Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Американцы испытали трудности в борьбе с экологическим неравенством

Жители США стремятся к справедливости в обладании экологическими выгодами и неохотно принимают равенство в распределении экологического ущерба. Они готовы делиться бюджетом для улучшения состояния окружающей среды в соседних регионах, а также финансово поощрять благотворительность, бенефициарами которой станут их соседи. Но они в меньшей степени готовы принять на себя часть чужих проблем и в целом испытывают трудности с управлением экологическим ущербом. Исследование на эту тему опубликовано в Proceedings of the National Academy of Sciences.

Экологическое неравенство заключается в неравномерном распределении выгод и ущерба между группами людей. Они заинтересованы в экологических выгодах — положительных изменениях окружающей среды. К ним могут относиться уменьшение загрязнения воздуха и воды, снижение шума или озеленение городской территории. В то же время люди стремятся избежать экологического ущерба, но его нанесение окружающей среде неизбежно из-за роста экономики. Именно экологическое неравенство заставляет людей принимать решения, которые скажутся на их здоровье и экономическом благополучии. Однако, до сих пор практически не изучено, как люди воспринимают такое неравенство и какие усилия готовы приложить, чтобы бороться с ним.

Группа ученых из Израиля и США во главе с Тамаром Маковым (Tamar Makov) из Университета имени Давида Бен-Гуриона в Негеве исследовала психологические особенности восприятия экологического неравенства у жителей США, проводя среди населения двухэтапные опросы, посвященные распределению экологических выгод и экологического ущерба. Каждый опрос освещал определенную ситуацию и проводился на новой выборке объемом от 100 до 1602 человек.

Работа международного аэропорта О’Хара в Чикаго подвергает ночному шумовому загрязнению города Вуд Дейл (где расположена полоса 28R) и Элмхерт (где расположена полоса 22L). При этом на Вуд Дейл приходится 30 процентов ночного трафика, а на Элмхерст — 7 процентов. В 2016 году руководство аэропорта решило увеличить число ночных рейсов и должно было решить, какую взлетно-посадочную полосу задействовать. Эта ситуация привела к ожесточенным спорам, так как жители Вуд Дейл утверждали, что уже несоразмерно пострадали, а жители Элмхерта высказали уверенность в том, что большое количество ночных полетов резко ухудшит их качество жизни.

Ученые решили использовать инцидент для проведения двух анкетирований, опросив 100 жителей США, не живших в этих городах. В первый раз они сообщили, что руководство аэропорта приняло решение увеличить число ночных рейсов, и спросили респондентов, на взлетно-посадочную полосу какого города стоит направить эти рейсы. 38 процентов высказались за Вуд Дейл и 62 процента — за Элмхерст. Таким образом, первый опрос сводился к перераспределению экологического ущерба. Во второй раз сообщалось, что руководство аэропорта решило снизить интенсивность ночного трафика ради благополучия местных жителей. Ученые поинтересовались у респондентов, какую полосу следует разгрузить от нескольких рейсов. 86 процентов проголосовало, что нужно помочь жителям Вуд Дейла, и только 14 процентов высказалось за дополнительные выгоды для Элхерста. Авторы исследования пришли к выводу, что люди с большей охотой делятся экологическими выгодами, чем соглашаются разделить бремя экологического ущерба.

Аналогичные опросы затрагивали тему качества питьевой воды, но ситуация была уже вымышленной. 1129 респондентов (задействованных как в первом, так и во втором опросе) попросили представить, что в штате есть два города. В первом из них качество водопроводной воды оценивается на 2 из 5, и там работают устаревшие водоочистные сооружения. Во втором городе качество этой воды составляет 3 из 5 благодаря эффективной водоочистной станции. Первый опрос выдвинул условие, согласно которому в бюджете появились средства на одну дополнительную систему очистки воды. Ее эксплуатация улучшит свойства качество воды на один балл. 92 процента респондентов высказались за возведение очистительных сооружений в городе с изначально более низким качеством воды. Они были охотно готовы помочь людям, которые нуждаются в помощи сильнее. Второй опрос гласил, что правительство вынуждено демонтировать одну из водоочистных станций, и люди должны решить, в каком городе это сделать. 73 процента опрошенных высказались за закрытие сооружений в городе с более чистой водой. В этом случае они тоже стремились к экологическому равенству, но уже не столь единогласно.

Опросы со сценариями загрязнения воздуха промышленными выбросами и распределением твердых бытовых отходов по мусорным полигонам привели к тем же результатам: равенство за счет приобретения экологических выгод поддержало 74 процента респондентов, а за счет распределения экологического ущерба — 56 процентов. Авторы исследования отметили, что даже разница в формулировке вопроса могла спровоцировать неодинаковую реакцию. Так, ученые продемонстрировали гипотетический проект ликвидации разлива нефти на береговой линии протяженностью 60 миль. В первом варианте опроса для 270 человек было сказано, что в ходе данного типа очистки экосистемы на 40 милях акватории будут уничтожены. Такое развитие событий устроило 62 процента опрошенных. Во втором случае ученые сообщили, что очистка позволит спасти 20 километров акватории из 60. Такую очистку поддержало уже 75 процентов респондентов.

Ученые считают, что распределение экологических благ и экологического ущерба является неотъемлемой частью работы правительства и развития экономики. Авторы пришли к заключению, что люди пока не готовы признать неизбежное нанесение экологического ущерба окружающей среде. Они приветствуют равенство за счет добавления экологических преимуществ другим, но не так уверены в своих действиях относительно экологического ущерба.

В отличие от экологического неравенства, различия между группами людей по признаку обладания имуществом и привилегиями известны уже давно. Так, социальное неравенство между жителями Центральной Европы получилось установить благодаря останкам бронзового века, а влияние гендерного неравенства на успехи девочек в математике измерили в 2014 году.

Марина Попова



Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.