Вороны смогли воссоздать инструменты по памяти

Sarah Jelbert

Новокаледонские вороны оказались способны по памяти воссоздать инструменты, которые они видели раньше, сообщается в статье, опубликованной в Nature. Эта способность может позволить им модифицировать как свои собственные инструменты, так и инструменты, увиденные ими у других воронов, передавая, таким образом, эти навыки другим особям.

Новокаледонский ворон (Corvus moneduloides) известен своей способностью не только использовать, но и изготавливать орудия труда. При добывании пищи в природе он делает крюки и колючки из растительных материалов, с помощью которых достает из-под коры питательных личинок. Изготовленные орудия ворон может забирать с собой, пользуясь ими в дальнейшем. Конкретные решения, используемые воронами в разных областях, сохраняются и воспроизводятся другими особями с высокой точностью в течение десятилетий. Конкретные модели инструментов сложно связать с разными локальными условиями, и их сохранение в популяции напоминает передачу материальной культуры. При этом новокаледонские вороны не склонны пристально наблюдать или подражать процессу изготовления инструментов. Авторы исследования предположили, что вороны запоминают, как выглядели инструменты других особей и воспроизводят их по памяти, когда создают свои собственные. Такое свойство редко встречается у каких-либо видов, кроме людей.

Чтобы проверить эту идею Сара Джелберт (Sarah Jelbert) из Кембриджского университета со своими коллегами из Германии, Австралии и Новой Зеландии провела эксперимент. Для этого исследователи научили восемь новокаледонских воронов бросать бумажные карточки в отверстие в коробке за вознаграждение. В каждый этап эксперимента вознаграждались только карточки определенного размера — для половины птиц большие, для половины маленькие, на втором этапе — наоборот. После каждого из этапов обучения, воронам давали только один большой лист бумаги, гораздо больше карточек обоих размеров. Вороны отрывали кусочки от листа и бросали их в коробку, за что вознаграждались в половине случаев случайным образом. Все оторванные кусочки сканировали и вычисляли их площадь с помощью компьютерного зрения. 

Оказалось, что вороны разрывали бумагу на кусочки, больше похожие по размеру на карточки, за которые они получали вознаграждение ранее. Если птиц вознаграждали за опускание в коробку больших карточек, то изготавливаемые ими кусочки были в среднем в два с половиной раза больше, чем если ранее они вознаграждались за маленькие карточки. Получается, что не имея шаблонов перед глазами и не получая вознаграждения за определенные размеры карточек, вороны пытались воспроизвести те карточки, которые они видели и за которые получали вознаграждение в процессе обучения, ориентируясь только на образ в памяти.

Из восьми участников эксперимента выделялась один особенный ворон — Эмма. После того, как Эмма отрывала кусок от листа бумаги, она дорабатывала его дополнительно, прежде чем бросить в отверстие коробки. В результате, бумажные кусочки Эммы были особенно похожи по размерам и форме на карточки-шаблоны.

В природе молодые вороны часто видят и используют инструменты, изготовленные их родителями, и, следовательно, могут запоминать и позже воссоздать их самостоятельно. Авторы предполагают, что вороны могут совершенствовать инструменты, и эти усовершенствования затем могут воспроизводить следующие поколения воронов. Дальнейшие исследования помогут выяснить, как долго вороны могут держать в уме образ инструмента и как эта информация хранится в памяти.

В более раннем исследовании выяснилось, что не только новокаледонские, но и гавайские вороны оказались способны создавать инструменты.

Александра Кочеткова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.