Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать)

Апотропеи, персоны, горгонейоны

Какие маски были в античности и от чего они защищали

Какие маски были у людей античности — и зачем они им были нужны? Рассказываем о том, как и почему древние греки и римляне прикрывали лица усопшим, какую функцию выполняли театральные маски вне стен амфитеатров и от каких врагов защищала маска Медузы Горгоны.

Гиппократ, известнейший медик античности, считал, что воздух — «пневма» — источник распространения заболеваний. Воздух содержит «болезнетворные миазмы», вдыхая которые, человек заболевает. Но поскольку защититься от воздуха невозможно, Гиппократ и его последователи советовали сменить место жительства.

Вот что пишет, например, один из Псевдо-Гиппократов (именем Гиппократа подписывали самые разные медицинские трактаты):

Но когда болезнь какая-либо будет действовать эпидемически, тогда очевидно, что не образ жизни причиною ее, но то, что мы вводим в себя дыханием, и, очевидно, именно это последнее вредит нам каким-то болезненным заключающимся в нем выделением.

«О природе человека», пер. В.И. Руднева


Таким образом, защищаться от дыхания больного человека нет смысла, ибо болезнь распространена в воздухе. Именно его и следует очищать, меньше вдыхать, а то и вовсе сменить.

Римляне, конечно же, думали точно так же, как и греки. Вот как устами Гнея Тремелия Скрофы рассказывает о своем дальнем предке древнеримский писатель Марк Теренций Варрон:

Вот наш Варрон: когда войско и флот стояли в Коркире и все дома были полны больных и умерших, он проделал новые окна и открыл дорогу северному ветру; преградил доступ зараженному воздуху, переставил двери, принял ряд других подобных же мер и благодаря своему усердию вернул домой своих спутников и домочадцев здравыми и невредимыми.

«Сельское хозяйство», пер. М.Е. Сергеенко


Зато в античности были в ходу маски другого применения — от забвения ушедших близких, от мирского, от скуки и печали, от пустоты места обитания и, конечно же, защиты от врагов. О них мы и поговорим.

Маски от забвения — погребальные

По вполне понятным причинам сферой самого раннего применения масок в древности были религиозные обряды. Погребальная маска — статусный атрибут похорон. Уже для Восточного Средиземноморья четырехтысячелетней давности изготовление масок умерших правителей — вспомним Древний Египет и потрясающую маску Тутанхамона — традиция.

В древнегреческой культуре мы такие маски встречаем в микенских гробницах середины второго тысячелетия до нашей эры. Генрих Шлиман, который открыл миру эти погребальные сооружения, связал их с легендарной микенской династией Атридов, а самую эффектную назвал «Маской Агамемнона» — не атрибутировав, конечно, а посвятив царю Микен XIII века до нашей эры, хорошо известного благодаря гомеровской «Илиаде». Не так уж важно, что находки Шлимана старше Атридов лет на 300. Они — свидетели тому, что маска-апотропей (защитник от злых духов) сохраняла индивидуальные черты лиц умерших в мире, где еще не было портретов на надгробиях.


Ту же роль — сохранение внешнего облика умершего — играли маски и в культуре этрусков в VII в. до н.э. Этот италийский народ практиковал кремацию: в гробницу в Кьюзи ставили урну с пеплом покинувшего мир живых, и на нее прикрепляли бронзовую маску. Позднее урны стали изготавливать с крышками в виде человеческой головы с лицом, а на саркофагах появились скульптуры лежащих фигур, изображавших похороненных в них.

Из этого обычая выросла римская традиция делать из воска посмертные маски родственников и хранить их в домашних ларариях. На основе этих масок заказывали бюсты из более долговечных материалов — дерева, глины или даже мрамора. Таким образом уже ушедшие в мир иной представители рода «оставались» в доме, охранять и защищать своих потомков.


Считается, что традиция изготовления этих бюстов, поскольку стремилась к реалистичной передаче черт усопших, привела древнеримское искусство к портретной скульптуре.

В первых веках нашей эры в Римском Египте греко-римское влияние на местные погребальные традиции привело к новому способу сохранения лиц усопших. На деревянных досках в технике энкаустики (расплавленными красками с добавлением воска), а позднее темперными красками рисовали погрудные портреты. Одежда, прически, украшения выписывали настолько реалистично и тщательно, что они служат подспорьями в определении датировки погребений. Эти картины клали в могилы — прямо на мумии. По месту первых находок в современном искусстве они получили название «файюмских портретов».



Маски от мирского — культовые

Маски носили не только мертвые, но и живые. Участники мистерий — тайных культовых празднований — переодевались в богов и их спутников. Помимо одежды и атрибутов часто использовались и соответствующие маски.

Но вот беда: большинство таких мистерий следовали широко известному правилу Бойцовского клуба. Поэтому подробных описаний этих таинственных мероприятий в античных источниках нет.

Тем не менее, известно, что в пришедших в древнюю Европу с Востока культах маски играли не последнюю роль. 

Например, в римских ритуалах почитания египетских богов присутствовала маска собакоголового Анубиса. Вероятно, о ней речь в «Жизнеописаниях августов», когда рассказывается, что император Коммод «брил голову и носил изображение Анубиса», да еще и «больно ударял по бритым головам жрецов Изиды мордой идола» (пер. С.П. Кондратьева).

В трактате древнеримского историка Аппиана есть рассказ о нетривиальном использовании такой маски во время проскрипций второго триумвирата:

Эдил Волузий попал в проскрипционные списки; у него был друг, участник мистерий Исиды, он выпросил у него культовое одеяние и, надев на себя полотняное, доходящее до ног платье, нацепил собачью голову и в таком виде пробрался, якобы совершая таинства, к Помпею.

«Гражданские войны», пер. Е.Г. Кагарова.


Стены одной из гостиных знаменитой Виллы Мистерий под Помпеями расписаны фресками в так называемом II «стиле». И хотя у специалистов нет единого мнения насчет происходящего в росписи, принято считать, что это изображение дионисийских ритуалов. Здесь в одной из сцен юный сатир держит маску лысого бородатого старика – Силена, спутника Диониса. Есть версия, что, эта маска предназначена другому сатиру, есть – что это символ неких возможностей, открывающихся после инициации.


Маски для проявления чувств

Самыми доступными и популярными масками в Древней Греции были театральные.

В VI веке до нашей эры античный театр уже отделился от религиозных мероприятий с песнопениями и инсценировками. Театральные пьесы теперь пишут профессиональные авторы (Феспид, Фриних, Эсхил), сформировалась структура театрального представления, развивается изготовление театрального реквизита (масок, нарядов и т.п.) и техническое оснащение постановок. Появились специальные сооружения для представлений — театры.  

Маски нужны для того, чтобы зрители на задних рядах, понимали, что за персонаж вышел на сцену — программок с либретто тогда не было, а маска сразу дает понять: это женщина средних лет или Аполлон.


Прогресс потребовал и некоторой унификации реквизита. Обычно маски делали из ткани, вымоченной в гипсе или обмазанной гипсом. Затем ей придавали вид с каким-нибудь стандартизированным выражением лица. Маска белого цвета чаще обозначала женского персонажа, темного – мужского, а оттенки и текстура сообщали детали. Например, изрезанный морщинами лоб — старый человек, гладкий лоб — веселый человек, немножечко морщин — серьезный человек. Иногда у масок было две разных брови: например, «веселая» и «грустная», и актер поворачивался к зрителям только одной стороной лица. Смуглые мужские маски означали здоровье, желтизна болезнь, белые говорили об изнеженности, а красные, багровые, кирпичные оттенки использовали для злых и раздраженных лиц.

К маске прикрепляли подходящие парики и завязки для удержания ее на голове актера. Маски героев, богов и прочих персонажей имели характерные атрибуты. С течением времени масок становилось все больше — в «Ономастиконе» римского автора II века нашей эры Юлия Поллукса описано уже 28 трагических маски и 44 комических.

В трагедии сами лица на масках часто были весьма условны – никто не знал, как выглядел Агамемнон или Эдип на самом деле. Так что мастер, который изготавливал маску, мог брать в качестве образца лица своих знакомых. Главное, чтобы тот соответствовал всеобщему представлению о герое.

А вот в комедиях, где часто выводились не только абстрактные горожане, но и известные всем Афинам политики, маски могли передавать индивидуальные черты лица. Например, в комедии Аристофана «Всадники» есть строки, которые дают понять, что использование портретных масок в сатирах могло плохо обернуться не только для ее автора комедии, но и того, кто сделал маску. Аристофан направил свою комедию против стратега Клеона — прямо его имя в пьесе звучит лишь раз, но у главного отрицательного героя есть прозвища. Одно из них – кожевник – сразу давало понять зрителям, о ком речь. Все Афины знали, что у Клеона есть кожевенная мастерская. И, как сообщают современники Аристофана, никто из изготовителей театрального реквизита не взялся сделать для комедиографа портретную маску влиятельного и мстительного Клеона.  

Аристофан мимо этого, естественно, молча не прошел: в одной из сцен комедии, когда рабы рассказывают зрителям о своей тяжкой доле, что стала еще печальнее из-за появления в доме некоего кожевника-пафлагонца, один из них ободряет случайно проходящего и втянутого в авантюру колбасника:

Да ты не бойся, не походит маскою
Актер на пафлагонца: испугался он!

«Всадники», пер. А.И. Пиотровского.



В отличие от греческого, римский театр был скорее развлечением, нежели серьезным мероприятием. Большей популярностью, чем серьезные трагедии, в Риме пользовались жанры попроще: мимы, флиаки, ателланы, паллиаты. Маски в этих комедийных представлениях похожи на греческие, но более карикатурны. Изготавливали и украшали их практически так же, как и в Греции.


Маски от домашней скуки

Театральные маски использовали не только в театральных постановках — это еще и один из самых популярных элементов дизайна интерьера в древнеримском доме. Причем чем концептуальнее тот был, тем более разнообразно фигурировали в нем маски. При этом, как кажется, аутентичный театральный реквизит был не так популярен, как предметы с изображением масок.

Театральный реквизит, а также сцены из музыкальных представлений, включая культовые, появляются на фресках т.н. II «стиля» с 80 года до нашей эры. На росписях маски лежат на поверхностях, висят на стенах, присутствуют в натюрмортах, сопровождают богов, драматургов, актеров — яркие, разноцветные, с разнообразными выражениями лиц.

Помимо собственно театральных масок, в интерьере часто встречаются маски Силена — спутника и наставника бога Диониса, часто бывавшего под хмельком. Маска Силена включала в себя лысину (или наоборот – всклокоченные волосы) и бороду, и на фресках обычно прилагалась к картинам с отсылками к дионисийскому культу.


Не отстают и другие виды интерьерного декора. Мозаичные картины с изображением масок появляются на стенах и украшают полы. Ранее мы уже рассказывали о богатом и изысканно украшенном Доме Фавна в Помпеях: мозаика на пороге атрия этого поместья изображает пышную гирлянду из виноградных лоз, цветов, листьев и фруктов. Гирлянду украшают две трагические маски. Похожая гирлянда обрамляет другую мозаику внутри дома — с изображением маленького Диониса верхом на льве.


Театральные и музыкальные представления — вообще популярный сюжет в древнеримской мозаике. Мозаичисты создавали весьма реалистичные изображения с помощью мелких тессер – кусочков стекла или камня, тщательно подобранных по оттенкам. Такие картины обычно набирали по имеющимся в арсенале бригады мастеров рисункам. Впрочем, в индивидуальном порядке мог быть исполнен и эскиз на заказ.


Из различных мест античного мира до нас дошли также терракотовые маски. Их использовали во время отправления культов: в качестве обетных приношений в храмы или как части погребального инвентаря. В то же время они, сохраняя свои апотропеические (то есть защитные) свойства, становятся объектом эстетического восприятия – ими украшают жилище внутри и снаружи. Для этого маски делают из других, более долговечных, материалов, например, мрамора. Такие украшения называются осциллами.


К слову, именно многочисленным изображением античных масок на посуде, фресках, мозаиках, в виде терракотовых статуэток, архитектурных элементов — и, конечно, описаниям в литературных источниках — мы обязаны нашим знанием о том, как они выглядели. Поскольку и культовые, и театральные маски делали из недолговечных материалов: ткани, кожи, дерева — ни одной до нашего времени не сохранилось.


Маски от врагов

В этом качестве самой знаменитой «маской» можно считать голову легендарной Горгоны Медузы. Единственная смертная из трех горгон, змееволосая Медуза могла взглядом превращать живых существ в камень. Аргосский герой Персей сумел победить ее, смотря на ее отражение в своем щите. Таким образом он избежал прямого взгляда в глаза горгоны и отрубил ей голову. Позднее голова несколько раз пригодилась Персею, чтобы обратить в камень его врагов.  


Богиня мудрости Афина, которой впоследствии Персей пожертвовал голову горгоны, поместила ее изображение на свой щит. На самом же деле горгонейон – изображение отрубленной головы горгоны Медузы – еще с архаического времени считался в Древней Греции оберегом от сглаза, порчи, злых духов и т.п. Его использовали для украшения оружия, доспехов, одежды, посуды, бытовых предметов, украшений, даже монет. Часто в виде горгонейонов изготавливали терракотовые архитектурные детали зданий – особенно антефиксы.


При этом за несколько столетий лик Медузы претерпел совершенно фантастические изменения. Из зубастой, бородатой, страшной, даже отталкивающей морды в VII-VI веках до нашей эры уже к V веку до нашей эры она превращается в лицо миловидной женщины, пусть и со змеями вместо волос. А еще через две тысячи лет Медуза — уже прекрасная коварная обольстительница.

Если горгонейоны – защита от неосязаемой и невидимой опасности, то забрала военных шлемов в виде личин – от вполне явной. Шлемы с такими масками или сами маски изготавливались из железа или бронзы. Они были похожи на лица статуй и имели отверстия на месте глаз и носа, иногда рта. Часть из них была найдена в погребениях римских кавалеристов-варваров, а часть на территориях военных лагерей римских легионов и вспомогательных частей армии и в кладах.

У специалистов до сих пор нет единого мнения о применении таких шлемов в реальном бою. Но что их использовали в турнирных состязаниях (hippika gymnasia), сообщают античные источники. Древнеримский историк II в. н.э. Флавий Арриан в своем трактате о военном деле пишет:

Сами же они выступают, облачившись в железные или позолоченные бронзовые шлемы в соответствии со своим рангом или в зависимости от отличий в искусстве вольтижировки, чтобы еще и этим самым привлекать к себе взоры зрителей. Шлемы же эти, в отличие от тех, что изготовлены для битвы, не прикрывают только голову и щеки, но делаются схожими с лицами всадников и закрытыми со всех сторон, имея напротив глаз отверстия такого размера, чтобы не мешать зрению, но предоставить защиту очам. А султаны прикрепляются к ним желтые, не столько для пользы дела, сколько для красоты. Ведь при конной атаке они, даже при слабом ветре, очень красиво развеваются из-за этого небольшого дуновения.

«Тактика», пер. А.К. Нефедкина.

Также существует предположение, что железные шлемы с личинами и минимумом декора все же могли носить на поле боя знаменосцы — вексиллярии, аквилиферы, сигниферы.


Интересный факт: личины таких мужских предметов, как военные шлемы, изображают не только мужские лица. Часть таких масок имеет не только женские черты лица, но и дамскую прическу с украшениями. В связи с чем общепринято предположение, что кавалерийские турниры с использованием шлемов с масками могли представлять амазономахию – сражение воинов с амазонками. Другая гипотеза (профессора Б. Ранкова) сближает личины воинских шлемов с масками римской пантомимы, близкой и понятной широким кругам населения Римской империи.

И тут мы возвращаемся к исходному характеру использования масок – культовому и развлекательному. Таким образом, маски – один из древнейших атрибутов человечества. Они предоставляли практически любую защиту на протяжении всей истории. Сферы их применения весьма разнообразны даже сейчас. Но в эпоху пандемии на первый план вышли медицинские маски – наиболее оптимальное и эффективное средство индивидуальной защиты. Не забывайте использовать их в местах, где невозможна рекомендованная врачами дистанция. Берегите себя и близких.


Юлли Улетова

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.