Какао-деньги в Мезоамерике потеряли значение лишь с широким распространением какао-напитка

Bridgeman Images

Американский антрополог Кэтрин Сэмпек исследовала роль какао в качестве валюты в постклассический период истории Мезоамерики (1200–1521 годы нашей эры) на примере небольшого политического объединения Исалько, располагавшегося на западе современного Сальвадора. Появление какао-денег, по мнению Сэмпек, объяснялось церемониальной и ритуальной значимостью этих плодов еще в глубокой древности. Широкое распространение какао-денег по Мезоамерике в постклассический период сохранилось и после прихода туда европейцев. Однако рождение какао-напитка как глобального товара в XVII веке привело к краху эту шаткую финансовую модель. Статья опубликована в Journal of Anthropological Archaeology.

Роль денег в разных культурах и цивилизациях выполняли совершенно разные предметы: раковины моллюсков, меха, скот, металлические изделия и прочее. Нередко эту функцию возлагали на растения и плоды. В Мезоамерике в качестве денег использовались, как минимум, металлы, хлопчатобумажные ткани, ракушки, нефрит, соль. Однако какао-деньги, вероятно, обладали наибольшим географическим охватом в этом регионе, а к концу постклассического периода вовсе распространились повсеместно. Они использовались в качестве платежного средства, меры учета и стоимости, а также способа накопления богатства. Большая заслуга в популярности какао-денег принадлежала небольшому политическому объединению Исалькос, где какао, собственно, активно выращивали. Местное население – пипили – говорило на одном из астекских языков науа, но было более близко в культурном отношении к майя.

Антрополог Кэтрин Сэмпек (Kathryn Sampeck) из Университета штата Иллинойс рассмотрела происхождение какао-денег с точки зрения модели, предполагающей, что их появление, скорее всего, связано с ритуальными или внешнеторговыми практиками. Автор отметила, что самые ранние известные следы какао найдены на археологической стоянке Пасо-де-ла-Амада на территории современной Мексики, относящиеся к 1900–1700 годам до нашей эры, а с IX века нашей эры уже появились письменные или изобразительные упоминания, как правило, в погребальном и ритуальном контекстах.

Сэмпек отметила, что какао в постклассический период служило валютой как в рыночных условиях, так и для уплаты налогов и дани по всей Мезоамерике. Это иллюстрирует следующий пример: правитель города-государства Тескоко получил более одиннадцати миллионов какао-бобов в виде налоговых поступлений, в то время как его дворец истратил на свои нужды лишь два миллиона штук, оставив девять для финансирования мероприятий. По данным антрополога, цены в какао-валюте на товары и услуги встречаются во многих документальных источниках, в том числе имеющих отношение к майя. Так, в Никарагуа в 1528 году кролик стоил десять какао-бобов, а раб – сто. Более того, не только товары, но и услуги рассчитывались коренным населением в какао-деньгах, о чем свидетельствуют рукописи из Исалькоса.

При этом порой более сильные властные центры в регионе использовали и силовые методы, чтобы обеспечить необходимые поставки какао. К этому прибегали в XVI–XVII веках как ацтеки, так и майя. По данным антрополога, даже после прихода европейцев важность какао-денег не исчезла. Так, в середине XVII века в Гватемале они оставались в качестве основной мелкой «монеты», на рудниках в Таско ими платили заработную плату, и это далеко не полный перечень свидетельств. В целом, исследователь предположила, что этот порядок вещей долгое время даже был выгоден метрополии. 


По данным автора исследования, начиная с 1580-х годов, какао-напиток получил широкое распространение, став синонимом колониального богатства. Слово «шоколад» при этом использовалось изначально только по отношению к колониальной Гватемале, включавшей и Исалькос, то есть деньги, шоколад и Гватемала фактически были синонимами. Однако в XVII веке произошел спад урожайности какао в традиционных районах, что подтолкнуло испанцев на обустройство новых плантаций на других территориях – в Эквадоре, Венесуэле, Коста-Рике, используя при этом труд африканских рабов. Согласно ее выводам, рождение шоколада как глобального товара провозгласило смерть какао-денег.

Становление денежных отношений не в первый раз становится темой наших материалов. Недавно мы рассказывали, что случайная стандартизация при литье превратила бронзовые кольца в раннюю форму денег в Европе.

Михаил Подрезов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.