Доступность птицы и морепродуктов не снизила интерес людей к мясу

Moby "Disco lies" / Mute Records, 2008

С 1961 по 2013 годы в мире выросло потребление домашней птицы и морепродуктов — альтернативных и более экологичных источников мяса. При этом они не стали заменой классическим видам мяса, получаемым от млекопитающих: потребление свинины за эти годы также выросло, а потребление говядины и баранины осталось на прежнем уровне. Птица и морепродукты способны снизить нагрузку от животноводства на окружающую среду, но пока их доступность лишь увеличила общее потребление мяса, говорится в статье, опубликованной в журнале Nature Sustainability.

Производство пищи животного происхождения наносит больше ущерба окружающей среде, чем производство растительных продуктов. При этом разные источники мяса неравноценны по земле- и водопользованию, а также энергопотреблению. Считается, что замена говядины, баранины и свинины на птицу, рыбу и морепродукты способна помочь в решении целого ряда экологических проблем — воздействия на климат, отчуждения и деградации земель, сокращения биоразнообразия. Однако рост производства морепродуктов в аквакультуре, к примеру, не привел к снижению вылова морепродуктов в открытом море. Итогом развития аквакультуры стал рост общего потребления морепродуктов — подобные ситуации называют парадоксами замещения.

Ричард Йорк (Richard York) из Университета Орегона решил выяснить, характерен ли парадокс замещения для мирового производства мяса. Для этого он воспользовался данными ФАО и Всемирного банка о потреблении различных мяса из различных источников с 1961 по 2013 годы. В его анализ вошли говядина, мясо буйволов, свинина, баранина, и козлятина, а также источники белка, которые рассматриваются как их замена — домашняя птица, пресноводная и морская рыба, морские беспозвоночные. Ученый создал три модели замещения: замена мяса и птицы на морепродукты, замена всего мяса суши на птицу, а также замена основных млекопитающих на птицу. Он ввел коэффициент альтернативного мяса, который может принимать значения от −1 до 1. Если его значение меньше 0, то рост потребления альтернативного типа мяса снижает потребление классического; если равен 0, то замены практически не происходит; если больше 0, то потребление классического типа мяса на фоне альтернативного производства только растет.

Оказалось, что во всех моделях коэффициент альтернативного мяса был практически равен нулю, при этом нулевое значение всегда входило в доверительный интервал, а значение, равное −1, всегда выпадало из него. За 50 лет потребление птицы и морепродуктов резко выросло, но выросло также и потребление свинины, а говядина, баранина и козлятина остались востребованными на прежнем уровне. Эти источники мяса не заменяли друг друга, а скорее дополняли, являясь ярким примером парадокса замещения. Автор исследования предположил, что это связано с корпоративной политикой производителей, которые предпочитают расширять и наращивать производство, а не заменять энергоемкие виды мяса альтернативными. Он также отметил, что его исследование не отрицает пользу, которую может принести замена красного мяса на птицу и морепродукты, но на практике эта замена в мире пока не наблюдается.

Ранее ученые рассчитали экстерналии производства сельскохозяйственной продукции в Германии и пришли к выводу, что включение в стоимость мясных продуктов компенсации влияния на климат выбросов углекислого газа при производстве увеличит их цену на 70-146 процентов. В то же время животноводство в бедных странах перестали считать угрозой для климата, потому что оно не приводит к значительным выбросам парниковых газов.

Марина Попова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.