Бахромчатогубые листоносы вспомнили связанный с едой звук четыре года спустя

Бахромчатогубый листонос (Trachops cirrhosus)

Thomas Cuypers / Flickr

Бахромчатогубые листоносы, хищные летучие мыши из Центральной и Южной Америки, могут помнить определенные звуки более четырех лет. Зоологи поймали группу этих рукокрылых, научили прилетать за пищей в ответ на конкретный звук динамика, а потом отпустили на волю. Когда обученных листоносов повторно поймали спустя несколько лет, те вспомнили о связи между звуковым сигналом и едой. Как отмечается в препринте исследования, который опубликован на сайте biorXiv, хорошая память, вероятно, помогает листоносам различать голоса съедобных лягушек, которые встречаются редко или появляются только в определенное время года.

Многие животные обладают отличной памятью. Например, сойки (Garrulus glandarius) на несколько зимних месяцев запоминают расположение тысяч тайников с кормом, которые они сделали в течение осени. А дельфины и слоны больше десяти лет хранят в уме сведения о социальных связях в группе. На этом фоне память летучих мышей и крыланов кажется не слишком выдающейся. Лишь ночницы Наттерера (Myotis nattereri), которых научили искать пищу в определенных кормушках, воспроизвели правильное решение этой задачи год спустя (впрочем, в другом опыте этот срок составил всего одиннадцать дней). Другие рукокрылые в похожих экспериментах продемонстрировали куда более короткую память: от одного до восьми месяцев.

Команда специалистов под руководством Мэй Диксон (M. May Dixon) из Смитсоновского института тропических исследований решила оценить память еще одного вида рукокрылых — бахромчатогубых листоносов (Trachops cirrhosus). Эти летучие мыши, которые населяют Центральную и Южную Америку, давно стали излюбленным объектом изучения зоологов. Например, исследователей интересуют взаимоотношения листоносов с их излюбленной добычей — лягушками, которых они находят по голосу (а еще самцы этих рукокрылых в сезон размножения покрываются пахучей желтоватой коркой).

В 2010–2018 годах Диксон и ее коллеги отлавливали бахромчатогубых листоносов в национальном парке Соберания в Панаме и помещали их во временный вольер. Здесь летучих мышей обучали прилетать за кормом к динамику, который воспроизводил брачные крики лягушек. Когда листоносы привыкали к условиям эксперимента, исследователи заменяли звук динамика. Теперь вместо лягушачьего пения он проигрывал один из двух рингтонов мобильного телефона. Прилетавшие на сигнал листоносы получали вознаграждение.

Довольно быстро летучие мыши стали ассоциировать с пищей любой звук любого рингтона. После этого Диксон с соавторами провели дополнительное обучение. Листоносам давали корм, когда они прилетали к динамику в ответ на воспроизведение одного из двух правильных рингтонов. При воспроизведении трех других рингтонов подопытные особи награды не получали. В конце концов летучие мыши научились реагировать на правильные звуки и игнорировать неправильные. В общей сложности обучение прошли 49 листоносов. Затем их пометили радиочастотными метками и отпустили на волю.

В 2013–2016 годах Диксон и ее коллеги повторно поймали восемь из сорока девяти обученных листоносов. С момента выпуска отдельных особей прошло от 356 до 1531 дней. Животных вновь поместили в вольер и провели с ними по три теста. Во время каждого из них исследователи воспроизводили один из трех рингтонов: тот, который конкретная особь привыкла ассоциировать с едой во время обучения; приглушенный вариант этого рингтона, который использовался во время обучения, но не вознаграждался кормом; а также контрольный сигнал, непохожий на первые два рингтона. Этот же эксперимент повторили с семнадцатью дикими листоносами, которые не проходили никакого обучения. Им проигрывали оба рингтона, которые у их сородичей ассоциировались с кормом, а также приглушенный и контрольный рингтоны.

Оказалось, что обученные листоносы помнят связанные с едой рингтоны даже спустя несколько лет. Все восемь особей подлетали к динамику, из которого раздавался один из двух правильных сигналов, а шесть из них пытались атаковать его. Для сравнения, из семнадцати не прошедших обучение листоносов лишь один заинтересовался этими рингтонами. Кроме того, обученные особи интересовались правильными и приглушенными рингтонами достоверно чаще, чем контрольными (p=0,001), в то время как их наивные сородичи одинаково относились ко всем сигналам (в основном они просто подергивали ушами в их сторону). При этом авторам не удалось обнаружить свидетельств, что листоносы, которые провели на воле больше времени, хуже вспоминают правильный рингтон.

Результаты исследования демонстрируют, что бахромчатогубые листоносы способны вспомнить звуки, которые в последний раз слышали 4,2 года назад. Это сравнимо с долговременной памятью врановых птиц и приматов. Авторы предполагают, что хорошая память необходима листоносам, чтобы различать голоса съедобных лягушек, которые встречаются редко или появляются только в определенное время года.

Ранее мы рассказывали о том, что эпизодическая память лекарственных каракатиц (Sepia officinalis) не ослабевает с возрастом. Исследователи провели серию тестов на эпизодическую и семантическую память у особей разных возрастов и подтвердили, что старые особи справляются с обоими заданиями не хуже молодых. Для сравнения, у людей и других млекопитающих этот тип памяти ухудшается с возрастом.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.