Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Автором мольеровских пьес назвали Мольера

Адольф Лалоз «Портрет Мольера» (фрагмент)

Wikimedia Commons

Французские ученые опровергли предположение о том, что пьесы Мольера написал не сам прославленный драматург, а кто-то из его современников. С помощью стилометрического анализа французских пьес XVII века они показали, что мольеровские произведения не похожи ни на чьи другие — ни по стилистическим или поэтическим особенностям, ни по используемым грамматическим средствам. В статье, опубликованной в Science, ученые утверждают, что пьесы, подписанные именем Мольера, в действительности были созданы им.

Впервые в авторстве мольеровских пьес усомнились сравнительно давно — 100 лет назад. Тогда французский поэт и писатель-модернист Пьер Луи (Pierre Louys) предположил, что пьесы за Мольера писал другой известный французский драматург того времени Пьер Корнель, возможно — в соавторстве со своим братом Тома.

Луи полагал, что Корнель и его брат (а также, возможно, другие авторы XVII века) могли служить Мольеру «литературными неграми», создавая полноценные пьесы на основе придуманных им драматических сюжетов. Это, по мнению Луи, в известной степени позволяет говорить об авторстве самого Мольера, но не дает точного ответа на вопрос о том, в действительности ли он сам писал свои комедии от начала до конца.

Кроме того, другие исследователи отмечали, что во французском театре XVII века авторство пьес (кто бы их на самом деле ни писал) было принято приписывать именами актеров из числа «звезд», то есть самых узнаваемых лиц на сцене, а Мольер был ведущим комическим актером и директором собственной труппы, которая и ставила его пьесы. Вопрос об авторстве мольеровских пьес дополнительно осложняется отсутствием аутентичных рукописей.

Флориан Кафьеро (Florian Cafiero) из Университета Париж Дидро и Жан-Батист Камс (Jean-Baptiste Camps) из Национальной школы хартий решили определить авторство мольеровских пьес с помощью статистического анализа текста — стилометрии.

Этот метод (разумеется, при наличии достаточного количества материала) позволяет вычленить отдельные статистически часто встречающиеся элементы текста, которые затем можно приписать конкретным авторам и сравнивать их между собой. По сути, этот метод ряде случаев действительно позволяет определить стиль того или иного автора, так что его рука легко узнается в различных текстах.

Кафьеро и Камс использовали корпус пьес разных жанров, написанных французскими авторами в XVII веке, — туда, в том числе, вошли произведения Мольера и братьев Корнель, а всего в корпусе содержатся пьесы 12 авторов минимум по пять тысяч слов каждая.

В качестве основного метода анализа ученые выбрали иерархическую кластеризацию, позволяющую разбить объекты на отдельные группы по их близости друг к другу.

Составленный ими корпус ученые исследовали по разным параметрам. Они изучили лексикон пьес (частотность использования отдельных лемм) как целиком, так и в рамках рифмующихся окончаний строк; рассмотрели использование различных частей речи по отдельности и в их последовательности; изучили использование служебных слов; наконец, тексты были проанализированы с помощью разбиения их на n-граммы — последовательности из n элементов.

Пьесы при этом сравнивали как по всему корпусу целиком, так и в рамках жанра комедии, к которому относят произведения Мольера. Оказалось, что и в том, и в другом случае его произведения кластеризуются вместе и не включают в себя работы других авторов — в том числе и братьев Корнель.

Это означает, что Мольер не только сам придумывал сюжеты для своих пьес (с точки зрения этого компонента они выделяются на фоне всех остальных произведений разных жанров), но и самостоятельно их писал (их можно выделить и в рамках комедийного жанра).

Эффективность своего анализа авторы работы подчеркивают отдельными фактами. Так, пьесы с одинаковым названием «Мать-кокетка», которые с разницей в год были опубликованы Филиппом Кино и Жаном Донно де Визе, кластеризуются вместе — и они в действительности схожи, а де Визе даже называл себя автором идеи этого произведения.

Кроме того, кластеризуются и некоторые работы братьев Корнель — в особенности те, для которых доподлинно известно, что они были полностью созданы в соавторстве, либо братья вместе придумывали их сюжеты.

Впрочем, большинство серьезных исследователей истории французского театра и французской литературы и так никогда не ставили авторство Мольера под сомнение. Его биография, включая полученное им в молодости добротное классическое образование в Клермонском коллеже, его путь на театральном поприще и его становление как драматурга хорошо изучены и изложены как в специальной, так и в популярной литературе.

В молодости Мольер (это сценический псевдоним; настоящее имя — Жан-Батист Поклен, 1622–1673), действительно вдохновившись той революцией, какую произвели на французской сцене ранние трагедии Пьера Корнеля, увлекся театром и даже открыл собственный «Блистательный театр», но оказался никудышным трагическим актером и неопытным театральным антрепренером, поэтому быстро прогорел (1645).

После этого Мольер с остатками труппы удалился в провинцию, где переключился на куда более низкий, по понятиям того времени, репертуар — неприхотливые и грубые фарсы, постановки в духе итальянской комедии дель арте. Именно в течение этих странствий, продлившихся 11 лет, Мольер раскрылся как гениальный комический актер и начал сочинять сам.

Его возвращение в Париж было связано с поиском влиятельных покровителей. Ему удалось выступить перед молодым Людовиком XIV (1658), и он покорил короля фарсами собственного сочинения. Впоследствии Мольер как автор противопоставил себя принятым в Париже вкусам и произвел фурор оригинальностью своего таланта.

В середине 1660-х годов Мольер выступил создателем «высокой комедии» («Скупой», «Тартюф», «Дон Жуан», «Мизантроп» и другие), в основе которой лежало новое представление о современном характере. В это время Мольер отчаянно конкурировал с другими театральными труппами и драматургами.

Хотя Мольер пользовался покровительством короля, его пьесы нажили ему немало влиятельных недоброжелателей, в том числе в придворных и религиозных кругах. Подобная ситуация совершенно исключает предположение, что при этом за Мольера, жившего столь напряженной жизнью и находившегося в центре множества театральных и литературных связей и конфликтов, писал кто-то другой.

В частности, в 1660-е годы Пьер Корнель, создатель французской классической трагедии и прославленный драматург и поэт, находился в статусе живого классика; представить себе, чтобы он стал «литературным негром» для Мольера, невозможно.

После смерти Мольера известный французский поэт, критик и член Французской академии Никола Буало в своем трактате «Поэтическое искусство» (1674) поставил его талант в области создания комедий почти что вровень с талантом римского комедиографа Теренция — для того времени это была высшая похвала (в том же трактате Буало отдельно вознес и трагический гений Корнеля).

Ни современники, ни последующие поколения никогда не сомневались в авторстве Мольера. Предположения о том, что за Мольера мог писать кто-то другой, возникли лишь в ХХ веке — в рамках совершенно иного отношения к вопросам авторства, изменившегося под влиянием эпохи романтизма, а также по примеру другого подобного спора об авторстве, в центре которого столь же незаслуженно оказался английский драматург Уильям Шекспир.

Сегодня авторство Шекспира также регулярно проверяется с помощью компьютерных методов. О том, что думают современные ученые об авторстве шекспировских пьес, вы можете прочитать в интервью «Так был ли Бард?», а больше подробностей о творчестве Шекспира вы можете узнать из нашего блога «Прошлое — пролог».

Елизавета Ивтушок, Дмитрий Иванов

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.