Зациклиться на устойчивости

Как модернизация всех этапов производства и ответственность потребителей могут привести к устойчивому развитию

Под термином «устойчивое развитие» (от англ. sustainable development) понимается ответственный подход к развитию общества, который должен обеспечить устойчивость нынешнему и будущим поколениям. За последние 40 лет это понятие претерпело серьезные изменения — из размытой и почти утопической идеи оно трансформировалось в конкретную концепцию, поддерживаемую международным сообществом. Рассказываем, как менялся взгляд на устойчивое развитие и почему организация этапов производства играет значительную роль в его достижении.

Этой статьей N + 1 продолжает проект «Когда рассеется дым». Он посвящен концепции снижения вреда от табакокурения, никотину, этическим, биохимическим исследованиям, а также фундаментальной науке, которая связана с этим явлением, — токсикологии, вопросам открытости данных и многому другому. Проект подготовлен при поддержке компании «Филип Моррис Интернэшнл» в России. Мнение авторов статей может не совпадать с позицией компании.

Цена развития

Словосочетание «устойчивое развитие» впервые появилось в официальном документе в 1980 году на конференции Международного союза охраны природы. К тому моменту ученым стало очевидно, что деятельность человека поставила биосферу на порог экологического кризиса: по всей планете экосистемы страдали от загрязнения и нередко уничтожались, а многие биологические виды оказались под угрозой исчезновения из-за прямого истребления или утраты местообитаний.

Суматранский орангутан (Pongo abelii), вид которого находится под угрозой вымирания из-за вырубки тропических лесов на Суматре и их замене на плантации масличных пальм.

Это означало, что если люди хотят сохранить природные блага для следующих поколений, то потреблять их нужно с учетом экологических ограничений. Иными словами, в то время термин «устойчивое развитие» подразумевал экономический рост без ущерба окружающей среде.

В поисках правильного пути развития в последующие годы ученые и политики осознали, что государства слишком отличаются друг от друга своей экономикой, культурой и проблемами. Прийти к устойчивому развитию, поместив их в одинаковые рамки экологических ограничений, вряд ли возможно: для многих стран приоритетными остаются борьба с голодом, бедностью и социальным неравенством. Без решения этих проблем им будет сложно минимизировать ущерб окружающей среде. Поэтому акцент в обсуждении сместился на социальную справедливость и сбалансированность, анализ глобальных проблем, совершенствование законодательства и ответственность производителей.

В 2015 году ООН опубликовала 17 целей в области устойчивого развития. Как минимум три из них недостижимы без участия бизнеса, а именно: достойная работа и экономический рост; индустриализация, инновации и развитие инфраструктуры, а также ответственное потребление и производство. Общество осознало, что бизнес несет значительную ответственность за социальное благополучие — на протяжении последних десятилетий крупные корпорации оказывают помощь развивающимся странам, где размещают производство. Помимо обеспечения людей рабочими местами они финансируют местное образование и здравоохранение, создают инфраструктуру и оказывают гуманитарную помощь во время пандемии COVID-19.


Милосердный цикл

Жизненный цикл любого продукта состоит как минимум из четырех этапов, каждый из которых подразумевает воздействие на окружающую среду: добычи ресурсов, производства товара, потребления и утилизации. На протяжении многих десятилетий практически повсеместно этот процесс был не цикличным, а линейным: более не пригодные к употреблению товары отправлялись на полигоны твердых бытовых отходов или сжигались. Но в своем стремлении к устойчивому развитию компании сталкиваются с необходимостью минимизировать ущерб окружающей среде. Для этого они соединяют все этапы между собой и переходят на экономику замкнутого цикла (от англ. circular economy).

Такой путь куда сложнее, чем классическая линейная экономика, однако помимо очевидного преимущества для сохранения окружающей среды — минимизации использования исчерпаемых ресурсов — он предполагает выгоды и для общества в целом. Реализация экономики замкнутого цикла создает рабочие места, потому что бизнесу необходимы специалисты, которые смогут решить возникшие технологические, экологические и юридические задачи. При этом в долгосрочной перспективе такое производство не станет дороже линейного: согласно исследованию Фонда Эллен МакАртур, благодаря экономике замкнутого цикла Евросоюз сможет ежегодно экономить до 630 миллиардов долларов на затратах на материалы — преимущественно это коснется сектора автомобилестроения.


Этап первый: ресурсы

Существует три основных способа снизить экологический ущерб на этапе добычи сырья. Можно усовершенствовать непосредственно способ добычи, заменить исходное сырье на более экологичное или — хотя бы частично — перейти на вторичное сырье.

Зачастую способы добычи ресурсов сопряжены с негативным воздействием на окружающую среду: исчерпанием невозобновимых ресурсов, деградацией земель, уничтожением лесного покрова и загрязнением окружающей среды. К примеру, для производства многих продуктов питания и бытовой химии сегодня используется пальмовое масло. Высокий спрос на этот растительный продукт обеспечил рабочими местами многих жителей Малайзии и Индонезии, но ценой этому стала вырубка тропических лесов — теперь с территорий этих стран углекислого газа выбрасывается больше, чем поглощается.

Тропические леса — это также ключевой регион для выращивания кофе и какао. Производство таких продуктов оказывает существенную нагрузку на окружающую среду: ради плантаций вырубаются леса, при выращивании используется большое количество минеральных удобрений, а большие участки монокультур привлекают опылителей и отвлекают их от соседних растительных сообществ, из-за чего снижается их биоразнообразие.

Обработка уже полученных плодов тоже достаточно ресурсоемкая — при одном только удалении мякоти с килограмма кофейных плодов тратится до 40 литров пресной воды. В настоящее время крупные производители пытаются сделать эту сферу более прозрачной и устойчивой. Lavazza запустили линейку органического кофе, который выращивается на фермах, сертифицированных по целому ряду экологических показателей. Бренд бесплатно обучает фермеров рациональному ведению сельского хозяйства, управлению бизнесом и поддерживает сохранение тропических лесов в амазонском бассейне. Компания Mars планирует инвестировать 10 миллиардов долларов в устойчивое выращивание какао, чтобы поддержать фермеров и сохранить тропические леса.

Во многих развивающихся странах работники, задействованные в добыче полезных ископаемых для производства, не получают достойную оплату труда и жертвуют собственным здоровьем. Например, в бедных странах Африки добыча драгоценных камней нередко происходит в районах военных действий. Полученное сырье затем продается ювелирным производителям, а вырученные деньги тратятся не на справедливую оплату труда, а на военные операции и деятельность террористов. Добытые таким образом камни называют «кровавыми».

Обычно компании не заготавливают сырье для своей продукции самостоятельно, а обращаются к поставщикам. В этом случае важно убедиться, что закупки соответствуют требованиям устойчивого развития. В наше время это делать проще благодаря экологическим сертификациям и маркировкам. Так, ответственные типографии используют только бумагу, одобренную Лесным попечительским советом (FSC). Она производится при соблюдении правил ответственной лесозаготовки и распространяется через прозрачные цепочки поставок.

Некоммерческая организация CDP (Carbon Disclosure Project) ежегодно предоставляет рейтинг экологичности компаний, оценивая их по воздействию на климат, сохранению лесов и рациональному использованию водных ресурсов. Philip Morris International является одной из десяти компаний, которая вошла в списки «А» по всем трем экологическим показателям. Во многом этого получилось достичь благодаря заботе о социально-экономическом благополучии табачных фермеров в странах присутствия.

Приблизиться к устойчивому развитию также помогает замена материала, который необходим для получения продукции. К примеру, выращивание органического хлопка, хоть и подразумевает использование альтернативной энергии, отказ от пестицидов и ручной сбор, все еще несет большую нагрузку для окружающей среды. Более экологичными альтернативами для текстильной промышленности могут стать конопля и эвкалипт, из которых производят ткани хемп (или пеньку) и тенсел. Эти культуры относительно неприхотливы и дают больше волокна, которое требует меньше химической обработки. При этом гектар конопляного поля поглощает больше углекислого газа из атмосферы, чем лиственный лес. В России также становятся популярными изделия из крапивы.

Волокна, получаемые из конопли.

Хотя бы часть исходного сырья очень часто можно заменить на вторичное, причем его источники могут оказаться самыми неожиданными — например, пластиковым мусором с пляжей и отмелей. Проект Parley for the Oceans занимается его сбором и переработкой в полиэстеровое волокно. Кроссовки из такого материала уже можно купить у Adidas, Nike и Stella McCartney. Важным полимером из морского мусора стал и нейлон. Усилиями проекта Bureo из переработанных рыболовных сетей производят солнцезащитные очки, рюкзаки, купальники и даже скейтборды.


Этап второй: производство и ретейл

Здесь повышение устойчивости также возможно несколькими способами: за счет перехода на более чистые источники энергии, снижения выбросов загрязняющих веществ и углекислого газа в атмосферу, а также переработки образующихся в процессе отходов.

Доля альтернативных источников в мировой энергетике остается сравнительно невысокой и составляет суммарно не более 20 процентов от общей выработки, лишь в отдельных странах достигая 50 процентов и более. Главная причина этого заключается в том, что длительное время инвестиции в производство альтернативной энергии уступали инвестициям в добычу ископаемого топлива. Сейчас эта тенденция меняется, но во многих государствах «зеленые» инвестиции все еще невелики. Это замедляет развитие целых отраслей — например, создания синтетического авиационного топлива.

Сейчас авиация производит до 3,6 процентов от суммарных антропогенных выбросов парниковых газов за счет сжигания керосина — продукта перегонки нефти. Для производства синтетического керосина, напротив, не приходится извлекать из недр планеты углеводороды: в качестве исходного сырья применяются углекислый газ из атмосферы и водород, выделяемый из воды. Обеспечение таких заводов энергией от сжигания полезных ископаемых может свести на нет попытки сократить углеродный след производства. Однако подобные заводы с привлечением энергии альтернативных источников уже существуют в Германии и Нидерландах. Топливо, которое там производится, имеет нулевой углеродный след.

В России «зеленую» энергию активно применяет ряд компаний. Например, IKEA использует более 1000 солнечных панелей и не менее пяти ветрогенераторов для своих магазинов в 9 регионах. Там, где доступа к альтернативной энергии нет, компании модернизируют производство, повышая его энергоэффективность: в помещения монтируются автоматизированные системы учета ресурсов и управления зданием), светодиодные лампы, датчики движения и системы диммирования (регулирования яркости света).

В некоторых странах развивается «зеленое» строительство, которое покрывает не только нужды производства. Администрация Лондона работает внутри здания Сити-Холл, которое построено с применением тепло- и энергосберегающих технологий. Часть необходимой администрации электроэнергии генерируется в солнечных панелях.

Для снижения количества токсичных выбросов компании оборудуют свои предприятия датчиками и фильтрационными установками, а для переработки отходов производства организуют их раздельный сбор и договариваются с подрядчиками об утилизации. Важный шаг к снижению общего количества отходов — это уменьшение упаковки и работа над ее составом. Успехов на этом направлении достигла «Кухня на районе». Это серьезное достижение, учитывая, что бренд является частью одной из самых избыточных и сложных в плане использования упаковки сфер — доставки еды в одноразовой таре.

Публичные компании ежегодно представляют отчеты об устойчивом развитии. Эти документы позволяют оценить реальные достижения в области рационального и осознанного ведения бизнеса и производства, не полагаясь на обещания и планы на будущее.

По сравнению с 2019 годом, в 2020 году компания Philip Morris International в России сократила общий объем потребления энергии на 10 процентов, а прямые и косвенные выбросы парниковых газов — на 27 и на два процента соответственно. К 2025 году компания планирует также сократить количество пластиковых отходов производства на 50 процентов (по сравнению с 2021 годом). Уже сейчас 99,9 процента отходов на фабриках отправляются на переработку.


Этап третий: потребление и использование продукции

Большая часть производимых товаров используются совсем недолго: около 99 процентов выбрасывается не позднее, чем через шесть месяцев. К примеру, из 350 миллионов тонн пластика, производимых ежегодно, 200 миллионов становятся отходами в первые дни или даже часы после покупки, так как используются в качестве одноразовой упаковки. Это приводит к накоплению большого количества практически не поддающихся разложению пластиковых отходов в окружающей среде, а также загрязнению мирового океана опасным для морских обитателей микропластиком.

Морская черепаха, запутавшаяся в брошенной рыболовной сети.

Единственный способ бороться с этим — отказаться от установки на краткосрочное (и тем более одноразовое) использование большей части товаров. Иногда такие инициативы поощряются государством. Например, в Турине, чтобы сократить потребление воды в пластиковой таре, установили киоски с бесплатной питьевой водой - там ее можно набирать и в свою тару.

Компании поддерживают ответственное потребление через сокращение ассортимента и организацию предзаказов, а в сфере продаж одежды — еще и с помощью внедрения концепции медленной моды (от англ. slow fashion). Такой подход подразумевает выпуск ограниченных партий предметов одежды высокого качества, которые будут в моде несколько сезонов подряд. Так, к примеру, делает российский бренд Costume Code, предлагая заказывать одежду по индивидуальным меркам, сшитую из старых ненужных вещей. Некоторые люди переходят к повторному использованию одежды, покупая ее в секонд-хендах — считается, что это также помогает избежать перепроизводства.

Одна из наиболее проблемных для устойчивого потребления сфер — это цифровая техника. Срок жизни у гаджетов гораздо дольше, чем у некачественной одежды или одноразовой упаковки. Но даже будучи совершенно целыми, они могут стать непригодными к использованию из-за планируемого устаревания: спустя несколько поколений устройств производители перестают поддерживать старые. Некоторые производители находят решение для этой проблемы: например, Samsung предлагает возможность использовать старые смартфоны в качестве датчиков звука и освещения в системе умного дома. Большое значение играет и ремонтопригодность техники. Зачастую чинить ее сложнее и дороже, чем купить новую. Недавно компания Apple анонсировала программу Self Service Repair, благодаря которой покупатели получат возможность самостоятельно ремонтировать устройства — для этого она выпустит в продажу оригинальные комплектующие и инструменты, а также опубликует на своем сайте инструкции по ремонту.

Устойчивый тренд последних лет — это выпуск экономичных средств, которые служат дольше или расходуются медленнее, чем их предшественники. Производители добиваются этого за счет больших упаковок и пересмотра составов продуктов. К примеру, прямо сейчас растет популярность твердых шампуней, которых хватает на длительный срок: один брусок весом 60 граммов эквивалентен 600 миллилитрам жидкого шампуня (2-3 бутылки). В производстве таких шампуней затрачивается меньше воды, их упаковка весит меньше пластиковой бутылки и может быть произведена из вторичного картона без использования пластика. Кроме того, они занимают меньше места при транспортировке, и это помогает сократить углеродный след от грузоперевозок.


Этап четвертый: утилизация

Рано или поздно любые товары становятся отходами. И компании, стремящиеся к устойчивому развитию, должны взять на себя ответственность за их утилизацию. При этом материалы значительно отличаются по своей пригодности к переработке. PET (полиэтилентерефталат), из которого делают пластиковые бутылки для напитков, легко и относительно дешево перерабатывается в полимер с исходными свойствами и может быть использован для прежних целей. При этом методика его переработки за последние годы значительно усовершенствовалась. Если раньше его подвергали термомеханической обработке, получая на выходе менее качественное сырье, то теперь появилась возможность применять кутиназу — фермент, легко получаемый из листового компоста. Он позволяет переработать PET с эффективностью 90 процентов всего за 10 часов. Напротив, вспененный полистирол (из которого делают лотки для овощей, фруктов и мяса), поливинилхлорид, чековая бумага и некоторые другие виды отходов переработать практически невозможно.

Даже поддающиеся переработке материалы не всегда доходят до сортировки и переработки. Чтобы упростить их сбор, а заодно привлечь потребителей, бренды стимулируют возвращать использованные товары (причем не обязательно собственного производства) в обмен на скидки, подарки или специальные условия трейд-ин (trade-in). Иногда из собранных материалов можно создать новый товар прежнего назначения без потери коммерческой выгоды — например, одежду для апсайклинг-коллекций, для создания которой используются фрагменты поношенных вещей и обрезки тканей, оставшиеся на производстве. В других случаях материал может послужить основой для новых товаров. Так, российская косметическая компания Don’t touch my skin принимает на переработку баночки от своей косметики (они произведены из пластика 5PP или 1PET), а затем совместно с брендом Recycle Object создает из них игрушки и бижутерию.

С середины 2019 года PMI Россия занимается утилизацией электрической системы нагревания табака IQOS — и за это время удалось собрать более 150 тысяч устройств. В фирменных магазинах принимают как уже неиспользуемые комплекты устройств, так и их отдельные элементы (держатели, блок питания, кабель, чистящее устройство и аксессуары). Далее эти отходы перерабатываются на заводе-партнере в Ярославской области.

Ответственность за успех

Усилия компаний не должны ограничиваться модернизацией всех этапов производства и потребления для снижения ущерба окружающей среде. Важным шагом на пути к устойчивому развитию принятие компаниями социальной ответственности: участии в благотворительности, просвещении и поддержке местных общин, а также соблюдении гендерной справедливости при найме сотрудников. Так, недавно Garnier совместно с National Geographic Creative Works анонсировал запуск образовательной кампании об осознанном потреблении. С ее помощью компании уже к 2025 году планируют мотивировать 250 миллионов человек изменить свой образ жизни в сторону более экологичного.

Аффилированные компании ФМИ в России совместно с фондом «Без рек как без рук» участвуют в проекте «Чистая Волга», который стартовал в августе 2020 года. На первом этапе провели экологический мониторинг вод реки на предмет загрязнения микропластиком и собрали бытовые отходы вдоль береговой линии (были охвачены акватории Нижнего Новгорода, Чебоксар, Казани, Самары, Волгограда и Астрахани). Также компания выступает партнером «России без мусора» — совместного образовательного проекта National Geographic и Всероссийского общества охраны природы. Проект собирает информацию о мусоре в России и способах обращения с ним, чтобы научить как можно большее количество людей участвовать в решении проблемы отходов.

На фоне изменения климата, загрязнения окружающей среды и вытекающих из этого социальных проблем вопрос достижения устойчивого развития стоит все более остро. Однако есть надежда, что не только в бизнесе, но и в контексте международной политики оно перестанет быть утопией.

В 2021 году Китай и Россия — страны, активно использующие углеродное сырье и занимающие соответственно первое и четвертое место в мире по суммарным выбросам CO2 — объявили о цели достижения углеродной нейтральности к 2060 году. На недавней климатической конференции СОР-26 в Глазго развитые страны взяли на себя обязательство инвестировать до 100 миллиардов долларов ежегодно для помощи развивающимся странам в переходе к низкоуглеродной экономике. Кроме того, они достигли исторических договоренностей по борьбе с обезлесением и повсеместному сокращению угольной энергетики.

Данная статья не является рекламной и преследует социально значимые цели предупреждения потенциальных потребителей табачных изделий о вреде, наносимом потреблением табака, и просвещения населения и информирования его о вреде потребления табака и вредном воздействии табачного дыма на окружающих.


Марина Попова

Другие материалы проекта «Когда рассеется дым»:

  1. «Антропология курения». Отвечаем на вопрос, можно ли изучать взаимодействия человека с табаком как социальный феномен.
  2. «Иголка в стоге данных». Рабираемся, что такое системная токсикология и зачем она нужна.
  3. «Брось курить или молчи». Рассказываем, что такое концепция «снижения вреда» и каким образом она (не) работает;
  4. «Затяжное счастье». Бросить курить очень сложно — в этом материале объясняем почему.
  5. «Одобрено государством». Рассказываем, как Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) защищало потребителей от вредной продукции;
  6. «Не курить». Табак годится не только для производства сигарет. Рассказываем, как это растение используют ученые.
  7. «Ученые (не) доказали». Вспоминаем, когда громкие исследования отзывали из авторитетных научных журналов и почему.
  8. «В чистом виде». Никотин – основной фактор, вызывающий зависимость от табака, но есть у него и полезные свойства. О них рассказываем в этом материале.
  9. «Биохимия курильщика». Выясняем, как вычислить курильищка и что, помимо никотина, содержится в сигаретах и табачном дыме.
  10. «По секрету всему свету». Рассказываем, как ученые делятся результатами исследований друг с другом и со всем миром и какие трудности вынуждены преодолевать.
  11. «Полезная рутина». Объясняем, как из осознанных действий рождаются автоматизмы и почему быть под контролем привычки не всегда плохо.
  12. «Древняя натура». Продолжаем разговор о привычках. Теперь смотрим на животных: есть ли у них привычки и бывают ли они вредными?
  13. «Горе от коллективного ума». Очевидные, кажется, решения по снижению вреда иногда попросту не работают. В этом материале разбираем несколько таких примеров.
  14. «Большие биологические данные». Рассказываем, как в современной биологии и биомедицине происходит работа с огромными массивами данных.
  15. «Чип спешит на помощь». Разбираемся, почему ученым до сих пор сложно обойтись без подопытных мышей, а где модельные организмы можно заменить системами из живых клеток на кремниевой подложке.
  16. «Вырастим будущее». Выясняем, как биотехнологии могут помочь людям в борьбе с болезнями и обеспечить надежное будущее нашей планете.
  17. «Это хроническое». На сложном примере разбираемся, что такое хроническое заболевание.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.