Орангутаны рассказали детям о прошедших событиях

Самка суматранского орангутана (Pongo abelii) с детенышем в Национальном парке Гу́нунг-Лёсер

Екатерина Русакова

Орангутаны оказались единственными из приматов, за исключением человека, которые способны сообщать другим о прошедших событиях, говорится в Science Advances. После того, как самки орангутанов видели хищников, они издавали сигнал тревоги, отсроченный во времени на семь минут.

До сих пор считалось, что приматы, за исключением человека, не способны передавать сородичам информацию о чем-то удаленном в времени или пространстве. Хотя некоторые приматы, например верветки, издают сигнал тревоги в отсутствие хищников, исследователи считают, что это тактическая уловка, а не отсылка к прошедшим событиям. Больше того, разные виды приматов издают сигналы тревоги по разным поводам, необязательно в ответ на появление хищника, и их сородичи интерпретируют и реагируют на них по-разному, поэтому до сих пор приматологи не могли с уверенностью определить, используют ли обезьяны референции на прошедшие события.

Психологи Адриано Ламейра (Adriano Lameira) и Джозеп Колл (Josep Call) из Сент-Эндрюсского университета выяснили, что некоторые обезьяны действительно используют отсроченные во времени сигналы тревоги. Ученые наблюдали за самками сумтранских орангутанов (Pongo abelii), обитающими в лесу Кетамбе на севере острова. Они показывали семи самкам с детенышами четыре модели хищников с разным цветом шкуры — тигрового окраса, выкрашенной в абстрактные цвета, пятнистой и чисто белой. Исследователи надевали на себя мешки, имитирующие шкуры, и подходили к дереву, на котором в 5-20 метрах над землей сидел орангутан. Через две минуты «хищники» уходили, а авторы статьи следили за реакцией обезьян. Всего ученые провели 24 эксперимента, пяти самкам по одному разу показывали всех четырех «хищников», а двум — по два «хищника».

В половине случаев орангутаны издавали отсроченный сигнал тревоги. Сразу после того, как они видели хищника, обезьяны хватали детеныша и лезли выше. И, в среднем, через семь минут они издавали серию чмокающих звуков — сигнал тревоги. Одна из самок после исчезновения «хищника» молчала 17 минут, прежде чем сообщила об опасности. Причем орангутаны продолжали издавать сигналы тревоги довольно долго, в среднем в течение 25 минут.

Исследователи предложили и отвергли несколько объяснений поведению орангутанов. Так, ученые считают маловероятным, что обезьяны цепенели от страха настолько, что не могли издать ни звука. После того, как они видели хищника, обезьяны немедленно начинали карабкаться выше на дерево и при этом испражнялись (показатель стрессового состояния). Кроме того, если бы самки молчали от страха, то вероятно, ученые заметили бы корреляцию между возрастом обезьяны и временем, которое проходило между появлением «хищника» и сигналом тревоги. Более старые и опытные особи реагировали бы быстрее.

Также ученые отмели предположение о том, что обезьяны сообщали об опасности сородичам. Орангутаны — единственные из человекообразных приматов — живут поодиночке, а не стаями. У каждой матери с детенышем есть своя территория, на которой они кормятся, и самки практически не пересекаются друг с другом. Хотя звуки, которые издавали орангутаны, были слышны примерно на 300 метров, другие орангутаны не отреагировали на них.

Исследователи предположили, что орангутаны поначалу молчали, чтобы не привлекать к себе внимания хищника, а с помощью отложенного сигнала тревоги мать учила своего детеныша правильно реагировать на опасность. Так как орангутаны — одиночные обезьяны, их детеныши остаются с матерью дольше, чем детеныши других приматов, в среднем до 8-9 лет, всему их учит именно мать. Поэтому исследователи предположили, что если бы мать молчала после исчезновения опасности, детеныш не смог бы научиться правильному поведению в такой ситуации.

Исследователи признают, что их предположение — не более, чем рабочая гипотеза, и требует дополнительных исследований. В то же время они отмечают, что она вполне может оказаться правдивой. Во-первых, детеныши орангутанов старше трех лет (а младшему детенышу в выборке исследователей было пять лет) уже могут делить свое внимание между несколькими объектами. Во-вторых, вероятно, детеныши, помимо звуковых сигналов, воспринимали информацию мультмодально: наблюдали за направлением взгляда матери, ее позой, мышечным напряжением. Кроме того, сейчас появляется все больше доказательств того, что у приматов есть эпизодическая память и память о предшествующих событиях. Поэтому, предполагают авторы исследования, вполне вероятно, детеныши орангутанов могут научиться чему-то с помощью отложенного сигнала тревоги.

Недавно ученые выяснили, что орангутаны, живущие в неволе, научились делать из проволоки крючки или, наоборот, разгибать проволоку, чтобы с ее помощью достать еду из труб разнообразной формы. А несколько лет назад оказалось, что самка орангутана, также живущая в неволе, научилась делать гамак из куска ткани.

Екатерина Русакова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.