Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Завезенные на Огненную Землю бобры ускорили рост кумжи

Канадский бобр (Castor canadensis)

Tim Lumley / Flickr

Канадские бобры, завезенные на остров Огненная Земля, помогли другому инвазивному виду — кумже. В реках, на которых есть бобровые хатки, эти лососи растут быстрее. По мнению авторов статьи, опубликованной в журнале Ecology and Evolution, причина этого заключается в том, что созданные бобрами запруды поддерживают более высокую биомассу беспозвоночных, которыми питается кумжа.

Распространение инвазивных видов считается одной из главных угроз биологическому разнообразию. Истории о том, как животные и растения благодаря человеку попали на новую территорию и устроили на ней настоящую экологическую катастрофу, неплохо задокументированы специалистами. Намного хуже изучены случаи, когда несколько интродуцентов взаимодействуют между собой.

Команда исследователей во главе с Айвеном Арисменди (Ivan Arismendi) из Университета штата Орегон решила разобраться во взаимоотношениях двух видов, которые благодаря человеку попали на остров Огненная Земля на крайнем юге Южной Америки. Речь о канадском бобре (Castor canadensis) родом из Северной Америки и кумже (Salmo trutta fario) — лососевой рыбе, естественный ареал которой находится в Евразии. Первых завезли на Огненную Землю в 1946 году, а вторых — еще в начале XX века. И бобры, и кумжи быстро расплодились и стали причиной проблем: например, бобры наносят ущерб экосистемам, уничтожая деревья (подробнее об интродукции и реинтродукции бобров читайте в нашем тексте «Бобер и его борьба»).


Природные ареалы этих видов не пересекаются. Однако есть данные, что запруды, которые строят канадские и обыкновенные (C. fiber) бобры у себя на родине, благотворно сказываются на популяциях местных лососей. Это навело специалистов на мысль, что на Огненной Земле деятельность бобров также может способствовать успеху инвазивной кумжи.

Чтобы проверить гипотезу, авторы провели исследования в природном парке Карукинка, который расположен в чилийской части Огненной Земли. Ученые отлавливали кумжу в шести реках, на которых бобры построили хатки, и в шести других, где этих грызунов не было. Пойманных рыб измеряли и взвешивали, а также брали у них образцы чешуек, чтобы рассчитать возраст и скорость роста. Кроме того, специалисты изучили содержимое желудков лососей и проанализировали состав стабильных изотопов углерода, азота и серы в их мышцах.

Исследование показало, что в водотоках, на которых расположены бобровые хатки, кумжа растет на 14 процентов быстрее. При этом размер и вес пойманных особей не зависят от соседства с этими грызунами. Скорее всего, различия в скорости роста лососей связаны с видовым составом их добычи — водных беспозвоночных. Как показал отбор проб, в реках с бобровыми запрудами биомасса беспозвоночных выше. В частности, рачков-бокоплавов здесь вдвое больше, а личинок двукрылых — втрое.

Анализ содержимого желудков подтвердил, что бобровые запруды меняют рацион кумжи. На реках с хатками лососи в основном питаются многочисленными бокоплавами и двукрылыми, а там, где бобры не живут, — личинками ручейников. На это же указывают и результаты изотопного анализа.

Авторы признают, что различия в диете могут быть не единственным объяснением, почему в реках с бобровыми хатками кумжа растет быстрее. Согласно альтернативной гипотезе, запруды замедляют течение, что позволяет рыбам тратить меньше энергии на то, чтобы удержаться в нем.

В целом можно сказать, что деятельность бобров способствует процветанию кумжи на Огненной Земле. Однако это не единственный инвазивный вид региона, который выиграл от присутствия этих грызунов. Например, на более мелких соседних островах бобровые запруды активно заселяет завезенная из Северной Америки ондатра (Ondatra zibethicus), которой питаются привезенные оттуда же американские норки (Neovision vison). Так один интродуцент поддерживает популяции еще нескольких.

Изучив остатки доисторического бобра Dipoides, палеонтологи пришли к выводу, что эти грызуны начали валить деревья не для постройки плотин, а ради питания. Скорее всего, запасы веток позволяли древним бобрам пережить холодные зимы.

Сергей Коленов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.