В октябре 2015 года экспедиция университета Цинциннати (США) обнародовала первые итоги раскопок гробницы микенского воина, найденной недалеко от древнего Пилоса, одного из важнейших городов древней Греции. Погребение, датируемое примерно 1500 годом до нашей эры, оказалось неразграбленным и чрезвычайно богатым, поэтому раскопки велись без огласки. Зато, когда первая публикация состоялась, стало понятно, что пилосский «воин с грифоном и бусами» — одно из самых интересных открытий в археологии за последние годы. В понедельник, 6 ноября 2017 года, та же экспедиция распространила пресс-релиз о замечательном предмете из погребального инвентаря пилосского воина: агатовой печати, на которой изображен поединок двух воинов.

За время, проведенное в гробнице, печать покрылась неприглядной известковой коркой, поэтому ее изучением занялись не сразу: сначала все силы были брошены на останки воина и найденные рядом с ним костяную пластину с грифоном (отсюда общее название комплекса), золотые предметы и бронзовое оружие. Но когда агатовую «бусину» длиной 3,6 сантиметра расчистили, то увидели на ней сцену битвы, выполненную с беспрецедентной тщательностью. Размер некоторых деталей составляет всего полмиллиметра, и разглядеть их удалось только под микроскопом; при этом они поразительно точны.


Вот увеличенный и специально подсвеченный фрагмент печати:

Мы видим упавшего воина, лежащего спиной к нам, и меч. Обратите внимание на меч, в частности на характерные, задранные вверх «рога» гарды и навершие рукояти с полоской. Такой меч хорошо известен, его относят к минойскому типу A. Подобное оружие находили и на Крите, и в материковой Греции, в частности, в Микенах:

Повторим, речь идет о миллиметрах, но все технические детали прекрасно видны. Посмотрите на рукоятку меча, который нашли в погребении нашего пилосского воина:

Художник, резавший печать, был прекрасно знаком с современным ему оружием. Впрочем, с анатомией у него тоже было все хорошо: на печати отчетливо видны и рельефные мышцы спины упавшего воина, и его вывернутая ладонь, и даже выпуклые кончики пальцев.

Упавший воин и воин, которого добивает длинноволосый герой, носят клетчатые набедренные повязки. Одежду длинноволосого составляет только повязка и что-то вроде гульфика. На земле лежат ножны с шарообразным навершием, такие же мы видим у длинноволосого воина.

Подобные ножны можно рассмотреть на так называемом миниатюрном фризе из Акротири. Вот сценка из этой знаменитой фрески; у двух персонажей слева из-за спины видны ножны с навершиями шариками:

Обращает на себя внимание большой щит, которым прикрывается противник длинноволосого героя. Похожий щит можно видеть на прямоугольной золотой печати из третьей шахтовой могилы круга А в Микенах. Вот прорисовка этой печати:

В Микенах была найдена золотая печать со сценой боя, которая напоминает эпизод, изображенный на агатовой печати из Пилоса. Но на микенской картинке четыре участника: главный герой, закалывающий мечом противника, еще один противник прикрывается большим щитом и колет копьем, еще один человек сидит, побежденный, на земле.

Попытки привязать пилосскую сцену к одному из многочисленных эпизодов сражений в «Илиаде» или «Одиссее» ни к чему не приводят: троянская война, из которой выросли обе поэмы, произошла, вероятно, около 1200 года, то есть на двести лет позже погребения воина с грифоном. Сами же поэмы сложились много веков спустя, а записаны были еще позже.

В то же время действительно трудно удержаться от спекулятивного сопоставления с какой-нибудь сценой из пятой песни «Илиады», где рассказывается о подвигах кровожадного греческого героя Диомеда:

               Так распаленный Тидид меж троян ворвался, могучий.
               Там Астиноя поверг и народов царя Гипенора;
               Первого в грудь у сосца поразил медножальною пикой,
               А другого мечом, по плечу возле выи, огромным
               Резко ударив, плечо отделил от хребта и от выи.
                                                                                          (пер. Н.И. Гнедича)

Руководители пилосской экспедиции Джек Дэвис и Шэрон Стокер осторожно рассуждают о том, что у микенцев и минойцев могли быть общие героические предания и сцена на агатовой печати, может быть, иллюстрирует одно из них.

Дэвис и Стокер убеждены в том, что пилосская печать, как минимум, должна войти в учебники по истории искусства как образец тончайшей и сложнейшей крито-минойской глиптики. «Никто и предположить не мог, что минойцы создавали такие произведения искусства. Их интерес … к движению и человеческой анатомии значительно превосходит наши представления о них», — цитируют Дэвиса в пресс-релизе университета Цинциннати.

Всего в погребении пилосского воина было найдено три тысячи артефактов, но далеко не все из них уже расчищены, так что наверняка это – не последняя история о замечательно интересном археологическом открытии.


Юлия Штутина

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.