Точки мои точки.

Что происходит со знаками в конце предложения

Все сообщения в чатах я пишу с заглавной буквы. А заканчиваю точкой. К прописной букве последнее время вопросов почти ни у кого нет — автоисправления делают свое дело. А вот к точкам мои собеседники почему-то относятся с подозрением.

Но меня так учили в школе. Предложение это одна законченная мысль, в конце точка. Даже если эта мысль из одного слова. Большинству же эта точка почему-то кажется совершенно лишней — и даже вызывает дискомфорт. Кажется, что она значит для них что-то большее, чем просто конец предложения. Автор реплики как будто выражает таким образом в лучшем случае серьезность, а то и вовсе подает сигнал о том, что он заканчивает общение. А за этим считывается и отношение: как правило, людям мерещатся недовольство, злость или плохое настроение. А я ничего такого в виду не имею. Предложения без точки в конце, как и без запятых вокруг причастных оборотов, вызывают чувство дискомфорта уже у меня.

Можно, наверное, сказать, что это у меня какие-то проблемы. Но можно с тем же успехом считать, что это проблемы у моих собеседников. Подозреваю, что истина где-то посередине — и проблемы на самом деле у точки. Как так вышло, что нормативный знак препинания в конце предложения стал знаком раздражения и злобы?

Знаки уходящего времени

В 2021 году немецкий лингвист Флориан Буш сравнил количество знаков препинания, которые немецкие школьники ставят в своих сочинениях и они же — в переписке в WhatsApp. Естественно, разница оказалась значительной. В школьных работах на каждую тысячу слов приходилось примерно 180 знаков препинания. А в переписке в WhatsApp — почти в шесть раз меньше: меньше 34 пунктуационных знаков на тысячу слов.

Точку в переписке школьники ставили в 20 раз реже: меньше 4 точек в сообщениях на тысячу слов против 72 в сочинениях. Запятую — в 27 раз реже (2 против 54,8). То же самое — с двоеточиями, скобками и тире.

Восклицательные знаки тоже просели, но незначительно (1,2 на 2,1). А выиграли от перехода к новому средству общения только многоточия и вопросительные знаки. При этом выиграли сильно.

Это данные для германоязычных сообщений, но и для англоязычных, и русскоязычных — тенденции те же.

Пунктуация в переписке перестала подчиняться принятым для нее в письменной речи нормам. Ей пользуются как-то иначе.

Часть знаков препинания просто пропала. Другую часть по тем или иным причинам заменили на какие-то другие знаки. Например, в конце предложения точку или восклицательный знак часто стала заменять закрывающая скобка: «Привет)» вместо «Привет!» Другие знаки препинания стали жить вообще по каким-то новым правилам.

А, например, восклицательные знаки не только никуда не пропали, а наоборот, увеличились в числе. Принятая норма допускает в конце предложения только один восклицательный знак. Три, а тем более два знака (‼️) — для письменной речи отклонение от нормы. Но например, по данным опроса 2020 года, для трети пользователей «Вконтакте» два восклицательных знака — абсолютно нормальный знак препинания. Как и один, как и три. А их количество просто демонстрирует эмоциональную окраску сообщения.

Так или иначе, практика использования знаков препинания сильно изменилась. И эти изменения — совсем не стилистические. Если сравнить те же школьные работы, например, с художественной литературой или журнальной периодикой, то разница в количестве знаков препинания тоже будет заметна. Но тут она совсем не такая ошеломляющая. Отличаться пунктуационно разные типы «традиционной» письменной речи могут быть в разы, но не на порядки. И здесь эта разница как раз подчеркивает жанровые или стилистические особенности письменного текста. Газетная статья по количеству тире и запятых отличается от художественного романа, а письмо — от научной статьи. Но все базовые правила пунктуации там одни и те же. Запятые отделяют причастные обороты, количество букв в словах неизменно, а в конце предложения ставится точка.

Пунктуационно эти типы текстов отличаются друг от друга не в десятки раз, а всего лишь на десятки процентов. Язык сетевого общения в такие рамки не влезает: он отличается от прочих больше, чем на порядок. И это не то, чтобы удивительно: письменная речь в сообщениях и твитах явно не совсем обычная. Видимо, поэтому школьные правила здесь можно не соблюдать. Но правила тут есть. Просто они свои.

Такое знакоупотребление можно считать узуальным: с одной стороны оно не нормативное, но с другой — и не случайное. Вроде общепринятая практика есть, но от зафиксированной принятой нормы она отличается. Это своего рода частная норма, которая не всегда проговорена вслух, и отличается от нормы литературной.

Простите, узуальный?

Отдельный пунктуационный узус, например, у объявлений, вывесок и дорожных знаков. Здесь пунктуация вообще почти не используется. Нет точек, стараются избегать запятых, а иногда доходит до того, что избавляются даже от апострофов. Например, нормативное St. Paul’s Square на бирмингемском указателе превратилось в St Pauls Square. Просто ну кому нужны эти лишние знаки, когда и так все понятно.

Другой пример странного пунктуационного узуса — новостные заголовки в онлайн-медиа. Из них тоже запятые пропали. Изначально их стали избегать, чтобы алгоритмы новостных агрегаторов не воспринимали одну статью с запятой в заголовке как две отдельных новости. Сейчас это просто принятая практика. Новости продолжают выходить без запятых в иногда довольно сомнительных заголовках.

Но самый близкий аналог из письменных практик доинтернетной эпохи — записки, которые школьники передавали друг другу на уроках. Это неформальная речь, которая часто требует моментальной реакции: «Домашку дашь списать? Я тоже не сделал» — и никакой точки. И изначально главной особенностью этой речи действительно была именно необходимость быстрого ответа, не подготовленного заранее и без возможности редактирования. Но со временем язык этих переписок с короткими репликами тоже становился узуальным — в нем появлялись повторяющиеся выражения и стандартные приемы. Например, написанное блестящими чернилами «Лю тя» или сложенная обманка с сообщением «кто откроет тот лох» — тоже, конечно, без запятых и точек.

Иногда школьная переписка разрасталась до нескольких листов или даже отдельных тетрадей на весь класс — и на одном листе уже все заинтересованные могли обсуждать, дура ли училка, обзывать друг друга нехорошими словами или делиться на команды, чтобы сыграть в футбол после уроков. Так школьные записки освоили не только формат личного общения, но и группового чата. С той же самой практикой: короткие реплики и никаких точек в конце.

Новая речь

Лингвисты подтверждают: речь в цифровой переписке действительно не совсем письменная, хотя на первый взгляд ей и кажется.

Традиционно речь принято разделять на устную и письменную, и следуя традиционной дихотомии, переписку хочется отнести к одной из них. На глаз можно смело заключить, что в чате речь, конечно, не устная. Это графические символы, а не звуки. Но судя по множеству дополнительных признаков — и не совсем письменная речь.

В английском языке речь компьютерного общения называют computer mediated communication (CMC) и чаще рассматривают как отдельный регистр (register) письменной речи, отграничивая ее таким образом от нормативной письменной речи.

В русской лингвистике, правда, все иначе. Термин регистр именно в таком значении не используют, а онлайн-язык чаще называют промежуточным вариантом между письменной и устной речью.

Что такое регистр

«Для того, что в английском красиво называется computer-mediated communication, в русском устоявшегося названия нет, но есть термин устно-письменная речь, — говорит лингвист Антон Сомин, научный сотрудник и старший преподаватель Института лингвистики РГГУ и Школы филологических наук НИУ ВШЭ. — Действительно, здесь объединяются черты устной речи и речи письменной. Письменная — потому что формально это письмо. Мы оставляем графические знаки, мы их воспринимаем визуально, они передаются на расстоянии и во времени. А по остальным параметрам она скорее ближе к устной. Во-первых, это стиль — скорее разговорный, который больше свойственен устной речи, чем письменной. Во-вторых, мгновенность. И в-третьих, выбор лексики — тоже более разговорный, чем в обычных письменных текстах».

Вне зависимости от того, считать ли онлайн-переписку отдельным типом речи или особой формой письма, очень сложно нащупать границу, выше которой надо соблюдать правила пунктуации, а ниже — не надо. Онлайн-общение — не просто фиксированный промежуточный вариант между устной речью и письменной. В зависимости от платформы, на которой происходит общение, целей этого общения и установок конкретного человека, его устно-письменная речь может быть ближе к письменной, а может быть ближе к устной, покрывая почти весь диапазон. «Тут будет континуум от текста, который полностью следует правилам коммуникации, до текста, в котором ни одного знака препинания, — объясняет Сомин. — Такие тоже вполне себе бывают. Это уже зависит и от конкретного человека: от его уровня грамотности и от его коммуникативных целей. Ведь и вполне грамотные люди тоже могут писать без знаков препинания, как такой особый стилистический прием. Ну и что-то среднее тоже может быть, где только некоторые лишние знаки или, наоборот, пропуски считались бы пунктуационными ошибками».

Какими могут быть коммуникативные цели

При этом у чата есть черты, которые не характерны ни для письменной речи, ни для устной. Или вообще невозможны в них.

Во-первых, это касается коммуникации. Например, при цифровом общении собеседники могут параллельно вести несколько веток обсуждения внутри одного диалога. «То есть мы написали одно сообщение по одной теме, следующее — по другой. Собеседник присылает ответ на первое сообщение, а я уже прислал на третью тему. Он присылает ответ на вторую, а я комментирую первую и так далее — описывает Сомин. — Получается, что у нас в одном и том же общении есть несколько веток, которые, если смотреть синхронно, переплетаются, а в голове у пишущих просто есть три отдельных темы, на которые они общаются параллельно. В обычной устной речи такого все-таки не бывает. Там мы можем перескакивать с темы на тему, но это значит, что мы одну тему временно забыли и поговорили на другую».

Во-вторых, там появились визуальные элементы, которых в нормативном письме просто нет. В переписке возникают и производные текстовой формы: смайлики, сКаЧуЩиЙ рЕгИсТр, многокрааааааааатное повторение букв, даже дерридаподобное зачеркивание текста — и что-то совсем новое: эмодзи, стикеры, фотографии, картинки, гифки, моментальные видео-«кружочки» и так далее — как полноправные элементы языка. Это чисто графические (или аудиовизуальные, как с кружочками) средства, которых нет в устной речи и которые совсем нехарактерны для нормативной письменной. У каких-то элементов есть свои прототипы из устного и письменного общения — выражение лица, увеличенная громкость, растягивание гласных или рисунки на полях. Но у многих выразительных средств никаких однозначных аналогов в устной и письменной коммуникации нет.

Компенсируя знаки

Ввести термин устно-письменная речь и объяснить новые знаки необходимостью мгновенного ответа — это, конечно, замечательно, но все эти слова пока не объясняют, почему, увидев точку в конце моего сообщения, человек на том конце напрягается. Для этого надо посмотреть на то, откуда вообще взялись пунктуационные знаки в чате и какие закономерности можно увидеть, изучая их эволюцию.

С источниками все довольно понятно. Во-первых, это, конечно, нормативная письменная пунктуация. Письменная в своей основе речь изначально сохранила все свойства своего родителя, от которого она отпочковалась.

Второй источник — на противоположном конце диапазона, устная речь. Для обозначения ее интонации и пауз тоже естественно использовать знаки препинания (ведь аналогичным образом они когда-то возникли и на письме). Кроме того, переписка в мессенджере часто состоит из коротких реплик и делится таким образом не на законченные предложения, а дробится на короткие фрагменты, в конце которых знаки препинания не очень-то и нужны. Это тоже явное наследие устной речи.

Третий источник — это отдельные графические элементы, которые появились уже в онлайн-переписке: смайлики, каомодзи, звездочки. Официальный год рождения смайлика :-) — 1982 год, каомодзи ​​^_^ моложе его на четыре года, он появился в 1986-м. К началу этого века смайлики и эмодзи уже были вполне самостоятельными частями речи. Они хоть и составлены из знаков препинания, но на территорию прародителей не заходили. А вот в XXI веке начали возвращаться к своим истокам. Из западных смайликов в пунктуационную практику перешли скобочки и точки с запятыми, а из азиатских — например, кареты (^), которых в нормативной пунктуации нет вообще. А судьба скобки свернулась синусоидой: сначала она была исключительно пунктуационным знаком, потом стала элементом смайлика, а потом снова стала знаком препинания, но с новой функцией.

Ну и не стоит забывать про технический аспект: набирая текст на клавиатуре, можно раз за разом промахиваться мимо одной и той же клавиши, забывать переключать язык, или просто одни знаки оказываются для набора удобнее других. Зачем ставить тире, когда на клавиатуре уже есть удобный дефис, и почему бы не заканчивать предложение косой чертой вместо точки, если постоянно забываешь переключать раскладку.

«В нормативной пунктуации какие-то знаки следуют интонациям, какие-то — паузации, а какие-то ставятся только по формальным правилам, — замечает Сомин. — И первыми жертвами становятся формальные знаки, которым не соответствуют паузы в устной речи. И наоборот, появляются запятые там, где их обычно не должно быть. Например, часто почему-то стали ставить запятую между подлежащим и сказуемым. Вот, допустим, пост на Пикабу: „Уровень жестокости, превысил все возможные рамки“. Не могу объяснить, с чем это связано. Может, действительно люди делают там паузу».

Если на первых этапах просто отмирают ненужные элементы нормативной пунктуации и возникают дополнительные, имитирующие интонацию устной речи, то дальше история развивается интереснее. Во-первых, знаки препинания начинают подстраиваться под коммуникативные задачи в зависимости от платформы и развиваются вместе с ними. На сайтах актуальнее одни знаки препинания, очень близкие к нормативным, в блогах — другие, в соцсетях — третьи, в мессенджерах — четвертые.

Во-вторых, распространяется ситуативная и «авторская» пунктуация. «В целом люди к пунктуации относятся менее серьезно, чем к орфографии. Она считается менее обязательной и менее важной. Не поставил запятую — и ничего страшного, это же не корова через а написать. В интернете это доходит до максимума, где каждый творец своей собственной пунктуации, которая соответствует его коммуникативным задачам, настроению, всему прочему».

И в-третьих, это, конечно, влияние смайликов. Сегодня они уже явным образом конфликтуют с точками. «Были люди, которые ставили точку уже после смайлика или перед ним, — отмечает Сомин. — Но это довольно быстро стало избыточным. Смайлик стал замещать собой точку, и точка исчезла. А вот восклицательные и вопросительные знаки со смайликом не конфликтуют. Мы спокойно можем поставить вопрос и потом смайлик. Так что появляются новые правила. Что касается самой точки, то в двухтысячные годы, в общем, проблем с точкой в конце предложения не было — стоит и стоит. Но уже в 2010-х люди скорее от них стали отказываться, нормой стало отсутствие точки, а ее наличие стало маркированным и переосмыслилось — она превратилась в знак недоброжелательности».

Этих наблюдений (и для русского интернета, и аналогичных для других языков) оказалось достаточно, чтобы сформулировать общие принципы развития речи в чатах, которые относятся и к пунктуации.

Формализуя и собирая все отличия онлайн-речи, греческий лингвист Яннис Андруцопулос выделил три основных свойства, которые сказываются на ее развитии:

  • проникновение языковых средств устной речи,
  • стремление к экономии средств выражения,
  • стремление скомпенсировать сложность.

Проиллюстрировать эффект компенсации сложности можно как раз на примере эволюции обыкновенного смайлика. Сначала для упрощения исходный вариант :-) редуцируется до :), а затем, еще до дальнейшей редукции, происходит наращивание: удвоение и утроение скобок превращает «смешно» в «очень смешно», а «грустно» — в «очень грустно». А когда смайлик лишается двоеточия, то одинарная скобка «)» перестает что-то значить и становится нейтральным знаком, а двойная скобка «))» становится аналогом предыдущего полноценного смайлика :).

«Тут получается такая красивая эволюция: если где-то что-то упростилось, значит, где-то что-то должно усложниться, чтобы забрать на себя функцию этого упрощения, — объясняет Сомин. — Как, например, во французском с „Qu’est-ce que c’est?“».

А что во французском с «Qu’est-ce que c’est?»

Это же происходит и с остальными знаками препинания. Например, с восклицательными и вопросительными знаками — которые можно ставить не только один (или три), а два и любое другое число. Правда, если знаков становится слишком много, то уловить семантическую разницу между семью и восемью знаками подряд становится сложнее. И для анализа !!!!!! и других подобных высказываний нужны статистические методы, которые используют например для анализа повторов букв в твитах.

Похожим образом эффект компенсации работает, например, и в разговорной речи. Для понимания высказывание не должно быть слишком сложным. Например, недавно лингвисты показали, что говорящему часто приходится выбирать между сложным синтаксисом и сложными словами. Если устная речь богата лексически, то она почти всегда будет проще грамматически, а если человек, наоборот, использует сложные конструкции, то в предложениях будет меньше редких и сложных слов.

Чтобы полнее передавать сказанное или написанное, не теряя при этом его содержания и не добавляя нового, речи нужно держать баланс — быть не слишком сложной (чтобы на анализ сказанного не терять слишком много времени), но при этом и не слишком простой (чтобы не обрастать многозначностью трактовок). В случае с «Qu’est-ce que c’est?» к этому балансу можно приблизиться, компенсируя упрощение фонетики усложнением грамматики, в случае со сложными высказываниями — компенсируя упрощение грамматики усложнением терминологии, а в случае с онлайн-перепиской — компенсируя избавление от одних пунктуационных знаков добавлением других.

От грамматики к отношению

В результате работы этих закономерностей — стремления к упрощению, имитации устной речи и компенсации сложности — и возникает узус, на который мы опираемся, формулируя свои высказывания в сети. При этом в разных языках он немного свой. На его формирование влияют случайные события и культура, которые приводят к развитию пусть похожих, но все же различных практик в разных языках. Те же самые закрывающие скобки (уже без двоеточия), которые так любят ставить в русскоязычном интернете, совсем не распространены в других сегментах сети.

Почему так? Исследований этого вопроса пока нет. Так что остается только гадать. Например, скобка в конце сообщения для многих стала дежурной нормой, своеобразным аналогом американской улыбки — которая значит «все нормально», а не какую-то особую радость. Почему неулыбчивые русские, оказавшись в интернете, внезапно начали там по-американски друг другу улыбаться — уже другой вопрос. Культурная компенсация.

В итоге где-то ставят больше скобок, где-то — точек, где-то — точек с запятыми. А где-то точки просто пропали. Поэтому если в конце предложения появляется знак — привычная точка или что-то новенькое, — то явно не для того, чтобы обозначить конец предложения. Лингвисты тоже это отметили: у знаков препинания при переезде на экраны мобильных телефонов изменилась функция.

В нормативных текстах у знаков препинания выделяют две основные функции: грамматическую и интонационную (или просодическую). Часто эти функции становятся основой и для классификации пунктуационных знаков. Например, в русской лингвистике традиционно говорят про отделительные (точки и другие знаки в конце предложения), выделительные (скобки и кавычки) и разделительные знаки (запятые и точки с запятыми).

Но бывает, что знаки препинания — в первую очередь восклицательные знаки, тире и запятые — передают интонацию, а не блюдут грамматический порядок предложения. В зарубежной лингвистике группы могут быть немного другими, но так или иначе принципы классификации сводятся к тем же функциям.

Пунктуация в чатах наследует нормативной письменной пунктуации, поэтому полностью грамматической и интонационной функции запятые и точки не лишаются. Но важнее становится другая — прагматическая цель, то есть с помощью нее автор высказывания как-то задает контекст (в первую очередь эмоциональный) и передает свое отношение к высказыванию. В репликах из трех или пяти слов нет ни времени, ни места для подробного описания контекста или степени серьезности. Это нужно сделать наиболее экономно.

Поэтому, чтобы собеседник правильно считал настроение высказывания, нужны специальные короткие знаки. Знаки препинания на эту роль отлично подходят — хотя, конечно, сгодятся на нее не только они. Эмодзи, каомодзи и смайлики, странная КаПиТаЛиЗаЦиЯ и многократное повторение символов (!!!!!11 или ????????) выполняют ту же роль. Иногда различные средства заменяют друг друга, иногда — взаимодействуют, иногда берут на себя разные функции.

Часто прагматическая роль пересекается с семантической, — и кроме отношения еще частично задает и значение сказанного. Сомин в качестве примера такого пересечения приводит уточнение в многократных скобках: «С одной стороны, написанное в середине предложения в пяти скобках — это то, что я считаю неосновным, как бы сообщаю шепотом. Но с другой стороны и какой-то дополнительный смысл в это вкладывается: это то, что я думаю реально, но не говорю вслух. Но почти всегда функция пунктуации тут — это прагматика».

Правила точек

Правил нет. Хочешь ставить точки — ставь. Не хочешь — не ставь. Правила определяются не фиксированной нормой, а узусом. Вслух они не проговариваются, а формируются только практикой, распространяясь от человека к человеку, как инфекция.

Антон Сомин сравнивает распространение странной пунктуации в цифровых сообщениях с появлением в языке заимствований:

«Например, несколько человек одновременно начинают использовать слово хайп — остальные подхватывают. И оно, как ковид, распространяется. Это ни словарем толковым не регулируется, ни инструкциями, ни в школе этому не учат — тем не менее, оно распространяется. Довольно быстро. У меня, например, так было с большими и маленькими буквами. Я долго еще писал каждое предложение с большой буквы. А потом стал подстраиваться под собеседников, не рефлексируя, автоматически. Все пишут с маленькой буквы — ну я тоже пишу с маленькой буквы. Сейчас, правда, у нас появился автокоррект, поэтому сообщений с большой буквы снова стало больше, чем раньше. С пунктуацией точно так же: мы подстраиваемся под собеседников и автоматически, не рефлексируя, забираем себе в использование это все — то, чему мы научились, читая эти тексты».

Едва ли правило не ставить точку в конце предложения кто-то будет записывать. Или регламентировать количество восклицательных знаков в зависимости от контекста. Практика все так же будет доминировать над нормой.

Если не хочешь опасаться за ложную интерпретацию своих сообщений, то, возможно, стоит следовать за узусом и от точек отказаться.

Но правила не ставить точку нет. Так что я буду продолжать ее ставить. Буду. Продолжать. Ставить.

Конечно, не потому, что я всех ненавижу (((((очень хочется верить! — от ред.)))))). Но все равно — точка, которая переехала в сообщение, сейчас значит немного больше, чем окончание мысли. Точка стала чем-то большим, чем просто точка.

Современный узус считает, что точка — симптом раздражения и злости, но узус не словарь, он текуч. Прагматика знаков меняется, идет следом за контекстом их употребления. Поэтому можно ставить точки, заражать ими собеседников и таким образом менять узус.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.
Копье, мясорубка и дрель

Сумеете ли вы угадать значения профессиональных жаргонизмов?

Зачастую специалисты используют в разговоре слова, значение которых людям со стороны непросто понять. Испытайте свою интуицию – или продемонстрируйте знание профессионального жаргона – в нашем тесте, составленном совместно с многопрофильной олимпиадой «Я – Профессионал». Попробуйте отличить специфическую лексику филологов от финансистов, а словечки программистов – от терминов педагогов.