Инвазивных пауков уличили в охоте на британских летучих мышей

Ложная вдова Steatoda nobilis

Wikimedia Commons

Зоологи впервые описали охоту инвазивного паука Steatoda nobilis на британских летучих мышей. Сначала они обнаружили в ловчей сети мертвого детеныша нетопыря, а потом взрослую особь — ее удалось спасти. Как отмечается в статье для журнала Ecosphere, специалистам уже известно, что S. nobilis вытесняют европейских пауков, однако, похоже, что они опасны и для более крупных животных.

Экосистемы многих островов страдают от инвазивных видов, которые попали на них с материков по вине человека. Например, большинство аборигенных новозеландских птиц оказались на грани исчезновения или вымерли после того, как на архипелаг попали крысы, кошки и горностаи. Мадагаскарские змеи начали массово погибать от отравления инвазивными чернорубцовыми жабами (Duttaphrynus melanostictus) родом из Азии, а на канарском острове Гран-Канария, наоборот, завезенные калифорнийские королевские змеи (Lampropeltis californiae) уничтожают местных ящериц.

Впрочем, иногда островные виды успешно колонизируют материки и сами превращаются в угрозу для биоразнообразия. Один из таких примеров — ложная вдова Steatoda nobilis. Родина этого паука — Мадейра и Канарские острова, однако благодаря людям он расселился по всей Европе, а также проник в Северную Африку, Северную и Южную Америку. Зоологам известно, что S. nobilis активно вытесняет европейских пауков. При этом новые данные показывают, что этот вид может представлять угрозу и для других животных. Например, несколько лет назад команда зоологов под руководством Джона Данбара (John P. Dunbar) из Ирландского национального университета в Голуэе впервые зафиксировала успешную охоту S. nobilis на живородящую ящерицу (Zootoca vivipara).

В новой публикации Данбар с соавторами описывают похожий случай. Весной 2021 года член команды Бен Уоддемс (Ben Waddams) обнаружил на внешнем дымоходе своего дома в британском графстве Шропшир ловчую сеть ложной вдовы S. nobilis. Она располагалась около отверстия, ведущего на чердак, где уже несколько лет располагалась колония нетопырей-карликов (Pipistrellus pipistrellus) либо малых нетопырей (P. pygmaeus) (два этих вида можно различить почти исключительно по эхолокационным сигналам).

В начале июля того же года Уоддемс увидел в ловчей сети на дымоходе мертвого детеныша нетопыря. Судя по всему, он оказался в ловушке ночью. К утру паук уже успел обернуть жертву паутиной. На следующее утро труп детеныша упал на землю, однако в сети оказалась взрослая летучая мышь. Уоддемс освободил ее, посадил на стену — и вскоре она вернулась на чердак.

Исследователи отмечают, что в пределах европейского ареала ложные вдовы S. nobilis обычно селятся по соседству с людьми. Нетопыри-карлики и малые нетопыри также нередко устраивают колонии внутри человеческих построек. Таким образом, эти летучие мыши, численность которых во многих частях Европы и так сокращается, подвержены высокому риску гибели по вине инвазивных пауков.

Данбар и его соавторы отмечают, что ареал S. nobilis продолжает расширяться, а плотность в уже колонизированных регионах растет. Вполне вероятно, что в будущем и другие животные, включая редких и охраняемых, будут становится жертвами этих пауков. В связи с этим исследователи призывают коллег более тщательно оценить влияние S. nobilis на европейскую фауну.

Инвазивные пауки — не единственная проблема, с которой сталкиваются европейские летучие мыши. Ранее мы рассказывали о том, что нетопыри-карлики проявляют самоубийственный интерес к ветрякам. Как показало проведенное в Великобритании исследование, около ветряных ферм эти рукокрылые на тридцать семь процентов более активны, чем на контрольных точках, что существенно повышает риск смертельных столкновений с лопастями. Для сравнения, их родственники, малые нетопыри, особого интереса к ветрякам не проявляют.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.