Стремление матери подойти к плачущему младенцу оказалось «вшито» в мозг

Барнаба да Модена «Мадонна с младенцем» (1361-1386). Лувр, Париж.

Jean Louis Mazieres / flickr

Одинаковая для представителей различных стран и культур реакция матерей на плач собственного ребенка обусловлена нейробиологическим ответом, выработанным в процессе эволюции — в частности, плач активирует область мозга, связанную с движением. К такому выводу пришла международная группа ученых, которая провела серию экспериментов с участием молодых матерей из разных стран. Работа опубликована в журнале PNAS Plus.

Плач маленького ребенка во время дискомфорта (например, от голода или недостатка внимания) служит стимулом, который заставляет родителей реагировать — например, покормить или успокоить ребенка. Такая ответная реакция характерна не только для людей, но и для других млекопитающих: например, обезьян-мармозеток. Предпосылки такой реакции, однако, до сих пор точно не выявлены: разница в поведении опекунов в ответ на подобный раздражитель может быть обусловлена как культурными факторами, так и индивидуальным поведением.

Авторы новой работы решили определить возможные нейробиологические предпосылки ответной реакции молодых матерей на детский плач. Для этого они собрали данные среди 684 молодых матерей (для каждой из них их ребенок был первым; средний возраст ребенка — 5,5 месяцев) из 11 различных стран. Исследователи записали на видео один час взаимодействия пары мать-ребенок в естественных (то есть дома) условиях и проанализировали их на предмет отрицательной эмоциональной реакции младенца и ответной реакции его матери.

Результаты показали, что все матери реагируют на плач младенца (подходят к ним, начинают укачивать или просто берут на руки), в среднем, в течение первых пяти секунд, а разница в предпринятых ими действиях не обусловлена культурными различиями. На основании полученных данных ученые предположили, что реакция молодых матерей на плач их младенцев может быть универсальна для представителей всех стран и культур — например, в нейробиологическом плане.

Чтобы проверить это, ученые провели три эксперимента с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ). В первом эксперименте приняли участие 43 молодые матери-американки, родившие первого ребенка за три месяца до начала эксперимента. Исследователи попросили всех участниц записать своего ребенка на аудио (в моменты обычного, спокойного поведения, а также плача). Полученные записи использовали в качестве индивидуального стимульного материала: плач был использован при активном экспериментальном условии, а звуки спокойного ребенка — в контрольном.

Ученые проследили за активацией в ответ на обработку плача младенца в дополнительной моторной области (связанной с намерением и готовностью двигаться, а также «стартовым» механизмом речи), в дорсолатеральной части префронтальной коры (включая зону Брока, отвечающую за обработку и производство речи), а также в верхней и средней височных извилинах, отвечающих за обработку комплексной слуховой информации.

Целью второго исследования было реплицировать и расширить полученные результаты, проведя эксперимент с участием более опытных молодых матерей, представляющих другую, не западную, культуру. Во этом эксперименте приняли участие 44 молодые матери-китаянки, родившие первого ребенка за, в среднем, 7,5 месяцев до начала эксперимента. Участницы также записали на аудио звуки, издаваемые их младенцами: плач был использован в качестве стимула активного экспериментального условия, а остальные звуки — в качестве контрольного.

В ответ на детский плач исследователи также обнаружили активацию в дополнительной моторной области, дорсолатеральной части префронтальной коры и верхней и средней височных извилинах.

В третьем эксперименте приняли участие 12 женщин-итальянок: шесть молодых матерей и шесть бездетных женщин. В качестве стимульного материала были использованы звуки плача десяти годовалых мальчиков и десяти девочек. Ученые, таким образом, проследили за различиями в нейробиологической ответной реакции рожавших и бездетных женщин на детский плач. Исследователи также обнаружили активацию отделов головного мозга, отвечающих за инициацию движения и речи (как и в двух предыдущих экспериментах), в ответ на детский плач среди молодых матерей. У бездетных женщин подобной реакции не наблюдалось.


Таким образом, ученые сделали вывод, что одинаковые для всех культур ответные реакции матерей на плач их младенцев обусловлены нейробиологической реакцией, выработанной в процессе эволюции: слыша, как плачет ребенок, мать готовится приблизиться к нему, взять на руки и успокоить.

В феврале этого года ученые впервые экспериментально показали, что привязанность матери к ее ребенку связана с обменом дофамина в мозге — об этом вы можете прочитать здесь. О том, как на привязанность ребенка влияет эмоциональная реакция матери в ответ на его дискомфорт вы можете прочитать в этой заметке.

Елизавета Ивтушок

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.