Частые укусы малярийных комаров вызвали лимфому у детей

Для этого инфицированные насекомые должны укусить ребенка несколько сотен раз

Исследователи из Кении, США, Уганды и Танзании показали, что частый контакт с малярийным плазмодием не проходит бесследно для иммунной системы. Они составили карту распространенности тропической малярии и соотнесли ее с заболеваемостью лимфомой Беркитта у детей. Согласно статье, опубликованной в Proceedings of the National Academy of Sciences, каждые 100 контактов организма с малярийным плазмодием повышают распространенность гематологической опухоли среди детей на 40 процентов. Борьба с малярией в Африке должна помочь в контроле детских онкозаболеваний.

Лимфома Беркитта — это агрессивная B-лимфоцитарная опухоль, возникающая у взрослых и детей по всему миру. Однако в разных уголках нашей планеты уровень заболеваемости далеко неодинаковый. Так, в Африке южнее Сахары он в десятки раз выше среднемирового и достигает в отдельных местностях десяти случаев на сто тысяч детей в год (именно в таком регионе — в Уганде — Деннис Беркитт открыл заболевание в конце 1950-х годов).

С момента открытия болезни известно, что к возникновению лимфомы Беркитта причастны инфекции. С 1960-х годов ее связывают с вирусом Эпштейна — Барр (мы рассказывали об этом в материале «Тихая пандемия»), а в конце XX века стало известно о ВИЧ-ассоциированной форме лимфомы Беркитта. Но во многих случаях гематологическое заболевание развивается у людей, чья иммунная система не контактировала с вирусами. Следовательно, должны быть и другие этиологические факторы, важные для развития эндемической формы болезни. Искоренив их, можно приблизиться к контролю над болезнью.

Один из таких факторов — тропическая малярия, вызываемая внутриклеточным паразитом Plasmodium falciparum. К началу XXI века вклад малярийного плазмодия в патогенез лимфомы считался доказанным, хотя и не был детально изучен.

Эпидемиологи, онкологи и инфекционисты из Кении, США, Танзании и Уганды под руководством Йона Цельнера (Jon Zelner) из Университета штата Мичиган решили детально проанализировать, как связана эндемическая форма лимфомы Беркитта у детей с заболеваемостью тропической малярией. Они создали реестр детей, заболевших лимфомой, на территории 49 районов трех африканских стран. В реестр вошло 552 ребенка средним возрастом 8,3 ± 3,7 года, заболевших в течение 2010–2016 годов. На этой же территории в описанный период проживало около 8,5 миллиона детей. Таким образом, заболеваемость эндемической формой лимфомы Беркитта у детей составила в среднем 0,92 случая на 100 тысяч детей в год.

В исследованных районах происходил мониторинг заболеваемости малярией. Благодаря нему была известна скорость и частота наступления сероконверсии у младенцев и детей возрастом до десяти лет. Благодаря этим данным исследователи рассчитали, насколько часто дети сталкиваются с малярийным плазмодием, и создали карту местности с разрешением в пять километров.

В среднем на одного ребенка, согласно полученным данным, приходилось 2,72 инфекции P. falciparum в год — и в десять раз больше укусов инфицированных комаров, если исходить из вероятности инфекции после укуса, полученной в более ранних исследованиях. Но во многих районах жители сталкивались с малярийным плазмодием чаще и заболевали десятки раз в год.

Чем чаще в обследованных районах дети заболевали тропической малярией, тем больше в них было случаев лимфомы (r = 0,58, 95% ДИ 0,34-0,70). Если заболеваемость в районе соответствовала 100 случаям инфекции в течение жизни, то у таких детей риск лимфомы был выше в среднем на 39 процентов (95%ДИ 6,1-81 процент, p = 0,01). Связь между двумя заболеваниями была достоверна у детей в возрасте 5-11 лет.

Исследование, проведенное профессором Цельнером с коллегами, показывает, что нужны десятки и сотни случаев инфекции, чтобы можно было заметить повышенную заболеваемость в масштабах миллионов детей. И даже субклинических форм инфекции достаточно, чтобы вызвать транскриптомные и хромосомные изменения B-лимфоцитов, ведущие к возникновению болезни.

Во-первых, качество иммунного ответа на плазмодий тоже важно — судя по результатам предыдущих исследований, вероятность возникновения гематологического заболевания выше, если человек сталкивался с генетически разнообразными плазмодиями и если у него слабый иммунный ответ против возбудителя. Напротив, люди, имеющие генетические варианты, защищающие от малярии (в том числе больные серповидноклеточной анемией и обладатели первой группы крови), болеют реже, а дети, у которых сформировался эффективный иммунный ответ против плазмодия, менее склонны к повторным инфекциям и имеют низкую вероятность развития лимфомы, дополняя картину, описанную профессором Цельнером с коллегами.

Поскольку многие случаи лимфомы в труднодоступных регионах могли остаться недиагностированными, то, как отмечают авторы исследования, реальная связь между малярией и лимфомой скорее всего сильнее. Победив тропическую малярию, можно снизить заболеваемость детскими гематологическими заболеваниями.

В последние годы срезу несколько направлений борьбы с малярией прошли путь от лабораторных экспериментов к испытаниям на местности. Из последних успехов, о которых мы рассказывали — испытания живой вакцины от малярии, лекарств на основе антител и борьба с комарами переносчиками с помощью бактерий-внутриклеточных паразитов.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Ранний выход в школу облегчил симптомы сотрясения мозга у детей

Особенно среди детей с более тяжелыми симптомами