднократно сообщал об открытиях, сделанных с помощью рентгенофлуоресцентной спектроскопии. Так, исследователи установили личность цензора писем Марии-Антуанетты по чернилам зачеркнутых строк, а на обложке средневекового манускрипта обнаружили фрагмент учебника по римскому праву. А еще мы рассказывали о том, как ученые, используя этот метод, приступили к прочтению сочинения римского врача Галена.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Женщина из Чехии во время прогулки обнаружила огромный клад средневековых монет

По-видимому, его спрятали в первой четверти XII века