Зрачковый рефлекс людей с афантазией не среагировал на воображаемые образы

Wikimedia Commons

Австралийские исследователи выявили отсутствие зрачкового рефлекса при представлении визуальных образов у людей с афантазией, в то время как зрачки людей без нее сужались во время представления яркого образа. Авторы статьи, опубликованной в eLife, провели эксперимент, с помощью которого показали, что яркость визуального образа влияет на силу зрачкового рефлекса.

Ментальные образы - представление человеком переживания чего-либо - сопровождают многие жизненные процессы, такие как обучение, планирование или воспроизведение ситуаций из прошлого, поэтому представляют особый научный интерес. Многие исследования направлены на визуальные образы, а именно на изучение их яркости, так как они тесно связаны с когнитивными функциями людей.

Несмотря на кажущуюся естественность воображения, не все люди способны создавать образы в голове. Феномен, при котором человек не может воображать, называется афантазией. Физиологические способы выявления афантазии еще не изучены, так как это относительно недавно обнаруженное явление. Как показали прошлые исследования, зрачковый рефлекс может реагировать не только на реальный свет, но и на воображаемый, а это делает его возможным инструментом определения афантазии.

Австралийские исследователи под руководством Лахлан Кей (Lachlan Kay) из Университета Нового Южного Уэльса провели эксперимент, чтобы узнать как связаны уровень яркости визуального образа и зрачковый рефлекс. Для этого они попросили 42 человека без афантазии и 18 человек с афантазией пройти опросник яркости визуальных образов и два экспериментальных задания.

В первой задаче айтрекер регистрировал изменения зрачка испытуемых, которым нужно было смотреть на бесцветные треугольники (либо яркие, либо темные). На экране показывался один треугольник или четыре, в зависимости от пробы. После показа одного из вариантов, экран менялся на черный на восемь секунд, чтобы зрачок вернулся в спокойное состояние, а затем испытуемых просили активно представлять в голове форму, которая им предъявлялась. После каждой пробы они оценивали яркость представленного образа по шкале от 1 (образ в представлении не появился) до 4 (очень яркий, почти как смотреть на него в реальности).


Результаты испытуемых без афантазии в первой части эксперимента показали значимый эффект яркости воспринимаемого изображения (F(1, 41) = 190,02, p < 0,001) и яркости ментального образа (F(1, 41) = 67,42, p < 0,0001), связанный со зрачковым рефлексом. Кроме того, чем выше была оценка испытуемым яркости представленного им образа из пробы, тем сильнее было сужение зрачка. Данные людей с афантазией также показали значимый эффект яркости воспринимаемого изображения (F(1, 17) = 81,18, p < 0,001), но не яркости ментального образа (F(1, 17) = 0,193, p = 0,67).

Во второй части эксперимента использовалась парадигма бинокулярной конкуренции, в которой испытуемому предъявляется сразу два разных изображения (в данном эксперименте — решетки Габора), но воспринимаются они не как смесь, а по отдельности — то одно, то другое. Сначала участникам на экране показывались буквы G или R, которые указывали на то, что нужно представлять сейчас в голове — вертикальную зеленую решетку Габора или горизонтальную красную соответственно. После этого им показывался экран с бинокулярной конкуренцией изображений зеленых и красных решеток Габора, а участников просили указать, какое из изображений было доминантным. Пробы, в которых испытуемый выбирал тот вид решеток, который представлял в начале, использовались в расчете балла прайминга (влияния представленного в начале пробы образа на последующий выбор доминирующего вида решетки): чем выше балл прайминга, тем сильнее был образ.


Степень изменения размера зрачка у людей без афантазии в задаче с треугольниками, как с одним (p = <0.0001), так и с четырьмя (p = 0.002), показала позитивную корреляцию с баллом прайминга во второй задаче. Такие результаты говорят о том, что уровень яркости воображаемого образа влияет на силу сужения зрачка во время его представления.

Таким образом, авторы подтвердили гипотезу о том, что зрачковый рефлекс реагирует на воображаемый образ, сужаясь в зависимости от его яркости. Кроме того, доказательство того, что зрачок людей с афантазией реагирует на яркость реального изображения, но не реагирует на яркость воображаемого образа говорит о том, что данную характеристику можно использовать как инструмент для физиологического подтверждения афантазии.  

Феномен афантазии также изучается и в контексте когнитивных функций. Так, исследователи обнаружили, что афантазия не мешает работе пространственной памяти, но связана с ухудшением работы эпизодической памяти.

Анастасия Ляшенко

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.