Новокаледонские вороны сами догадались собрать из коротких палочек длинную

Auguste von Bayern

Новокаледонские вороны, известные своим интеллектом, оказались способны делать составные инструменты из деталей — ранее такие способности отмечались только у человека и некоторых человекоподобных обезьян. Исследование об этом опубликовано в журнале Scientific Reports.

Новокаледонский ворон (Corvus moneduloides) умеет не только использовать, но и изготавливать орудия труда. Добывая пищу в природе, он делает крюки и колючки из растительных материалов, с помощью которых достает из-под коры личинок. Изготовленные орудия ворон может забирать с собой, пользуясь ими в дальнейшем. Кроме того, недавно у воронов обнаружили способность по памяти воссоздавать инструменты, которые они видели раньше — таким образом они могут передавать свои навыки другим особям.

Группа ученых из Института орнитологии общества Макса Планка и Оксфордского университета впервые пронаблюдала, как вороны делают и используют составные инструменты из отдельных деталей — до этого, кроме человека, такие инструменты делали только отдельные человекоподобные обезьяны в неволе. В одном классическом эксперименте шимпанзе по кличке Султан научился делать из двух частей длинную бамбуковую палку, чтобы доставать бананы за пределами своей клетки, но сделал он это только после того, как смотритель показал ему, что бамбук полый.

«Это удивительный результат, потому что воронам никто не помогал, и их не обучали этому — они разобрались сами», — сказала ведущий автор исследования Августа фон Байерн (Auguste von Bayern), которую цитирует пресс-служба общества Макса Планка.

В своем эксперименте ученые дали восьми воронам прозрачные коробки с личинками, в передней части которых было отверстие, и достатично длинные деревянные палочки для того, чтобы с их помощью можно было вытолкнуть угощение из коробки. Все восемь птиц легко справились с этим заданием, после чего исследователи заменили длинные палочки на короткие, причем такие, из которых, вставляя одну в другую, можно было собрать более длинную конструкцию. Кроме того, воронам предлагали разобранные шприцы и соломинки для напитков. 

За шесть попыток по 12 минут четыре из восьми воронов самостоятельно собрали необходимый инструмент и достали еду, делая это быстро и почти без неудачных попыток. Когда ученые дали воронам еще более мелкие фрагменты, один из них, по кличке Манго, составил инструмент из трех, а затем и из четырех частей. При этом Манго сразу решил собирать палочку из трех частей, но ему потребовалось несколько попыток для того, чтобы собранная конструкция была устойчивой. Еще два его сородича с легкостью собрали свои инструменты из двух частей, но не смогли добавить третью.

Авторы отмечают, что, по-видимому, вороны способны быстро решать сложные проблемы, требующие гибкости ума и способности представить свойства несуществующего объекта, но как именно они это делают, пока не очевидно. Авторы не считают поведение воронов случайным: по их словам, птицы тщательно изучали коробки, пытались достать пищу короткими инструментами и лишь затем, собрав длинный, немедленно направлялись за угощением.

Возможно, выдающиеся интеллектуальные способности новокаледонских воронов связаны с их местом обитания: как ранее выяснили ученыe из Испании, Швеции и Канады, мозг птиц, живущих на океанических островах, больше, чем у их материковых сородичей, по эволюционным причинам — менее предсказуемая жизнь требовала от них больших возможностей адаптации.

Ольга Добровидова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.