Первооткрыватели CRISPR/Cas9 остались без патента на технологию в США

De Nardi Sanches-da-Silva et al. / International Journal of Genomics, 2019

Совет по патентным испытаниям и апелляциям США вынес решение по спору между первооткрывателями системы CRISPR/Cas9 и теми, кто приспособил ее к редактированию генома в клетках человека. Теперь патент на использование этой технологии принадлежит Институту Броуда, а вовсе не тем, кому в 2020 году вручили за CRISPR/Cas9 Нобелевскую премию. И это может стать огромной проблемой для медицинских компаний, которые заключили контракты с нобелевскими лауреатами.

«Генетические ножницы» CRISPR/Cas9 не сразу появились в арсенале молекулярных биологов том виде, в котором их сегодня применяют. История их изобретения складывалась в несколько этапов. 

В 2012 году Дженнифер Дудна (Jennifer A. Doudna) из Калифорнийского института в Беркли и Эммануэль Шарпантье (Emmanuelle Charpentier) из Института инфекционных болезней Общества Макса Планка обнаружили у бактерий систему защиты от вирусов: систему повторов в геноме (CRISPR) и фермент, который разрезает вирусную ДНК (Cas9). Они же научились применять этот метод для того, чтобы вносить изменения в любое место бактериального генома. И практически одновременно с ними к тем же выводам и результатам пришла другая группа ученых из Литвы.

После этого и Дудна, и Шарпантье, и другие исследователи принялись дорабатывать систему CRISPR/Cas9, чтобы ее можно было применять к клеткам эукариот — в том числе и к человеческим. Первыми это успели сделать в 2013 году команды Джорджа Черча из Гарвардского университета и Фэна Чжана из Массачусетского технологического университета.

Когда стало ясно, что технология работает, биологи взяли ее на вооружение для разных экспериментальных задач (о том, что удалось сделать с помощью CRISPR/Cas9, мы вспоминали в тексте «Эти буквы должен знать каждый»). А генетики задумались о том, как ее можно доработать и начать применять в медицине. Но для того, чтобы такие доработки зарегистрировать в качестве лекарства, необходимо разрешение изобретателя технологии и держателя патента на нее. И в отношении того, кого считать «отцом» CRISPR/Cas9, мнения разных инстанций разошлись.

Представители Дудны и Шарпантье (а точнее, Калифорнийский университет, Венский университет и лично Эммануэль Шарпантье) зарегистрировали патент на способ редактирования генома. Представители Чжана и Черча (а точнее, Институт Броуда, который объединяет Гарвардский университет и Массачусетский технологический институт) получили патент на способ редактирования генома в эукариотических клетках.

В 2015 году сторона Дудны и Шарпантье заявила о том, что между этими патентами существует конфликт — вторая технология, по их мнению, является частью первой. Европейское патентное бюро с этим согласилось, поэтому в Европе именно они считаются держателями патента на технологию CRISPR/Cas9. А вот в США Совет по патентным испытаниям и апелляциям счел, что редактирование генома у эукариот — это отдельная технология, и вынес решение в пользу стороны Чжана и Черча. Представители Дудны и Шарпантье оспорили это решение и, среди прочего, заявили, что Чжан получил некоторую секретную информацию об их разработках и только благодаря этому первым успел отладить редактирование в клетках эукариот.

За то время, пока шло разбирательство, Нобелевский комитет озвучил свое решение. Дженнифер Дудна и Эммануэль Шарпантье стали лауреатами премии по химии в 2020 году, при этом ни литовских ученых, ни сотрудников Института Броуда комитет не отметил.

Теперь Совет по патентным испытаниям и апелляциям вынес свой вердикт. Согласно ему, патент в США остается за Институтом Броуда. На этом споры по патенту завершены, дальше Калифорнийский университет, Венский университет и Эммануэль Шарпантье могут обратиться с жалобой только в суд.

Патентное решение скажется не только на заработке «матерей» CRISPR/Cas9, но и на бюджете компаний, которые эту технологию используют. Тем, кто заключил договор с Институтом Броуда, это решение на пользу, и их акции уже растут. Это, в частности, компания Editas Medicine, которая впервые применила редактирование генома у человека in vivo. Мы рассказывали о том, что этим способом у людей лечили потерю зрения, и у некоторых пациентов оно действительно стало лучше.

Среди пострадавших от решения Совета — те, кто рассчитывали на контракт с проигравшей стороной. Им теперь придется договариваться и заключать сделку с Институтом Броуда. Это, например, CRISPR Therapeutics — эта компания известна своими первыми результатами против заболеваний крови, бета-талассемии и серповидно-клеточной анемии. И Intellia Therapeutics — ее сотрудники первыми опробовали введение системы CRISPR/Cas9 внутривенно.

Полина Лосева

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.