Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Медиальная префронтальная кора выдала одиноких людей

Andrea L. Courtney & Meghan L. Meyer / JNeurosci, 2020

Американские ученые выяснили, что активность медиальной префронтальной коры, которая вовлечена в оценку себя самого и других людей, отличается в зависимости от того, насколько близкие отношения у человека с другими. Активность ее участков, согласно фМРТ-эксперименту с участием 43 человек, можно поделить на три кластера, которые отвечают за оценку себя самого, людей, входящих в социальный круг человека, и незнакомых — например, знаменитостей. Кроме того, работа медиальной префронтальной коры и ее разделение регулируются тем, насколько человек чувствует себя субъективно одиноким: в частности, для этого отдела мозга более одиноких людей не было особой разницы между тем, каких именно людей ему нужно оценить, пишут ученые в The Journal of Neuroscience.

Одиночество, в отличие от социальной изоляции, которая подразумевает просто отсутствие рядом других людей, — понятие субъективное: под ним подразумевают некоторое внутреннее психологическое состояние неудовлетворенности существующими социальными связями. Из-за концептуальной разницы между изоляцией и одиночеством последнее интересно оценить на уровне работы головного мозга: в то время как активность, характерная для взаимодействия с другими людьми, довольно понятна, о субъективной оценке близости к людям в момент общения известно не так много.

В частности, разгадка может лежать в работе медиальной части префронтальной коры — участка, который вовлечен в оценку собственного психического состояния, а также психического состояния других людей. По сути, ее работа должна отражать близость человека к другим людям: например, для самых близких людей ее активность скорее всего будет выше, но вот в случае, если человек не испытывает особой близости даже к хорошим друзьям и родственникам (что во многом провоцируется одиночеством), то для этого участка не будет никакой разницы между ними и незнакомыми людьми.

Проверить это экспериментально решили Андреа Кортни (Andrea Courtney) из Стэнфордского университета и Меган Мейер (Meghan Meyer) из Дартмутского колледжа. В их исследовании приняли участие 43 человека, каждый из которых предоставил имена пяти близких людей (лучших друзей, романтических партнеров, близких родственников — тех, с которыми были налажены «самые близкие, доверительные и вовлеченные отношения») и пяти неблизких знакомых (коллег, однокурсников или соседей). Также все участники заполнили опрос на предмет того, насколько одинокими они себя ощущают.

После этого все участники прошли фМРТ-сканирование, во время которого им показывали таблички с именами близких, знакомых, их самих и известных людей: под каждым именем была расположена какая-то характеристика (например, «дружелюбный», «добрый» или «вежливый»), а участникам необходимо было нажать на одну из четырех кнопок, соответствующей тому, насколько, по их мнению, эта характеристика подходит человеку. По окончании сканирования участники заполнили опросы о том, насколько близкими они считают всех людей, имена которых они видели, а также то, насколько они с ними похожи (по шкале от 1 до 100). 

Активность медиальной префронтальной коры по всем участникам сравнили для всех людей, которых участникам надо было оценить. Согласно построенной матрице корреляций, всех изученных людей можно было поделить на три кластера по активации участка: в первый кластер входил сам участник, во второй — его близкие и знакомые, а в третий — знаменитости. Другими словами, в медиальной префронтальной коре в действительности есть разделение по людям и объективной близости к ним. Кроме того, схожую корреляцию между активностью и группой людей ученые также обнаружили и в других участках, среди которых было, к примеру, предклинье — часть теменной доли, которая также принимает участие с оценке себя и других.

Кроме того, активность медиальной префронтальной коры также линейно возрастала в зависимости от того, насколько близко человек оценивал свою близость к другому (p < 0,001). Те участки коры, которые отвечали за оценку себя самого, также частично совпадали с участками, которые были активны во время оценки других людей, а чем ближе был оцененный человек, тем они совпадали больше (p = 0,007).

Наконец, ученые рассмотрели, как на активность медиальной префронтальной коры при оценке других людей влияет то, насколько одинокими чувствовали себя участники. У более одиноких людей активность участка была ниже (p < 0,001) вне зависимости от того, кого они оценивали, а активность относительно отдельных кластеров была более схожей между собой (p < 0,001). Кроме того, у самых одиноких людей наблюдалось меньше участков активации, характерных и для оценки самого себя, и для оценки других (p < 0,001).

Авторы работы пришли к выводу, что ощущение одиночества связано с репрезентацией социальных связей и отношения к другим людям в медиальной префронтальной коре. Несмотря на то, что одинокие люди все равно могли оценить своих друзей как самых близких людей, активность их мозга не указывала на особую связь: другими словами, для медиальной префронтальной коры одинокого человека не было особо важно, кого он оценивает — близкого друга, просто коллегу или даже знаменитость (человека, с которым он незнаком). Это, в свою очередь, может объясняться тем, как рассмотренный участок оценивал схожесть самого человека с другим: для более одиноких людей схожестей было меньше, что означает, что они, по-видимому, меньше рефлексируют на тему своих взаимоотношений с другими и того, насколько они с ними похожи. 

У одиноких людей, по-видимому, в действительности может наблюдаться расхождение того, насколько близкими они считают других, и того, какую близость они поддерживают с другими: дело, как пару лет назад выяснили ученые, может быть в том, что одиночество заставляет людей увеличивать личное пространство, не подпуская других достаточно близко.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.