Пуповинная кровь вылечила «нью-йоркскую пациентку» от ВИЧ и не вызвала осложнений

Она не принимает антиретровирусные препараты больше 18 месяцев

Ученые подробно рассказали о случае излечения первой в истории женщины от ВИЧ с помощью переливания пуповинной крови, клетки которой несли мутацию CCR5-Δ32. Эта мутация защищает CD4-лимфоциты от проникновения в них вируса. В отличие от трех предыдущих случаев излечения от ВИЧ, где реципиенты получали стволовые клетки крови от донора, «нью-йоркская пациентка» не страдала от реакции «трансплантат против хозяина». Женщина не принимает антиретровирусные препараты более 18 месяцев. Статья опубликована в журнале Cell.

Предыдущие три случая излечения ВИЧ-инфекции путем пересадки стволовых клеток крови с мутацией CCR5-Δ32 остаются единичными. Распространить такой метод лечения инфекции сложно, поскольку, во-первых, она встречается достаточно редко, а во-вторых, не все трансплантаты костного мозга проверяют на эту мутацию по экономическим соображениям. 

В пуповинной крови, которую получают после отделения пуповины от новорожденного, много стволовых клеток крови. Ее пытаются использовать для лечения самых разных заболеваний – от лейкозов и онкологических заболеваний до диабета первого типа и врожденных пороков сердца. В 2015 году ученые предположили, что переливание пуповинной крови, которая несет стволовые клетки с мутацией CCR5-Δ32, может быть альтернативой трансплантации костного мозга. Год назад ученые заявили, что с помощью этого способа удалось вылечить жительницу Нью-Йорка от ВИЧ-инфекции. 

Теперь Цзинмэй Сюй (Jingmei Hsu) из Медицинского центра Вейл Корнелл подробно описал этот случай. Оказалось, что в исследование включили двух пациентов с ВИЧ-инфекцией, которые ожидали трансплантации стволовых клеток крови по поводу гематологических заболеваний. При анализе 18 тысяч образцов пуповинной крови в 171 из них ученые нашли гомозиготную мутацию CCR5-Δ32. 

Первым пациентом был мужчина средних лет с ВИЧ и лимфомой Ходжкина. Ему перелили пуповинную кровь с мутацией, смешанную со стволовыми клетками частично совместимого донора. Он скончался через год после трансплантации из-за рецидива лимфомы Ходжкина, ученые не успели оценить эффект пересадки на вирус иммунодефицита человека. 

У второй пациентки через четыре года после обнаружения ВИЧ развился острый миелоидный лейкоз (ОМЛ). На момент постановки диагноза ВИЧ-инфекции в одном миллилитре ее крови обнаруживали свыше одного миллиона копий РНК ВИЧ. Однако раннее начало приема антиретровирусной терапии привело к тому, что спустя пять месяцев после ее начала уровень вируса в ее крови стал неопределяемым. В дальнейшем она сменила несколько режимов терапии из-за побочных эффектов препаратов. После постановки диагноза ОМЛ пациентка получила курс химиотерапии, который привел к морфологической и цитогенетической ремиссии. 

Ученые нашли пять образцов пуповинной крови с мутацией CCR5-Δ32 и гаплоидентичного взрослого донора с нормальным рецептором CCR5. В 2017 году пациентка перенесла трансплантацию смеси пуповинной крови и CD34-лимфоцитов донора. После пересадки она получала иммуносупрессивную терапию для профилактики реакции «трансплантат против хозяина». Через две недели после трансплантации 82 процента ее лимфоидной (CD3+ клетки) и 98 процентов миелоидной (CD33+ клетки) линий клеток составляли клетки гаплоидентичного взрослого донора. К 14 неделе произошло полное приживление клеток обеих линий с мутацией CCR5-Δ32.

Через шесть месяцев после трансплантации уровень В-лимфоцитов у пациентки вернулся к нормальному, а через 13 месяцев подмножества CD4-лимфоцитов, CD8-лимфоцитов и NK-клеток восстановились до нормального уровня. Спустя год в ее крови не обнаружили антител ни к одному из десяти антигенов ВИЧ. За весь период наблюдения у нее не регистрировали признаки реакции «трансплантат против хозяина», а в ее крови не находили РНК ВИЧ с момента трансплантации: ни до отмены антиретровирусной терапии, ни после нее. 

Врачи прервали терапию через 30 месяцев после трансплантации всего на 13 дней, поскольку началась пандемия ковида. Но через 37 месяцев после трансплантации терапию прервали во второй раз. Спустя 18 месяцев после этого в ее крови не определялась РНК ВИЧ. Введенные после трансплантации вакцины привели к выработке достаточных титров защитных антител, в том числе против ковида. 

Как считают ученые, этот случай полностью отличается от «берлинского», «лондонского» и «дюссельдорфского» пациентов по нескольким причинам. Во-первых, впервые от ВИЧ-инфекции вылечилась женщина смешанного происхождения. Во-вторых, мутантные клетки были получены не от взрослого донора, а из пуповинной крови, хранившейся в банке крови. В-третьих, пациентка не страдала от реакции «трансплантат против хозяина». В целом, ученые считают, что такой метод лечения ВИЧ-инфекции возможно сделать более доступным, если увеличить объем скрининга пуповинной крови в банках крови для выявления образцов с мутациями CCR5-Δ32. 

Совсем недавно мы подробно рассказывали про то, как лечили «дюссельдорфского» пациента – третьего в мире человека, излеченного от ВИЧ, который уже пять лет не принимает антиретровирусные препараты.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Красный свет снизил уровень глюкозы в крови

По-видимому, за счет активации митохондрий