Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Подружившиеся в лаборатории обыкновенные вампиры остались друзьями и на воле

Sherri and Brock Fenton

Немецкие и американские биологи выяснили, что особи обыкновенного вампира (Desmodus rotundus) могут формировать прочные социальные связи, которые не разрушаются даже при смене окружающих условий и не требуют взаимной выгоды. Для этого они поймали 23 самки и поместили их на 22 месяца в лаборатории к другим особям в условиях ограниченных ресурсов, в которых особи кормили соседей и ухаживали друг за другом. При выпуске на волю их оснастили рюкзачками с сенсорами, данные с которых показали, что подружившиеся особи предпочитали проводить время друг с другом. Статья опубликована в журнале Current Biology.

Некоторые виды социальных животных не просто существуют в группах, но ищут себе особого сородича или сородичей — фактически, животные ищут себе друзей. В зависимости от вида такие друзья могут вместе выходить на поиски пищи, воспитывать потомство и защищаться от врага. Эволюционно иметь друзей очень выгодно: например, шимпанзе делятся едой только с теми сородичами, которые к ним дружелюбны

При этом не всегда понятны два пункта. Первый — могут ли животные формировать долгосрочные связи, которые не будут зависеть от внешних факторов. Другими словами, если, к примеру, союз сформировался при повышенной угрозе со стороны хищника, то при ее исчезновении он может распасться. Второй вопрос заключается в выгодности связи для обоих участников: здесь неясно, могут ли животные дружить без получения какой-то выгоды для себя.

Рассмотреть оба этих вопроса на примере обыкновенных вампиров решили ученые под руководством Джеральда Картера (Gerald Carter) из Университета Огайо. Для этого они поймали 23 самок (17 взрослых самок и 6 их дочерей), которых поместили в лабораторные клетки вместе с другими особями, выращенными в неволе. В течение 22 месяцев ученые ограничивали животных в еде и заметили, что особи проявляют характерное для недостатка ресурсов поведение: груминг, а также разделение пищи. Прочность сформировавшихся связей росла со временем (p = 0,003) и наблюдалась даже в том случае, если между особями не было родственных связей.

По окончании наблюдений ученые выпустили пойманных вампиров на волю, оснастив их рюкзачками с сенсорами, которые позволяли отслеживать близость особей друг к другу. Также сенсорами оснастили вампиров, которых никогда не держали в неволе, но обитали в том же месте — они выступили в качестве контрольной группы. 

Вампиры, которые успели подружиться в лаборатории, сохранили свои прочные связи, оказавшись на воле: они проводили друг с другом больше времени, чем с другими особями, а также были ближе друг к другу, чем особи в контрольной группе (p < 0,001).

Интересно, что не все самые прочные связи сохранились: ученые заметили, что во время исследования ослабевала связь между матерями и дочерьми. Этот аспект, признаются авторы, объяснить сложно: возможно, младшие особи не смогли сформировать какие-то важные особенности поведения, будучи взращенными в неволе, и это отразилось на их жизни, когда они вернулись к сородичам. Тем не менее, ученые заключают, что обыкновенные вампиры могут не только формировать прочные связи, но и поддерживать их без собственной выгоды, отдавая еду и ухаживая, а затем не забывают своих друзей в изменившихся условиях.

Формирование своеобразной дружбы среди обыкновенных вампиров уже наблюдалось ранее: в 2017 году ученые выяснили, что самки этого вида подкармливают своих подруг, чтобы те в случае чего заботились об их потомстве. 

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.