Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Изобретательность не спасла птиц от инвазивных видов и человека

Большие бакланы (Phalacrocorax carbo) на остатках корабля «Леди Котлин»

Jevgenijs Slihto / Flickr

Изобретательность — способность осваивать новые стратегии поведения — снижает риск вымирания у птиц, но это касается только тех видов, численность особей у которых снижается из-за разрушения их местообитаний. Защиты от инвазивных видов и чрезмерной охоты поведенческая пластичность не дает. К такому выводу пришли авторы статьи, сообщается в Nature Ecology & Evolution.

Сейчас одна из главных причин снижения численности животных — уменьшение площади пригодных для них местообитаний. В теории высокий интеллект способствует выживанию организма, так как позволяет бороться с этим — прогнозировать изменения в окружающей среде и быстро реагировать на них. Но почему-то многие объективно умные животные — в их числе человекообразные обезьяны, китообразные и попугаи — находятся на грани вымирания. Поэтому существуют сомнения в том, что когнитивные способности достоверно определяют, как вид справится с меняющимися условиями среды.

Проверить, как уровень интеллекта связан со способностью противостоять вымиранию, попробовали ученые из Испании, Канады и Швеции во главе с Симоном Дукатесом (Simon Ducatez) из Университета Макгилла. Они рассмотрели одну крупную группу позвоночных — птиц. При этом учли результаты 3800 наблюдений за птицами в естественной среде обитания (не в лабораториях и не в зоопарках), когда они проявляли поведенческую гибкость — включали в рацион новую пищу или использовали новые стратегии для добывания привычной еды. Для этого исследователи собрали данные из 204 орнитологических научных журналов, вышедших в период с 1960 по 2018 год.

Для каждого случая нового пищевого поведения и включения необычной пищи в рацион ученые определили, какой вид птиц его продемонстрировал. Например, больших белых цапель в Бразилии застали за поеданием воробьев, а большие бакланы в Новой Зеландии научились охотиться, используя потоки, создаваемые баржами. Любой вид, у которого обнаруживали хотя бы один случай необычного поведения, называли изобретательным (innovative). Тех птиц, чьи ареалы пересекаются с ареалами изобретательных, но не замечены за новыми формами поведения, относили к неизобретательным.

Также исследователи оценили частоту проявления изобретательности у этих видов (бывало так, что один и тот же вид демонстрировал несколько новых форм поведения). Еще они определили, какой охранный статус сейчас имеет каждый из рассмотренных ими 10391 вида птиц и что происходит с его численностью — растет она, снижается, либо остается более-менее неизменной. Учли и средние размеры представителей разных видов, и то, живут ли они на островах или на материках (обычно островные животные более уязвимы в плане вымираний), общую широту распространения и другие факторы.

У тех видов, у которых хотя бы раз наблюдали новое поведение (всего таких было 1248), риск вымирания был ниже, чем у тех, кто никогда не подавал признаков изобретательности. Чем чаще проявлялась изобретательность вида, тем меньше для него оказалась угроза вымирания. Однако дополнительный анализ показал, что поведенческая гибкость снижает риски только для тех, чья численность страдает из-за уменьшения площади пригодных для жизни местообитаний. На состояние популяций птиц, которым вредят инвазивные виды или чрезмерная охота со стороны человека, изобретательность не оказывает положительного эффекта.

Авторы отмечают, что в этой работе они оперировали упрощенными моделями, в которых все новые формы пищевого поведения считалась одинаково благоприятными для вида. На самом деле часть из них может и не оказывать значимых эффектов, если их отличия от уже имеющихся стратегий минимальны. Кроме того, нетипичное поведение стоит организму каких-то интеллектуальных усилий, и эта стоимость тоже индивидуальна и по-своему отражается на выживаемости.

Пластичность спасает не только современных птиц. Когда-то она помогла и птерозаврам, как выяснили в 2018 году палеонтологи из Испании и США. Caelestiventus hanseni мог жить и в пустыне, и по берегам водоемов. Хотя здесь речь идет скорее об экологической гибкости, она вряд ли была возможной без модификаций поведения летающих ящеров.

Светлана Ястребова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.