Биоархеологи разобрались в рационе первых греческих земледельцев

Sidney Sebald et al. / Journal of Archaeological Science: Reports, 2022

Биоархеологи повторно исследовали палеодиету людей, чьи останки были обнаружены на ранненеолитических памятниках в Греции, и выяснили, что их рацион состоял преимущественно из растительной пищи, доля которой составляла от 58,7 до 70,1 процента. Это заметно ниже, чем у людей с более древнего анатолийского памятника Невалы-Чори, где на животную продукцию приходилось лишь около десяти процентов рациона. Ученые отметили, что хозяйство неолитического населения Греции было гибким: постепенный рост животноводства сопровождался сохранением охоты. Об этом сообщается в статье, опубликованной в Journal of Archaeological Science: Reports.

Процесс перехода от присваивающего хозяйства к производящему (неолитическая революция) представляет собой один из поворотных моментов в истории человечества. Одомашнивание злаковых культур началось не позднее X тысячелетия до нашей эры в нескольких центрах Плодородного Полумесяца, откуда уже этот тип ведения хозяйства распространился на остальной Ближний Восток и Европу. Вскоре там же люди начали процесс доместикации азиатского муфлона (Ovis gmelini), безоарового козла (Capra aegagrus) и первобытного тура (Bos primigenius). В Европу сельское хозяйство принесли выходцы из Анатолии, которые вытеснили большую часть местного населения. Так, неолитизация Греции началась около 6800 годов до нашей эры, а примерно 5000 лет назад этот процесс завершился почти на всем континенте.

Гизела Групе (Gisela Grupe) совместно с коллегами из Мюнхенского университета повторно исследовала результаты анализа стабильных изотопов углерода и азота в костном коллагене, которые были получены во время изучения останков взрослых людей эпохи неолита. Эти данные относятся к пяти ранненеолитическим греческим памятникам: Мавропиги (6600–6000 годы до нашей эры), Теопетра (6500–4000 годы до нашей эры), Ксиролимни (6100 годы до нашей эры), Алепотрипа (6000–3200 годы до нашей эры) и Франхти (6000–3000 годы до нашей эры). Палеоботанические и палеозоологические исследования этих памятников предполагали, что диета местных жителей основывалась на С3-растениях. Дополнительным источником пищи выступало мясо домашних животных, реже — диких. Кроме того, на последних двух памятниках рацион также включал морских моллюсков и рыбу. Для сравнения ученые привлекли данные по анатолийскому памятнику Невалы-Чори — одному из древнейших поселений докерамического неолита (около 8420–7470 годов до нашей эры).

Биоархеологи сообщили, что жители Невалы-Чори в основном получали белок за счет потребления С3-растений (87 процентов). Другими источниками белка были дикие животные (газели: 0–9,5 процента, благородные олени: 1,5–3 процента) и одомашненные (0–11,1 процента). В среднем рацион этих людей на десять процентов состоял из мясной пищи. Лишь пять человек, судя по значениям изотопов азота, потребляли больше животного белка. Люди со стоянок Мавропиги и Теопетра жили на достаточно похожих диетах, что, по мнению ученых, неудивительно из-за местоположения этих памятников и времени существования. Так, жители Мавропиги потребляли в основном С3-растения (69,4 процента), мясо косуль (14,6 процента), овец и коз (8,4 процента) и крупного рогатого скота (7,5 процента). Люди с Теопетры потребляли несколько меньше С3-растений (61,1 процента), зато больше мясной пищи, преимущественно за счет увеличения доли одомашненных животных (31,6 процента). Построить модель для памятника Ксиролимни ученым не удалось.

Исследование прибрежных памятников привело к различным результатам. Так, люди из Алепотрипы питались также в основном С3-растениями (58,7 процента), мясом одомашненных животных (29,2 процента) и оленей (12 процентов). Хотя, возможно, в рационе присутствовали рыба и морепродукты, вклад этого источника пищи был низким и составлял от 0 до 2,5 процента. Зато потребление морской рыбы (тунца) оказалось хорошо заметно на памятнике Франхти (6 процентов). Однако и там основным источником пищи выступали растения (70,1 процента), а также мясо овец и коз (11,9 процента) и оленей (12,2 процента).

Биоархеологи заключили, что во всех исследованных популяциях ежедневный рацион состоял в основном из С3-растений — диких и одомашненных злаков. Лишь один индивид из Анатолии потреблял существенное количество С4-растений и, видимо, был мигрантом. Данные по самым древним памятникам показывают, что ранние неолитические популяции жили в основном на вегетарианской диете. Натуральное хозяйство этих людей менялось постепенно за счет увеличения вклада мясной пищи, причем мясо дичи постепенно заменялось продуктами домашнего животноводства. Ученые подчеркнули, что важным аспектом хозяйства ранних неолитических общин была гибкость. Так, люди полностью не отказывались от охоты, что гарантировало поставки мяса даже во времена, когда домашние животные погибали, например, во время эпидемий.

Ранее на N + 1 рассказывали об исследованиях других неолитических памятников. Так, археологи выяснили, что неолит в Юго-Восточном Узбекистане начался в VI тысячелетии до нашей эры, а ранненеолитическое поселение Кичик-Тепе оказалось одним из древнейших на Южном Кавказе.

Михаил Подрезов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.